Зачем Вам министры, господин Путин?

Моя колонка на «Слоне» про Сергея Белякова. Еще до его увольнения. 

Заместитель министра экономического развития Сергей Беляков сегодня – герой дня. После того как правительство тихо обсуждало и готовило решение о продлении моратория на накопительные пенсионные взносы в 2015 году (а скорее всего, и навсегда), а затем трусливообъявило об этом устами «высокопоставленного источника правительства» (это было в понедельник), Беляков написал в своем Facebook пост, что ему стыдно за принятое решение. Комментарии пресс-секретаря премьер-министра Дмитрия Медведева Натальи Тимаковой с предложением выполнять или уходить в отставку, вскоре были удалены, как и последовавшая затем небольшая дискуссия. Тимаковой не было стыдно, а Белякову стыдно. Социальные сети взорвались: «опять … (обманули. – Slon)».

Правительство, да и власть в целом оказались в очень некрасивой ситуации. Во-первых, потому, что ни у кого долго не находилось сил, чтобы прямо объявить, что такое решение обсуждается и что есть вероятность его принятия. Вместо этого чиновники с опущенными глазами раз за разом опровергали эти «слухи». И чаще всего опровергали именно представители МЭРа, потому что именно там и больше всего этому сопротивлялись. Вопрос о моратории никогда прямо не заявлялся на совещании у президента или заседании правительства у Медведева. Кто-нибудь может рассказать, когда и в каком составе обсуждалась эта тема среди вопросов официальной повестки и как было принято решение, о котором нам сообщили анонимы? Какие аргументы заслушаны? И как это будет объяснено народу? Только не нужно ссылаться на высказывания источников на страницах «Ведомостей».
А дело в том, что управление страной происходит в двойном режиме. Первый – официальный: совещания, протокол, сообщения на официальных сайтах. Это формат для легитимации тех решений, которые уже приняты в рамках другого, параллельного формата – политического, о котором знают лишь «вовлеченные». И в рамках этого формата все замыкается на Путина и его приоритеты. Нет никакого правительства, так как мнение министра экономики или министра финансов имеет значение для Путина ровно настолько, насколько это интересно в конкретной заданной ситуации. То есть когда спросят. А когда не спросят, деятельность министра не значит ровным счетом ничего, не считая традиционной бюрократической рутины и инерции.
Во-вторых, введение моратория – худший пример коллективной ответственности, о которой говорит Тимакова в своем комментарии к посту Белякова. «Сергей, правительство – это коллективная ответственность. Если очень стыдно – вы знаете, что делать. Если терпимо – вы сделали все, что смогли, принято политическое решение. Теперь надо исполнять», – этот комментарий уже удален, но внимательные пользователи социальной сети все прилежно сохранили. «Вы сделали все, что смогли»… То есть ничего сделать было нельзя. Так как ключевые ведомства правительства превратились в консультирующие бюро, куда обращаются по мере надобности.
На самом деле мораторий на пенсионные накопления – это пример коллективной безответственности. Сегодня эта фраза должна цитироваться повсюду: «Это не значит, что накопленное будет конфисковано, такого не произойдет никогда. Система накопительная не закрывается как проект. Мы должны гарантировать вкладчикам надежность, сохранность и эффективность использования их вложений. Я не хочу, чтобы снова появились обманутые вкладчики, только на этот раз вкладчики пенсионных фондов», – это слова Путина от 3 октября прошлого года. На тот момент бдительность и доверчивость граждан уже была усыплена совершенно цинично придуманной отмазкой по поводу того, что у НПФ деньги изымаются для того, чтобы провести акционирование НПФ: мол, почистят рынок и вернут деньги. А потом Россию накрыло Крымом, и деньги ушли туда (хотя официально признавшему это министру финансов Антону Силуанову пришлось потом неубедительно брать слова назад).
В-третьих, пора бы уже признать: страной правит коалиция «дирижистов» с популистами (социальный блок), а финансово-экономический блок правительства выполняет экспертные функции. Горячим сторонником отмены накопительной части пенсии всегда была Ольга Голодец. При ее активном участии эта тема обсуждалась еще в 2012 году. На ее стороне были глава Минтруда Максим Топилин, председатель Центрального банка Сергей Игнатьев и помощники президента России Татьяна Голикова и Эльвира Набиуллина. От этой коалиции осталась только Голодец с лояльным ей Топилиным. Теперь Набиуллина в ЦБ предупреждает, что заморозка пенсионных накоплений в 2015 году значительно затруднит размещение долговых бумаг Минфина. А в МЭРе Алексей Улюкаев прямо высказывается против отмены накопительной части. Зачем Вам министр экономического развития, если его мнение по его профилю полностью игнорируется, господин Путин?
Пост Белякова интересен не только словами «стыдно», что очень трогательно, но и такой весьма кричащей оговоркой во фразе про вредность моратория на пенсионные накопления для экономики. «Если это вообще аргумент», – добавляет Беляков в скобочках. А что есть аргумент для Путина, принимающего окончательные решения? Аргументы – это его рейтинг, это деньги здесь и сейчас на латание дыр, так как нет политической воли проводить структурные реформы и сокращать расходы, это жить сегодняшним днем, не думая о «завтра».
Путин по своей природе лидер, который никогда не умел заниматься долгосрочным планированием и редко следовал собственным обещаниям. Кто-нибудь еще помнит, как бурно начинались его 2000-е? Административная, налоговая, пенсионная реформы, компактное правительство и т.д. Все заглохло к 2003 году и после 2004-го ничего существенного из структурных реформ в экономике не было. Сплошной поток политических трансформаций. Путин навсегда застрял в стадии «сначала строим сильное государство, а потом реформы». Пора бы уже признать: потом не настанет никогда, и Россия обречена барахтаться в бесконечном государство- и суверенитетостроительстве. И все: экономика, финансы, бизнес – будет подчинено этому как вспомогательный потенциал. А ведь 1 августа был еще один пост Белякова, почти незамеченный. Замминистра предложил «запретить следующие словосочетания как подрывающие основы современного Российского государства и задающие неправильные ориентиры: инвестиционный климат, экономический рост, экономика (вообще), модернизация, диверсификация, развитие несырьевых секторов экономики, меры экономического стимулирования». Это приговор экономической политике России и конец правительственных экономистов.
Теперь Белякова критикуют и «охранители», и «либералы». И те и другие толкают к отставке. Первые – за нарушение «корпоративной этики». Вторые – за то, что долго был частью системы, а теперь, мол, хочет остаться чистеньким. Традиционная социальная расправа над тем, кто осмелился пойти против течения. Так вот пусть таких поступков будет больше. И пусть каждый чиновник задумывается о своей личной персональной ответственности за те решения, которые принимаются и реализуются по воле «национального лидера», предпочитающего потом отсиживаться в тени и прятаться за спинами министров, когда приходит время объясняться. Видимо, только для этого и нужны министры господину Путину.
Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s