«ГУМАНИТАРНЫЙ КОНВОЙ»: НАЧАЛО ВОЙНЫ ИЛИ ПОДГОТОВКА К МИРУ?

ПОЛИТКОМ

Россия направила в Украину «гуманитарный конвой», который, как заявляет Москва, организован при поддержке ОБСЕ и Международного Комитета Красного Креста (МККК). Инициатива была крайне негативно встречена Киевом и сдержанно Западом, предупредившим Москву о недопустимости пересечения украинской границы без согласования всех вопросов с Украиной. 15 августа конвой подошел к пункту «Изварино», где будет в течение недели проверяться представителями МККК. На этом фоне Россия возобновляет переговоры с Киевом об украинском кризисе. 15 августа в Сочи прошла встреча глав администрации президента России и Украины, а 17 августа украинский вопрос обсуждался на встрече глав внешнеполитических ведомств России, Украины, Германии и Франции.

Идея о доставке гуманитарной помощи в Луганск появилась в крайне напряженной ситуации. США, НАТО и Киев неоднократно обращали внимание на настораживающую активность российских военных у границ Украины, численность которых достигла 45 тыс за последние 2 недели. В связи с этим опасения, что Россия может начать в любой момент военное вторжение на территорию Украину, были достаточно серьезными. Одновременно действительно крайне тяжелая гуманитарная ситуации сложилась в Луганске, где уже несколько недель жители находится без электричества, в практически полной изоляции от внешнего мира. В городе заканчиваются продукты питания, нарастает дефицит лекарств, парализованы практически все городские службы. Аналогичная ситуация сложилась и в Горловке, поблизости от Донецка. Факт гуманитарной катастрофы на территориях, подконтрольных сторонникам «республик», признали и в ООН.

На этом фоне инициатива о «гуманитарным конвое» выглядит тем максимумом, который Россия могла себе позволить, не идя на резкое ухудшение отношений с Западом, но при этом напрямую войдя в Украину. Саму идею Россия сначала попыталась согласовать в ОБСЕ и СБ ООН, но встретила ожидаемое сопротивление США и Украины, увидевших в этом попытку Москвы использовать гуманитарный предлог для введения войск в Украину и поддержки сепаратистов. В этой ситуации Россия буквально поставила мировое сообщество перед фактом, что такая помощь будет оказана. Дабы снять все подозрения в том, что в Украину проследует военный груз, Москва заручилась поддержкой МККК, который, однако, как стало потом известно, одобрил лишь саму идею, но имел мало отношения к ее исполнению. То же самое произошло и с ООН. 8 августа постоянный представитель России в ООН Виталий Чуркин сообщил, что структуры ООН поддерживают эту инициативу. Однако пресс-секретарь генсека ООН Пан Ги Муна сказал, что правительство Украины «справляется с ситуацией».

В действительности, Россия воспользовалась «слабым местом» западной политики: публично выступать против гуманитарной помощи там не принято, особенно когда предоставляются возможности проверить грузы. К миссии Кремль, вероятно, готовился давно. Загрузить почти 300 фур, пошить всем сопровождающим одинаковую форму – это явно не операция одной недели. Кроме того, создается впечатление, что некоторые предварительные договоренности имелись и с Киевом. На это указывается заявление бывшего президента Украины Леонида Кучмы. 11 августа он заявил, что конвой с гуманитарной помощью пройдет через Харьковскую область (т. е. через контролируемый украинскими властями пограничный переход). На границе планировалось лишь поменять номера фур на украинские и пройти таможенный контроль. Заявления МККК, что там не имеют полной информации о содержании фур, в России объясняли готовностью предоставить всю информацию и допуск к осмотру машин на границе с Украиной. «Российские власти сообщили нам, что конвой с гуманитарной помощью движется сейчас к границе с Украиной. На данный момент мы не отвечаем за этот конвой. Ряд важных деталей, в частности содержимое и количество помощи, должны быть еще прояснены. Мы находимся в контакте с российскими властями», — говорилось в сообщении МККК в Twitter. В нем указывалось, что сообщение российских властей об отправке конвоя застигло комитет «врасплох».

Однако изначальный план практически сразу сорвался. Вероятно, внутри Украины не было консенсуса относительно того, как реагировать на инициативу России. Там сначала попытались обвинить Россию в перехвате идеи Петра Порошенко, который, пока Москва загружала фуры, договаривался с канцлером Германии Ангелой Меркель и вице-президентом США Джо Байденом о поддержке своей идеи гуманитарной помощи Луганску под эгидой МККК. Речь шла о том, чтобы позволить России доставить грузы в Луганск, но в сопровождении украинских военных через подконтрольные украинской стороне пункты пропуска и без иностранного военного сопровождения. Глава МВД Украины Арсен Аваков в своем Facebook написал, что «никакой путинский «гуманитарный конвой» не будет пропущен через территорию Харьковской области. Провокация циничного агрессора на нашей территории не допустима».

Было ясно, что Киев готов принять груз только на границе в пункте, подконтрольном Украине – и с тем, чтобы он далее доставлялся на украинском транспорте. Аналогичную позицию заняли и США: представитель Госдепа Мари Харф заявила, что груз должен быть передан украинским властям на границе. В случае же попыток России доставить груз самостоятельно, это будет расценено как вторжение. МИД Украины назвал верхом цинизма действия России, охарактеризовав их как «террористическое миротворчество». Однако заместитель главы администрации президента Украины Валерий Чалый 12 августа признавал: «есть такое общее настроение, совет нам — пойти на такой шаг. И мы не можем игнорировать доверие, которое сложилось в последнее время, в том числе на высшем политическом уровне, между партнерами. Такая рекомендация существует, мы ее рассмотрели и приняли политическое решение».

Это означает, что Запад не готов к полноценному вооружённому конфликту между Россией и Украиной, рассматривая это как сценарий, который следует избегать. В ночь на пятницу МИД Украины заявил, что во избежание провокаций были достигнуты несколько технических договоренностей, которые позволят доставить российский гуманитарный груз на территорию, которую контролируют «террористы», написали «Ведомости». Однако доставлять грузы будут только представители МККК. Пограничный и таможенный контроль, а также оформление гуманитарных грузов будет проходить под наблюдением МККК и ОБСЕ. Такой формат рассматривался Россией как неприемлемый – в этом случае реально распоряжаться грузом могла украинская сторона, которая имела бы от этого имиджевые и политические выгоды (например, связанные с распределением помощи).

Пока же «гуманитарный конвой» реализуется как чисто российская инициатива, легитимность которой заканчивается на российско-украинской границе. Вопросов при этом меньше не стало. В интернете широкое распространение получили ролики, на которых видны черные военные номера фур (позднее они были заменены), а также солдаты. Колонна проследовала из Воронежа до района рядом с пограничным переходом Донецк (Россия) — Изварино (Украина), находящихся под контролем сепаратистов. Иностранные журналисты отмечали, что колонна была разделена на части и около 28 фур перешли границу без всякого контроля. К остальным без ограничений были допущены представители СМИ, которые были удивлены полупустыми машинами. Официально это объяснялось необходимостью иметь резервы на случай поломки фур по пути. Однако появились альтернативные версии: например, о намерении Кремля спланировать вывоз сепаратистов из Луганска и Донецка. Это кажется маловероятным: сделать это незаметно затруднительно, а сами сторонники «республик» никогда не имели трудностей с выездом с территории Украины, что доказывают их регулярные поездки в Москву.

Скорее всего, «гуманитарный конвой» — это часть большого плана по переформатированию всего проекта «Новороссия», который прекращает существование в нынешнем виде. Все это важно рассматривать в комплексе с произведенными недавно кадровыми перестановками в ЛНР и ДНР. В этом плане есть несколько ключевых частей. Первое – замена «героев» ЛНР и ДНР на более технические и малоизвестные фигуры, что должно было позволить сделать позицию «востока» более гибкой. Второе — до сих пор Россия в конфликте действовала опосредовано, выдвигая на первый план «жителей востока», от имени которых действовали получающие российскую помощь сепаратисты. Россия не идет на открытую военную поддержку и представляет конфликт как внутриукраинское дело. Правда, ситуацию в информационном пространстве сильно испортило заявление нового премьера ДНР Александра Захарченко, который признал, что получил подкрепление – «1 200 человек личного состава, которые проходили обучение в течение четырех месяцев на территории Российской Федерации». Также он упомянул о том, что ДНР получила 150 единиц боевой техники (правда, без прямого указания на источник – а сторонники «республик» утверждают, что отбили эту технику у украинцев, что Киевом отрицается). В результате канцлер Германии Ангела Меркель потребовала от России объяснений, а пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков опроверг лишь поставку техники.

Третье — начинается новый этап переговоров, причем без активного участия сепаратистов. Надо признать, что участие представителей «республик» в переговорах в Донецке или Минске (с участием Леонида Кучмы, ОБСЕ, а ранее Виктора Медведчука) по большей степени было профанацией, направленной на замораживание статус-кво. России было важно прекратить военную операцию и заставить Киев сесть за стол переговоров для обсуждения статуса регионов. Ни Киев, ни Запад подобный подход не приняли. Когда стало ясно, что инерция приведет к полному контролю Киева над территорией Украины, что будет означать полное геополитическое поражение России в борьбе за свой проект «Новороссии», в Кремле и было принято решение предпринять новые шаги.

Встреча глав администраций президентов Украины и России в Сочи 15 августа – первый контакт подобного уровня между официальными лицами России и Украины после февральской революции, если не считать короткого общения Путина и Порошенко в Нормандии в июне этого года. Примечательно, что украинская газета «Зеркало недели» 15 августа сообщила о том, что Путин и Порошенко за неделю до этого провели полуторачасовой телефонный разговор (другими источниками эта информация не подтверждена). 17 августа прошли напряженные и непростые пятичасовые переговоры четырех министров иностранных дел в Берлине. По их итогам глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер заявил, что хотя разговор был «тяжелым», но по некоторым пунктам диалога был достигнут прогресс, а формат дальнейших переговоров может быть определен до вторника. Показательно, что министры не остались на выступление Штаймайера и разъехались сразу по завершении встречи. Таким образом, заявление главы МИД Германии не носит статус совместного, что свидетельствует о принципиальных разногласиях. Министр иностранных дел Украины Павел Климкин написал о том, что «нет места компромиссу там, где государство должно пересечь свою красную линию. Украина ее не пересекла».

Четвертое — готовность России к прямым переговорам с Киевом не только не снижает риск войны между двумя странами, а даже повышает его. Военная техника продолжает поступать через российско-украинскую границу, а гуманитарный конвой, как минимум, порождает новые подозрения об обеспечении сепаратистов. В ночь на 15 августа журналисты зафиксировали переход границы российской военной колонной, которая шла с выключенными фарами. Вскоре Петр Порошенко заявил о вторжении России и частичном уничтожении техники. Генсек НАТО Андерс фог Расмуссен подтвердил, что у НАТО есть данные о заходе российской военной колонны на территорию Украины. «Я могу подтвердить, что прошлой ночью мы зафиксировали российское вторжение, пересечение границы Украины, — заявил Расмуссен журналистам в Копенгагене, где проводил консультации с министром обороны Дании. — Это еще одно подтверждение того факта, что мы наблюдаем непрерывный поток оружия и военных из России на восток Украины» — сообщали «Ведомости». Россия опровергла эту информацию, заявив, что никакой колонны, пересекавшей границу, не было.

Похоже, что активизация переговоров с Киевом вовсе не означает «слив» востока. Россия не заинтересована в том, чтобы республики прекратили свое существование. Ее задача – поддерживать жизнеспособность республик с тем, чтобы сохранять серьезные позиции в диалоге с Западом и Украиной. Если республики рухнут, то вести «жесткий торг» будет куда сложнее.

Отправка «гуманитарного конвоя» в Луганск для России стало едва ли не последней возможностью напрямую вмешаться в ситуацию, где силы АТО приблизились вплотную к цели окружить Донецк, полностью отрезав его от военной помощи из России. Причем решение реализовывалось очень быстро, что в целом свойственно стилистике Путина. Украинский конфликт переходит в новое качество, где, с одной стороны, появились возможности для прямого диалога между Киевом и Москвой, но, с другой стороны, возросли риски полноценного военного конфликта в результате случайного драматического развития событий. Ситуация становится менее предсказуемой и менее управляемой.

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s