МНОГОФОРМАТНЫЙ ДИАЛОГ

ПОЛИТКОМ

За последнее время процесс диалога вокруг Украины начал буквально расслаиваться, набирая внутри себя серьезные противоречия. Так, с одной стороны, шли переговоры, где центральную роль играла Германия и лично канцлер Ангела Меркель. Переговоры имели четырехсторонний формат, где помимо немецкой стороны были также Россия, Франция и Украина. До сих пор этот формат был ключевым, и именно в его рамках была выработана и реализовывалась «дорожная карта» под контролем ОБСЕ.

Этот процесс имел надежду на успех — так, Владимир Путин предложил Петру Порошенко разместить на пограничных пунктах Изварино, Должанское и Краснопартизанск со стороны РФ наблюдателей от Госпогранслужбы (ГПС) Украины и ОБСЕ (но при условии бессрочного продления перемирия, что было явно невыгодно украинской стороне).

Во-вторых, активизировался кулуарный торг с Порошенко, в результате чего появились такие относительно причудливые формулы компромисса: например, губернатор Днепропетровской области Игорь Коломойский согласился с перспективой назначения главой Донецкой области Виктора Медведчука, который на переговорах с сепаратистами являлся неформальным представителем Владимира Путина. Впрочем, возможно, Коломойский делал расчет на вероятные конфликты между Медведчуком и более радикальными пророссийскими силами, что могло ослабить всех оппонентов Киева.

В-третьих, и сами сепаратисты были готовы продолжить диалог, несмотря на все трудности (фактическое продолжение обстрелов с обеих сторон). Наконец, несколько смягчилась и риторика российской антиукраинской пропаганды. РБК, ссылаясь на данные «Медиалогии», указывало, что число негативных по отношению к украинским властям терминов в последнее время в прокремлевских СМИ снизилось. Сотрудник одной из провластных газет рассказал изданию, что неделю назад на летучке главным редактором было поручено в разы уменьшить количество материалов об ополченцах, а в тех статьях, которые будут выходить, не героизировать их. Также всем журналистам было поручено в своих материалах избегать в отношении Киева формулировок «фашисты», «хунта» и «убийцы». В целом же в подаче материалов газета, по словам редактора, всегда ориентируется на телеканал «Россия». Впрочем, корректировка информационной политики оказалась ограниченной – ее общая направленность осталась прежней.

В рамках «немецкого формата» к вечеру 30 июня сохранялась надежда, что диалог будет продолжен. Этому способствовали и сообщения пресс-служб Франции и России по итогам переговоров. В первом говорилось, что было решено подготовить соглашение о прекращении огня между Киевом и сепаратистами, установить контроль над российско-украинской границей силами Украины и ОБСЕ, освободить заложников и начать предметные переговоры (вероятно, речь идет о статусе восточных регионов).

Параллельно модель регулирования украинского кризиса обсуждалась в другом формате, который условно можно назвать «украино-американским» и в бОльшей степени ориентированным на контакты с США. В рамках этого формата ключевую роль играли совсем другие факторы. Во-первых, влияние Майдана: в центре Киева нарастала напряженность, связанная с действиями сторонников жесткого курса. 29 июня прошла многотысячная акция протеста на Майдане с требованием введения военного положения в восточных регионах страны и продолжения АТО. К протестующим присоединились и военные: представители добровольческих батальонов «Донбасс», «Днепр» и «Айдар».Во-вторых, для Порошенко сейчас очень важно добиться проведения досрочных выборов, для чего ему нужны политические успехи. Порошенко инициировал законопроект, который разрешит блокам участвовать в выборах, тем самым, создавая законодательную основу для формирования собственного избирательного объединения. Активные консультации ведутся и с внефракционными депутатами. Показательно, что по итогам встречи 30 июня радикально настроенный украинский националист Олег Ляшко заявил, что Порошенко, наконец, предложил то, чего от него все давно ждали: реализация плана Б (то есть возобновление АТО).

В результате продолжение военной операции привело к ряду существенных успехов, способных укрепить авторитет Порошенко – после нескольких дней боев ополченцы отступили из Славянска и Краматорска (после чего Нацгвардия Украины быстро заняла несколько городов – Константиновку, Дружковку, Артемовск, которые «республиканцы» не обороняли из-за отсутствия сил), а украинские войска вышли к окраинам Луганска. Особенно «знаковым» является переход под контроль Украины Славянска, который был не только тщательно укрепленным объектом, но и символом сопротивления. Значительной части вооруженных «республиканцев» во главе со Стрелковым удалось вырваться из окружения и добраться до Донецка, но там ситуация выглядит противоречивой. С одной стороны, в Донецке (а также в Луганске и Лисичанске) собраны значительные силы «республиканцев», а штурм городов чреват большими потерями для украинской армии и жертвами для мирного населения. С другой стороны, неясно, насколько все командиры ополченцев готовы вести уличные бои с трагическими последствиями для жителей (Стрелков был к этому готов, тогда как Игорь Безлер («Бес»), контролирующий Горловку, демонстрирует негативное отношение к подобной тактике). Также возникает вопрос, насколько все донецкие командиры захотят подчиняться Стрелкову, официально являющемуся министром обороны ДНР.

В-третьих, Порошенко в своих жестких действиях на Востоке в гораздо большей степени получает морально-политическую поддержку со стороны США, чем от Германии, которая была вынуждена взять на себя роль своего рода посредника между Москвой и Киевом. Показательно, что Дженнифер Псаки, официальный представитель Госдепа США, 30 июня, уже после разговора Порошенко с Меркель, Путиным и Олландом, заявила, что США поддержат любое решение президента Украины в отношении сепаратистов.

Таким образом, по мере складывания этих двух «форматов» регулирования украинского кризиса, между ними закладывалось и все больше противоречий. «Немецкий формат» в какой-то момент поддерживать оказалось все сложнее. Главная причина – консенсусное неприятие Западом двойной игры Владимира Путина, который, идя на определенные уступки, тем не менее, не отказывался от своего главного проекта по поддержанию «республик». Вероятно, что Ангела Меркель, которая взяла на себя определенную ответственность убедить Путина кардинально изменить свой подход, была вынуждена отступить, поняв, что глубокого пересмотра украинской политики России не будет. Определенное разочарование внесли и переговоры в Донецке, которые в действительности не касались проблем статуса регионов (а тут, вероятно, позиции сторон являются непримиримыми) и при этом не решали проблему установления мира. Легитимность таких переговоров также была под вопросом.

В итоге для Порошенко персонально более актуальным оказался «украино-американский формат», в рамках которого у него появляется возможность начать наступление на востоке, консолидируя вокруг себя основные постреволюционные политические силы. Германия и Франция, а также США, с которым Порошенко проконсультировался перед тем, как объявить о продлении АТО, выступать против военных действий на Юго-Востоке не стали.

Сбой «немецкого формата» означает и кризис российской тактики, которая строилась на том, чтобы сформировать растянутый во времени, тяжёлый, многоформатный переговорный процесс, замораживающий, по сути, нынешнее положение на востоке и сохраняющий возможность России одновременно играть и на доске переговоров, и на доске войны. Вероятно, Путин также рассчитывал, что это позволит ему минимизировать риски введения новых санкций.

Глубокое разочарование российского президента частично отразилось и в рамках его выступления на совещании послов и постоянных представителей Российской Федерации. Текст выступления, очевидно, готовился еще до решения Порошенко возобновить АТО и правился в ночь на 1 июля. Отсюда, как отметили многие наблюдатели, эмоционально подавленный вид президента. Путин заявил, что «нам», включая и коллег из Европы, не удалось убедить Порошенко «в том, что дорога к надёжному, прочному, долгосрочному миру не может лежать через войну». До сих пор Пётр Алексеевич [Порошенко] всё-таки не имел прямого отношения к приказам начать военные действия – теперь он взял на себя эту ответственность сполна, и не только военную, а и политическую, что гораздо важнее», — сказал Путин. Он высказал разочарование так и не начавшимся субстантивным диалогом, отказом Порошенко обсуждать с востоком новый проект Конституции. Путин также добавил, что «идёт целенаправленная работа по ликвидации представителей прессы. Это касается и российских, и иностранных журналистов. Кто боится объективной информации? Видимо, только те, которые совершают преступления».

Заметим, что большой резонанс вызвало убийство оператора Первого канала Александра Кляна, которое было осуждено и международным сообществом. Однако в журналистской среде убийство вызвало много вопросов, начиная с обстоятельства смерти и заканчивая причинами отсутствия у журналиста бронежилета. Репортер Forbes Орхан Джемаль, оказавшийся свидетелем обстрела, под который попал Клян, писал, что журналистов попросту подставили под пули, а сама эта трагедия будет использована в пропагандистских целях. 4 июля в Донецке был арестован один из видных деятелей ДНР, близкий соратник формального лидера «республики» Дениса Пушилина и председатель ее парламента Владимир Макович, которого обвинили в провоцировании конфликта, приведшем к трагедии. В то же время, официальный представитель СК России Владимир Маркин назвал виновным в смерти Анатолия Кляна Игоря Коломойского. Сам Коломойский 1 июля был заочно арестован российским судом.

Основным ответственным за украинский кризис Путин назвал Запад: отказ Порошенко от перемирия будет фактором ухудшения и российско-западных отношений, и, прежде всего, отношений с США. «Мы с вами должны ясно понимать, что события, спровоцированные на Украине, стали концентрированным выражением пресловутой политики сдерживания», — сказал он. Путин обвинил США в давлении на Францию: «Мы знаем о давлении, которое наши американские партнёры оказывают на Францию с целью не поставлять «Мистрали» в Россию. Мы знаем даже о том, что намекали на то, что если французы не поставят «Мистрали», то и с банков потихонечку снимут санкции, во всяком случае их сильно минимизируют», — сказал российский президент, имея ввиду штраф, выписанный банку BNPParibas за нарушение режима санкций против Судана, Кубы и Ирана. А чуть ранее российский МИД сообщил, что власти Украины могли отказаться от продления перемирия на востоке под влиянием извне – явный намек на Госдеп США. Министр иностранных дел России Сергей Лавров также в телефонном разговоре с госсекретарем США Джоном Керри заявил о недопустимости потакания Киеву в его линии на силовое подавление протестных выступлений в Юго-Восточных регионах, призвав США использовать свои возможности, чтобы убедить украинские власти в пагубности избранного ими курса. Заместитель секретаря Совета безопасности России Евгений Лукьянов также указал, что стратегическую линию для Киева разрабатывают советники из США.

Урегулирование украинского кризиса, временно суженное до проблем Востока, после сбоя «немецкого формата» начало принимать более размытый, широкий характер противостояния России и Запада. Путин дал поручение МИДу подготовить предложения с акцентом на недопустимость попыток внешнего воздействия на российские внутриполитические процессы. Заместитель секретаря Совбеза России Евгений Лукьянов заявил, что одной из основных целей политики украинского «евромайдана» является дальнейшее продвижение НАТО на восток. «Можно обойтись малой ценой — ввести войска НАТО под предлогом обеспечения безопасности стратегических объектов, например, АЭС. И какая тогда разница для России, как это будет называться — член НАТО или территория, где размещены войска НАТО? Такой сценарий тоже возможен», — добавил Лукьянов. Риторика Путина также возвращается к вопросам расширения НАТО и отставания интересов разделенного «русского народа».

Тем не менее, после сбоя «немецкого формата» стороны начали попытки его восстановления. В Берлине 2 июля министры иностранных дел Украины, России, Франции и Германии согласовали пакет мер, благодаря которому на востоке Украины вновь воцарится перемирие.«Контактная группа на данный момент — это единственный механизм, в котором представлены и власти в Киеве, и ополченцы в лице своих лидеров, при участии ОБСЕ и посла РФ», — сказал министр иностранных дел России Сергей Лавров. Одновременно глава российского дипведомства отметил, что у Москвы «есть определенные возможности влияния на тех, кто защищают свои дома, своих родных, свои семьи, свою землю и хочет, чтобы в украинском государстве их права признавались и уважались». Это признание заметно отличается от традиционных утверждений российской стороны о том, что у Кремля нет влияния на сепаратистов. Добавим к этому, что правительство ЛНР возглавил российский специалист по PR и GR Марат Баширов, который может принять участие в переговорах и быть ориентирован на Москву (другие лидеры ЛНР в формат переговоров совсем не вписываются из-за радикализма и отсутствия политического опыта). Таким образом, воспроизводится «донецкая» модель, где премьером и переговорщиком является российский пиарщик Александр Бородай.

Но ситуация пока не добавляет оптимизма. Пресс-секретарь президента США Джош Эрнест заявил, что по его мнению, президент Украины готов на прекращение огня, если ополченцы сложат оружие. По его словам, Запад продолжит «оказывать давление» на Москву, с тем чтобы она перестала поддерживать ополченцев. А глава украинского МИДа Павел Климкин подтвердил, что важнейшим условием перемирия является разоружение сепараторов (прекращение огня уже недостаточно). Для России такой подход неприемлем. Как заявил Лавров, перемирие не должно быть использовано для того, чтобы перегруппировать силы и продолжить реализацию той части плана Порошенко, которая предполагает, «что ополченцы либо разоружатся, либо они будут уничтожены». «Этот путь я категорически не приемлю, считаю, что он губителен для соседней братской страны», — сказал Лавров. По его мнению, перемирие должно быть использовано для переговоров о статусе территорий, а не для разоружения. Таким образом, стороны в действительности весьма далеки от компромисса.

Многое снова будет зависеть от реальной готовности России пойти на деэскалацию напряженности на Востоке. В целом можно обозначить три ключевых сценария дальнейшего развития ситуации. Первый сценарий подразумевает восстановление «немецкого формата» регулирования кризиса, что, однако, однозначно потребует уступок от России и сепаратистов. Тут, вероятно Москва может диверсифицировать свою линию в отношении отдельных групп ополченцев. Второй сценарий предусматривает отказ России от более серьезных уступок по Украине, продолжение политики «сдерживания», введение новых западных санкций, которые, вероятно, пока, будут носить лишь адресный характер. Третий сценарий, хотя и наиболее маловероятный – наращивание Россией военной поддержки сепаратистов, резкое усиление противостояния России и Запада, что в итоге может оказать кардинальное влияние и на вектор развития России, и на ее место в мире. Этот сценарий выглядит запредельно рискованным, но его нельзя полностью исключать, так как в случае поражения сепаратистов для российской власти возрастают внутриполитические риски, особенно на фоне «накопленного эффекта» пропаганды, сформировавшего сильные симпатии к «Новороссии» и непрекращающейся активности «партии войны», упрекающей Кремль в недостаточной помощи «республиканцам».

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Реклама

1 комментарий

Filed under Mes Articles

One response to “МНОГОФОРМАТНЫЙ ДИАЛОГ

  1. I am extremey inspired together with your writing skills and also with the format for your weblog.

    Is thos a paid topic or did you customize it yourself? Either way
    keep up the nice high quality writing, it is uncommon to
    see a nice blog like this one these days..

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s