ТРУДНОСТИ ДИАЛОГА В МИЛАНЕ

ПОЛИТКОМ

В Милане в рамках саммита АСЕМ прошла встреча «нормандской четверки» — лидеров России, Германии, Франции и Украины. По словам пресс-секретаря Владимира Путина Дмитрия Пескова, разговор начался с обсуждения газового досье. Однако главным вопросом остается урегулирование украинского кризиса.

Накануне встречи канцлер Германии Ангела Меркель выдвинула России три требования: отвести от границ Украины свои войска, создать условия для проведения парламентских выборов на территории всей Украины, а также обеспечить контроль над российско-украинской границей. По словам Меркель, добиться прогресса по итогам переговоров не удалось. Зато Путин и Порошенко договорились о поставках газа на зимний период, что является временным решением конфликта с риском его последующего возобновления.

В преддверии визита Путина в Милан, Кремль пошел на несколько символических шагов, которые можно расценивать как попытку очертить красные линии, в рамках которых Москва допускает смягчение позиции, но за их пределами на уступки идти не готова. Так, было принято решение отвести российские войска от границы Украины. Надо признать, что Россия делает это уже не в первый раз. Как рассказал Reuters пресс-секретарь канцлера ФРГ Штеффен Зайберт, российские власти перед «важными международными встречами» делают заявления, которые в итоге не выполняются или «выполняются частично». Зайберт подчеркнул, что администрации Меркель это известно, «к сожалению, по опыту». Он также отметил, что «окончание учений» является важным, но недостаточным шагом на пути урегулирования украинского кризиса.

В Москве, кажется, постепенно привыкают к жесткой позиции Европы, хотя официальная риторика пока не меняется и остается подчеркнуто дружелюбной по отношению к европейским странам. Поэтому показательно, что за несколько дней до саммита в российских СМИ вышло сразу два интервью высокопоставленных силовиков: секретаря Совбеза России Николая Патрушева в «Российской газете» и главы президентской администрации Сергея Иванова в «Комсомольской правде». Патрушев посвятил свое интервью полностью российско-американским отношениям, заявив, что «американские правящие круги сделали все возможное, чтобы обеспечить господство над крупнейшими источниками сырьевых ресурсов нашей страны и Центральной Азии, а также транзитными путями их экспорта. Вашингтон планировал распространить сферу своего прямого влияния на районы Черного моря, Кавказа и Каспия». «Единственным препятствием для реализации планов американцев по взятию под полный контроль соответствующих месторождений и транспортных коридоров оставалась Россия, сохранившая военные возможности нанесения неприемлемого ущерба Соединенным Штатам», — сказал он, назвав украинский кризис продолжение стратегии «уязвимых мест», разработанной в 70-е годы Збигневом Бжезинским с целью развала СССР, а теперь России. Он также возложил ответственность за развал СССР на Вашингтон. В логике Патрушева на сегодня США ставят перед собой лишь одну задачу – развал России в ее нынешнем виде, и никакой диалог с США уже невозможен по вине последнего.

С другой стороны, в «КП» появилось более широкое по тематике интервью Сергея Иванова, который защищал достигнутый на Украине хрупкий мир. «На мой взгляд, все стороны конфликта, я имею в виду и ополченцев, и центральную украинскую власть, понимают, как бы сложно это не было, что альтернативы нет. Ну что, воевать до победного конца? То бишь до последнего украинца? Любой здравомыслящий человек понимает, что это путь к тотальной катастрофе», — заявил он.

На этом фоне важно подчеркнуть, что минский мирный процесс шел активнее, нежели буксовавший «нормандский формат», в рамках которого стороны встретились лишь один раз. Кроме того, требования Меркель, которые она озвучила в преддверии миланской встречи с Путиным, противоречат уже достигнутым минским договорённостям. Поэтому складывалась ситуация, при которой России удалось найти работающий формат урегулирования украинского кризиса, но в котором практически минимизирована была роль ЕС и США. Попытки США добиться включения в минскую рабочую группу своих представителей понимания не нашли.

В связи с этим интервью Патрушева и Иванова практически в один день были призваны подчеркнуть, во-первых, геополитический контекст происходящего для России (роль Патрушева), жизненно важное значение украинской проблематики для России и, во-вторых, отсутствие альтернативы реализуемому украинскому мирному процессу в рамках минского формата (что следует из слов Иванова).

На этом фоне показательно и заявление Дмитрия Медведева, который назвал крайне жесткую позицию Барака Обамы в отношении России «аберрацией в мозгах». Новая перезагрузка отношений между странами, по мнению премьера, может иметь место только после возвращения к «нулевой позиции» и пересмотра Западом его политики санкций в отношении России, которую Медведев назвал «деструктивной и глупой». По его словам, в текущей ситуации это невозможно. Таким образом, Медведев продемонстрировал, что российская власть является консолидированной по вопросам внешней политики и безопасности (напомним, что в период своего президентства Медведев тесно сотрудничал с Обамой в проведении «перезагрузки»).

Таким образом, миссия Путина, по сути, заключалась в том, чтобы убедить, прежде всего, Германию и Францию присоединиться к минскому процессу, признав легитимность достигнутых в рамках него договоренностей в том виде, как это понимает Россия. Это было особенно хорошо видно на итоговой пресс-конференции Путина вечером 17 октября, где президент подробно рассказал о развитии минских соглашений. Путин продемонстрировал, что в рамках «минского формата» Россия готова идти на некоторые символические жесты. Путин даже употребил выражение «в Украине», принятое в этой стране, но оспариваемое критиками Майдана. Говоря о деталях мирного минского плана, он сделал два важных реверанса. Первое – поддержал закон «об особом статусе территорией», подконтрольных сепаратистам, вопреки позициям лидеров ДНР и ЛНР. Второе – декларировал политическую волю к обеспечению реального международного контроля над росийско-украинской границей, для чего планируется использовать беспилотники.

Однако, как бы Путин ни дистанцировался от украинского конфликта и сепаратистов, Запад этому не верит. Де-факто Германия требует полного неучастия России в делах ДНР и ЛНР, а также создание условия для обеспечения Киевом безопасности своей границы с Россией. В середине сентября о своих требованиях к России говорил также «Коммерсанту» источник в Госдепе США. По его словам, «прежде всего, мы ждем от России отзыва всех военнослужащих и военной техники с территории Украины; Россия также должна перестать оказывать поддержку вооруженным группам и наемникам на территории Украины; власти РФ должны отпустить всех заложников, в частности двух особо важных заложников – пилота Надю Савченко и крымского режиссера Олега Сенцова; кроме того, мы требуем установления контроля и безопасности на российско-украинской границе, а также восстановления суверенитета Украины над ее собственной границей при постоянном мониторинге со стороны Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ); наконец, мы настаиваем на создании буферной зоны безопасности по обеим сторонам границы – с украинской стороны и с российской стороны».

Таким образом, сами по себе минские договорённости ЕС и Россия трактуют по-разному, хотя и Россия, и ЕС ссылаются именно на минские документы. Председатель Европейского совета Херман ван Ромпей рассказал, что главной целью встречи в «нормандском формате» «было выполнение минского протокола и минского меморандума, включая перемирие, охрану границы и проведение выборов». По его словам, российский президент также заверил ЕС, что «РФ не заинтересована в создании нового «замороженного конфликта, нового Приднестровья». Ван Ромпей добавил, что во время переговоров Россия подтвердила поддержку сохранения Донбасса в составе Украины. Однако пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сказал, что «переговоры действительно трудные, полно разногласий, полно непониманий. Но тем не менее они все равно идут, идет обмен мнениями». Он также назвал «предвзятыми и негибкими» позиции по Украине некоторых участников переговоров. А по мнению немецкого канцлера, прогресса по украинскому вопросу в беседе во время завтрака достичь пока не удалось. «Я не вижу до сих пор вообще никакого прорыва», — цитирует слова канцлера агентство Reuters. «В некоторых деталях прогресс был, но главным вопросом остается нарушение территориальной целостности Украины», – добавила Меркель.

Поэтому переговоры в Милане в целом закончились лишь очередной фиксацией позиций. Кроме того, атмосферу испортил тот факт, что Владимир Путин опоздал на встречу с Ангелой Меркель, которой пришлось ждать своего коллегу почти 2 часа. Встречу сначала отменили, а затем она все-таки была проведена поздно вечером 16 октября. Это не добавляет доверия к российскому лидеру.

В то же время глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу назвал утренние переговоры «позитивными и успешными». Позитивными их назвал и Владимир Путин, для которого на сегодня уже сам факт ведения такого диалога является скорее оптимистичным фактором. Премьер-министр Италии Маттео Ренци, организовавший утренний завтрак в расширенном составе, заявил, что переговоры по Украине были конструктивными, но остаются большие разногласия. «Мы сделали важный шаг в дискуссии по Украине… Считаем важным включить Россию в решение международных проблем», — цитирует «Интерфакс» слова премьера. Россия должна вернуться в качестве решающего игрока на мировой арене. Такое мнение, по словам Ренци, разделяют европейские лидеры, которые позавтракали с Путиным и Порошенко. «Мы все разделяем мнение, что ее (России) роль важна во многих вопросах — борьбе с «Исламским государством», решении других региональных кризисов», — сказал премьер.

Владимир Путин также принял участие в сессии саммита в узком составе — в формате «ритрит»: это должно было подчеркнуть, что российский лидер сохраняет возможность и желание участвовать в полноценных дискуссиях о мировое политике. «Сессия, в которой наш президент будет участвовать, она самая интересная. Тема сессии: «Укрепление диалога и сотрудничества между Европой и Азией, направления дальнейшего развития АСЕМ», — говорил Сергей Ушаков перед началом ее работы. По словам представителя Кремля, на сессии запланированы короткие выступления, Путин также сделает небольшой доклад. На сессии планируется обсудить ситуацию в Азии и Европе, актуальные вызовы безопасности, включая терроризм, транснациональную преступность, пиратство, говорил Ушаков. В то же время, по его словам, подписание каких-то документов на саммите не предусматривается.

Попытался Путин и смягчить напряженную ситуацию с руководством Австралии. Ранее премьер-министр Австралии Тони Эббот пообещал устроить словесную дуэль с Путиным и применить против него «силовой прием». В ответ Дмитрий Медведев напомнил, что Путин владеет приемами дзюдо. Несмотря на эти перебранки, российский лидер обсудил с главой МИД Австралии детали возможного визита в эту страну. «К Путину подходила министр иностранных дел Австралии. Проговорили детали возможного пребывания Путина в Австралии на саммите «двадцатки», — заявил Песков.

Тем временем, с приближением зимы на первый план выходит не проблема мирного урегулирования в Украине, а газовый конфликт. Будучи в Сербии, Владимир Путин предупредил, что если ситуацию не удастся разрешить, то есть риски несанкционированного отбора газа Украиной. В таком случае России придется сокращать поставки газа на Украину, из-за чего пострадают уже европейские потребители. Однако в Милане на переговорах в многостороннем формате между Путиным и Порошенко, сторонам все-таки удалось как минимум договориться поставках газа Украине в зимний период. В последнее время Москва демонстрировала готовности смягчить позицию. В частности, Россия сократила требования по первому траншу киевского долга за природный газ с $2 до $1,454 миллиарда, а Украина сократила заявку на зимние поставки газа с 5 до 4 миллиардов кубометров. Вероятно, Москва на сегодня действительно готова «инвестировать» в мир с Украиной, смягчая жесткость применения «газового оружия». Тем не менее, достигнутые договоренности означают лишь, что газовый конфликт отложен на весну, и нельзя исключать, что к тому времени он разгорится с новой силой.

На протяжении десятилетий Россия пыталась опираться в диалоге с Европой на особые отношения с Германией, рассчитывая на авторитет и политический вес Берлина в контексте разрешения внутриевропейских противоречий. Теперь впервые ситуация кажется обратной: позиция Германии существенно жестче, чем ряда других европейских стран (Чехии, Словакии, Венгрии, Греции, Кипра). Пока Путин не отказывается от своей выжидательной позиции, при которой Европе дает время «одуматься» и прекратить бессмысленное, как говорит Путин, противостояние. Однако нынешний саммит показал, что Германия твердо остается при своих убеждениях, и отношения России и Европы продолжают оставаться тупиковыми.

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s