«ДЕЛО ЕВТУШЕНКОВА»: СИЛОВИКИ VS. ЛИБЕРАЛЫ

ПОЛИТКОМ

25 сентября, несмотря на попытки адвокатов добиться освобождения под залог в 300 млн. рублей, Мосгорсуд оставил основного владельца АФК «Система» Владимира Евтушенкова под домашним арестом. При этом условия его содержания остались жесткими: ему запрещено ходить на работу и пользоваться средствами связи. Тем временем, 26 сентября Генеральная прокуратура обратилась в арбитражный суд с требованием вернуть «Башнефть» государству.

Почти две недели под домашним арестом оставили ситуацию вокруг судьбы Владимира Евтушенкова весьма неопределенной. Судя по всему, сейчас основная борьба ведется вокруг условий его содержания, и этот вопрос, вероятно, как раз не является консенсусным для тех, кто влияет на принятие решений. Если арест Михаила Ходорковского в ноябре 2003 года был произведен в максимально жесткой, безусловной форме и вопреки публичным замечаниям многих статусных представителей власти, то положение Евтушенкова пока выглядит все-таки не столь однозначным.

Об этом свидетельствуют два факта. Первый – интригующая ситуация с якобы принятым 19 сентября решением суда изменить меру пресечения Евтушенкову на подписку о невыезде. Информация об этом поступила российским журналистам из ближайшего окружения бизнесмена, после чего это якобы подтвердил и сам бизнесмен. Однако вскоре информация была опровергнута официально. По одной из версий, распространение слухов об освобождении (в которые поверил и сам обвиняемый), стало результатом сознательной провокации. Целью могла быть проверка реакции окружения бизнесмена или, например, игра на прыгающих котировках «Башнефти». По другой версии, решение об освобождении якобы было действительно принято, но еще не оформлено судом. Просочившаяся информация в СМИ была «фальстартом» и в итоге спровоцировала более жесткую волну в отношении бизнесмена. Тогда же «источник, знакомый с ситуацией», заявил, что «мера пресечения Евтушенкову может быть ужесточена (за нарушение условий домашнего ареста) в виде запрета на общение по мобильному телефону». Вероятно, преждевременная утечка вызвала сильное раздражение в Кремле.

Удержание Евтушенкова под арестом (даже если он домашний) и изоляция от управления компанией не несет в себе политического смысла и выглядит явно избыточной мерой, учитывая аполитичность бизнесмена и отсутствие в этой истории аспектов политического противостояния с властью. Поэтому данная ситуация кажется более гибкой, особенно если сам Евтушенков не пойдет на политизацию собственного положения.

Отсюда второй факт – обращение следователя Весельева к судье Мосгорсуда с просьбой смягчить условия домашнего ареста Евтушенкова. Как описывал ситуацию «Коммерсант», Весельев, практически повторяя тезисы своего процессуального оппонента Козина, пояснил суду, что Владимир Евтушенков «осуществляет общее руководство крупной компанией» и его отсутствие, по мнению следствия, «негативно отражается на работе АФК и ее сотрудниках». «От деятельности и судьбы Владимира Петровича зависят тысячи людей, — заявил следователь. — И я не хочу, чтобы проблемы, возникшие у него, затронули права других граждан». С учетом этого обстоятельства представитель СКР попросил Мосгорсуд разрешить содержащемуся в загородной резиденции в Жуковке бизнесмену, во-первых, посещать столичные офисы АФК на улицах Пречистенка и Моховая с понедельника по субботу в период с 10 до 21 часа. А кроме того, позволить ему личные встречи и телефонные контакты с «сотрудниками, акционерами АФК, а также представителями Министерства имущественных отношений Башкирии». Это ведомство, напомним, выступает потерпевшей стороной в уголовном деле. Удивленный, по свидетельству «Коммерсанта» судья Юрий Пасюкин предложил адресовать этот вопрос Басманному суду, который и принимал решение о домашнем аресте Евтушенкова.

Сохранение жестких условий содержания Евтушенкова под домашним арестом произошло на фоне определенных надежд, что бизнесмен все-таки будет отпущен на свободу. Однако пока определенно можно сказать, что «силовикам» не удается добиться полноценного ареста (правда, и защитникам Евтушенкова – его освобождения).

Вопрос о том, на кого Евтушенков может рассчитывать – принципиальный, учитывая специфику функционирования путинского режима. Наличие политических связей в процессах, не имеющих лично для Путина исключительного значения, могут оказывать существенное влияние на развитие ситуации.

Идеологически Евтушенков может, в первую очередь, рассчитывать на поддержку либеральной части элиты, которая понимает все негативные последствия для инвестиционного климата России, отношений с иностранными инвесторами, репутации страны. РСПП написал обращение к Путину, глава Союза Александр Шохин также поговорил с премьером Дмитрием Медведевым, в президентство которого Евтушенков и приобрел «Башнефть». В этот период, как считается, Евтушенков делал политическую ставку именно на Медведева, которому, в свою очередь, было выгодно усиление позиций «Башнефти» в отрасли – в том числе посредством получения лицензии на разработку месторождений имени Требса и Титова. Однако, судя по всему, Медведев дистанцировался от конфликта.

К настоящему времени внутри власти авторитетных либералов практически не осталось, а те, кто сохранили свои позиции, становятся все более техническими фигурами. Например, Алексей Улюкаев публично позволял себе осторожно не соглашаться со многими решениями власти (например, по пенсионной реформе), однако его позиция лишь «принимается к сведению». Отдельные шаги Улюкаева и вовсе вызывают сильное раздражение. Речь идет об отсрочке реализации соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. По данным «Ведомостей», договоренность об отсрочке, не гарантирующая правку соглашения, спровоцировала ссоры. «В администрации произошел полный разрыв коммуникаций, и тех, кто участвовал в переговорах, включая Улюкаева, ругали на чем свет стоит», — сказал источник газеты. В такой ситуации заступаться за опальных бизнесменов значит ставить под угрозу свое собственное будущее. Максимум, что он может себе позволить – это назвать «непонятным» требование Генпрокуратуры вернуть «Башнефть» государству.

Внешние «либералы», которые часто неофициально консультировали Путина, кажется, утрачивают свои позиции. Алексей Кудрин в интервью Reuters фактически признал, что выпал из узкого круга людей, влияющих на принятие решений в России. Хотя еще в период массовых акций протеста он претендовал на роль посредника между «разгневанным средним классом» и президентом, подтверждая, что ему удается доносить свою точку зрения до Путина. Прошло два года и, вероятно, встречи прекратились. «Ведомости» в своей редакционной статье от 25 сентября тоже пишут, что «другие влиятельные прежде либералы, давно знакомые с Владимиром Путиным, в неформальных разговорах жалуются, что с началом крымской операции свиданий с президентом у них не было. Не по их, разумеется, инициативе. Вероятно, невозможностью влиять на экономическую политику в стране и объясняется необычно резкий тон Кудрина».

Дистанция от системных либералов, окончательно превращенных в технократов или экспертов, вымывание либералов с влиятельных государственных позиций – вряд ли процесс сознательный и политически направляемый. Видение и мнение либералов становится все менее востребованным в условиях нарастающего противостояния с Западом, причем приобретшим идеологический окрас. Алексей Кудрин в интервью Reuters подтвердил, что считает, что «нет какого-то решения, что мы будем создавать какую-то замкнутую или изолированную страну. Этого нет, я уверен. Никакой мобилизационной экономики никто сейчас не планирует. Но череда событий вынуждает пока проводить в определенных сферах такой промежуточный вариант изоляции или дистанцирования», — сказал он. Этот промежуточный вариант в любом случае создает более благоприятные условия и для «силовиков», часто привлекаемых для решения экономических споров, и для «дирижистов», предлагающих Путину решения в рамках политики реагирования на «политику сдерживания». Спрос на запретительные и более жесткие регулятивные меры усилился, а сами либералы часто вынуждены предлагать идеи, которые расходятся с их личным видением.

В такой ситуации апелляция к либералам может даже ухудшить положение Евтушенкова: ведь это может быть расценено как непатриотическое поведение. Поэтому совсем другой надеждой бизнесмена могут оказаться как раз влиятельные «силовики», которые между собой очень конкуренты. По некоторым данным, Евтушенков имел сильные связи с генералитетом ФСБ. Это может создавать определённые колебания «политической линии», которая при этом вряд ли будет пересмотрена благодаря подобным связам. Однако учитывая, что конечной целью «кампании» не является сам Евтушенков, рассчитывать на некоторое улучшение его положения, вероятно, все-таки можно.

Тот факт, что Евтушенков не является конечной целью (то есть Кремль не ставит задачи посадить его любой ценой на десяток лет), подтверждается отсутствием против него мощной информационной кампании в прокремлевских СМИ. Информационное поле относительно спокойно, близкие к власти эксперты молчат.

Конечной же цель, вероятно, является именно компания «Башнефть». 26 сентября Генпрокуратура подала иск в суд о возврате государству имущества «Башнефти», заявила официальный представитель Генпрокуратуры РФ Марина Гриднева. Суд по требованию Генпрокуратуры наложил арест на акции «Башнефти», принадлежащие АФК «Система». Гриднева пояснила, что в ходе проведенной проверки выявлены существенные нарушения законодательства при отчуждении предприятий ТЭК в Республике Башкортостан. «Учитывая, что распоряжение названными имущественными комплексами произведено в нарушение процедуры приватизации государственной собственности, помимо воли Российской Федерации, в целях защиты интересов государства Генеральной прокуратурой в Арбитражный суд Москвы предъявлен иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения и принятии обеспечительных мер в виде наложения ареста на акции ОАО «АНК «Башнефть», — сказала Гриднева.

Вероятно, от Евтушенкова в такой ситуации ждут только одного – не мешать процессу конфискации актива в пользу государства, как максимум – содействовать следствию. Его статус может быть переквалифицирован с обвиняемого на главного свидетеля, а сам он отделается лишь потерей одного из самых привлекательных своих активов. Однако не менее вероятен и негативный сценарий, означающий доведение дела до суда и обвинительный приговор. Причем в этом случае гораздо более значимую роль могут сыграть уже инерционные факторы, связанные с нарастанием политической роли «силовиков», авторов «кампании» против «Башнефти», для которых компромиссы с Евтушенковым – это проявление слабости и закладывание будущих рисков. Пример Ходорковского сейчас особенно красноречив.

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s