ДВОЙНЫЕ ИГРЫ В УКРАИНСКОМ ТРЕУГОЛЬНИКЕ

ПОЛИТКОМ

27 июня в Брюсселе прошел саммит ЕС, на котором тема урегулирования кризиса на Украине стала одним из центральных вопросов, с которым также были тесно связаны и риски введения новых санкций против России. Ситуация продолжает оставаться напряженной: по итогам саммита было принято решение дать России три дня для деэскалации напряженности на востоке Украины. В противном случае будут введены новые санкции.

И Украина, и Россия в последние две недели действительно прилагают усилия к реализации «дорожной карты». В преддверие визита в Вену президент России Владимир Путин обратился к СФ с просьбой отозвать свое право на использование вооружённых сил за границей. Обращение к СФ, сделанное 1 марта, было мощным психологическим фактором давления на революционные власти Киева — речь шла не столько о применении силы, сколько об угрозе ее использования. Неслучайно спикер Верховной рады Александр Турчинов в интервью журналу «Новое время» рассказал, что украинские спецслужбы постоянно сообщали правительству страны о возможном военном вторжении со стороны России. Это и было целью Москвы: поддержание украинских властей в страхе перед неминуемо проигрышной войной. Отзыв своего обращения из СФ – снятие этой угрозы (пусть и скорее формальное, так как закон «Об обороне» сохраняет за президентом России право использования ВС за границей в экстренных случаях). Причём Путин принял это решение в условиях, когда, по данным «Левада-центра», 40% участников последнего опроса высказались за прямую военную поддержку России самопровозглашенных Донецкой и Луганской «народных республик» (это немало, но все же не большинство). Куда больше — две трети (64%) опрошенных социологами «Левада-центра» — высказались за участие в противостоянии на мятежном востоке Украины российских добровольцев, то есть за непрямое вмешательство. Более половины (59%) респондентов считают, что страна должна активно поддерживать пророссийски настроенные силы на юго-востоке Украины, а в том, что это уже происходит, уверен каждый второй участник опроса.

Нынешнее решение означает, что Россия официально закрывает возможность прямого военного вмешательства (если не произойдет чего-либо экстраординарного). Петр Порошенко также прилагает усилия со своей стороны, начав, пусть и опосредовано, переговоры с представителями ЛНР и ДНР в Донецке (подробнее об этом в материале ниже). Путин приветствовал этот процесс, предложив сторонам договориться о более длительном сроке перемирия. И, несмотря на то, что перемирие было сорвано практически сразу после объявления, важно, что Киев и Москва приступили к поиску моделей обсуждения кризиса на востоке. По данным СМИ, непосредственные переговоры с Порошенко от России ведет помощник президента Владислав Сурков. 25 и 29 июня прошли четырехсторонние телефонные переговоры с участием Путина, Порошенко, Ангелы Меркель и Франсуа Олланда, в ходе которых, в частности, обсуждались вопросы о перекрытии российско-украинской границы, на чем активно настаивает руководство Украины.

Продвижение сторон по реализации «дорожной карты» должно гарантировать России отказ ЕС от новой порции санкций. Показательно, что Петр Порошенко в интервью американскому телеканалу CNN заявил, что ему «ненавистна идея использования санкций в качестве наказания для России». По его словам, в настоящее время более продуктивным шагом будет выработка согласованной позиции по поводу ситуации в Донбассе. «Нам нужен мир, нам нужно, чтобы Россия отвела свои войска», — пояснил Порошенко. «Я готов заключить мирную договоренность с кем угодно, — пояснил президент Украины. — Я хочу принести мир своей стране». Эта позиция выглядит заметным смягчением по сравнению с инаугурационной речью, в которой только что избранный президент исключил возможность диалога с «террористами».

Угроза санкций могла стать самым главным побуждающим мотивом России в следовании «дорожной карте». Политика «сдерживания», даже в нынешнем виде, может иметь глубокие долгосрочные последствия и для российской экономики, и для важных для Кремля внешнеполитических проектов, как «Южный поток». Закрытие рынка внешних заимствований, крупные расходы на Крым, риски для банковской системы и макроэкономической устойчивости – все это заставляет Кремль искать оптимальную политику в отношении Украины.

Процесс украинского урегулирования, который укладывается в параметры «дорожной карты», не охватывает всего комплекса проблем и рисков. Можно выделить четыре ключевых сферы, по которым риски скатывания российско-украинских отношений в очередной кризис, остаются крайне высокими.

Проблема первая – европейская интеграция Украины, которая в понимании Кремля, является долгосрочной угрозой национальным интересам России, связанным и с перспективами вступления Украины в НАТО. Пока Москва сводит проблему к чисто торговым отношениям и стремлению России защитить свой рынок от наплыва европейских товаров через Украину без пошлин. Однако проблема гораздо шире чисто торговых отношений: Кремль воспринимает соглашение об ассоциации как движение по пути евроинтеграции, что ставит жесткий предел интеграции на пространстве СНГ и Евразийскому союзу (существует известная формула, согласно которой Россия без Украины – просто страна, а с Украиной – империя). Кроме того, соглашение лишает Россию статуса «главного партнера» Украины, сокращает сферу ее влияния. И, наконец, в России опасаются, что подписание соглашения делает неизбежным вступление Украины в НАТО – пусть и в отдаленном будущем. Заверения Порошенко, что подписание экономической части соглашения об ассоциации Украины и ЕС не нанесет вред России, в Москве всерьез не воспринимают. Владимир Путин неоднократно говорил, что в случае подписания соглашения, Россия будет вынуждена начать торговую войну. Заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин завил, что заключение этого договора – суверенное право Украины, но оно будет иметь серьезные последствия.

Тем не менее, пока Россия воздерживается от громких угроз, как это было в конце ноября с Виктором Януковичем, когда Кремлю все-таки удалось сорвать подписание соглашения и тем самым поспособствовать запуску революционного процесса. Нынешняя риторика Москвы и риторика ноября 2013 года кардинально отличаются друг от друга. Причиной этому стало достижение договоренности между Россией, Украиной и ЕС начать консультации, пока на уровне экспертов, об адаптации режима зоны свободной торговли ЕС и Украины к системе торговых отношений Украины и России. После революции и Брюссель, и украинская элита категорически отвергали возможность таких трёхсторонних консультаций, называя это исключительным вопросом двусторонних отношений. Сейчас о готовности обсуждать создание зоны свободной торговли с ЕС и Украиной заявил Путин, а Порошенко подтвердил это.Украинский президент в интервью CNN признал, что «сейчас для нас лучше всего было бы иметь договор о зоне свободной торговли с ЕС и иметь такой же режим с Россией», — заявил он, напомнив о словах Владимира Путина, который несколько лет назад предложил создать Европу от Лиссабона до Владивостока. Порошенко добавил, что Украина была бы «идеальным связующим звеном» между Россией и ЕС в торговом отношении.25 июня и премьер-министр Украины Арсений Яценюк заявил о готовности пойти на диалог с Россией по поводу возможных проблем, связанных с подписанием соглашения с ЕС.

Однако пока диалог вокруг торговых отношений складывается на уровне хрупких политических договоренностей. Москва в такой ситуации готовится и к худшему варианту. Глава российского МИДа Сергей Лавров предупредил о вероятном прекращении действия льгот в рамках зоны свободной торговли СНГ (это преимущественно беспошлинная торговля между странами) и о возвращении России к режиму наибольшего благоприятствования в случае, если соглашение «негативно отразится на функционировании зоны свободной торговли стран СНГ». Первый вице-премьер Игорь Шувалов ранее говорил, что российское правительство может запустить защитные меры и в одностороннем порядке.

Проблема вторая – газовая. Пока теплое время года, отключение газа Украине не имеет серьезных последствий. Однако ситуация будет быстро накаляться. «Газпром» уже пригрозил, что в случае организации реверса европейского газа в Украину, газовая монополия сократит поставки европейским потребителям. Пока Россия представляет это исключительно как спор хозяйствующих субъектов. Но если Киеву удастся договориться с ЕС и США о создании консорциума по управлению ГТС Украины (а консультации об этом уже запущены), для Москвы это станет крупнейшим геополитическим ударом, особенно с учетом того, что в прошлом году Кремль отказался от предложения Виктора Януковича вернуться к теме консорциума с участием России (из-за нежелания предоставлять там долю ЕС).

Третья проблема, на сегодня самая «горячая» — сепаратизм. Несмотря на то, что Россия формально следует «дорожной карте», на практике говорить об ослаблении влияния Москвы на дестабилизацию ситуации на Юго-Востоке Украины нельзя. По данным СМИ, число добровольцев и военной техники, поступающих в Украины со стороны России быстро растет. На ряде информационных ресурсов фигурируют данные, что военный потенциал сепаратистов за последние недели в значительной степени усилился и вот-вот превзойдет ВС Украины. НАТО отказывается размораживать отношения с Россией, указывая на возвращение российских ВС к границам Украины. 26 июня канцлер Германии Ангела Меркель говорила, что прогресс в урегулировании конфликта на юго-востоке Украины «сейчас не столь очевиден, как хотелось бы». Глава Госдепартамента США Джон Керри в тот же день заявил, что России крайне важно в ближайшие часы сделать так, чтобы сепаратисты согласились разоружиться, что стало бы частью легитимного процесса урегулирования ситуации на Украине.

О претензиях к России говорил на сессии ПАСЕ и Петр Порошенко. «Усильте охрану границ, остановите нелегальный поток техники, перестаньте рекрутировать наемников, в конце концов, отведите войска», — призвал украинский президент российские власти. Он отметил, что во время переговоров с лидерами Германии, Франции и России Владимир Путин поддержал его мирный план по урегулированию ситуации на юго-востоке Украины. При этом Порошенко дал понять, что если военные действия со стороны сепаратистов не прекратиться, Киеву придется принимать «очень важное решение» (вероятно о возобновлении АТО).

Все это означает, что длительное время придерживаться двойной игры России будет непросто: потенциал «конструктивных шагов», которые могут носить лишь формальный характер, не влияя на реальный уровень поддержки сепаратистов, исчерпан. По итогам саммита ЕС дал России три дня, чтобы пойти на реальные шаги по деэскалации напряжённости на востоке Украины. До 30 июня должен быть принят ряд мер, среди которых – возврат Украине трех пограничных пунктов (Изварино, Должанский и Краснопартизанск – на это сепаратисты не соглашаются), освобождение заложников (в том числе четырех сотрудников ОБСЕ – еще четверо были освобождены на минувшей неделе) и начало «существенных переговоров» по применению мирного плана Петра Порошенко.

Если ситуация не изменится, будет введены новые санкции. Однако, вероятно, речь идет лишь о точечных санкциях, которые, однако, могут затронуть ряд фигур и структур, близких к Кремлю. «К сожалению, сегодня среди стран ЕС нет консенсуса относительно введения санкций. Есть отдельные страны, которые находятся под влиянием российской пропаганды. Называть эти страны я не хочу, но мы с ними работаем. Их не так много, это не большинство стран ЕС», — сказал представитель Украины при ЕС Константин Елисеев. По его словам, в ЕС есть и так называемый уровень санкций «два плюс» — запрет на ввоз в ЕС предметов роскоши (икра, шубы). «Думаю, это может быть принято. Возможно также расширение списка санкций против лиц, которые раздувают в Украине сепаратизм», — сказал он.

По данным FinancialTimes, за третий пакет санкций выступает Германия, которую поддерживают Британия, Швеция, Дания, Польша, Румыния и страны Прибалтики, а также Франция, Нидерланды и Ирландия. Оппозицию им возглавила Италия, которая считает, что дипломатические силы ЕС должны быть направлены на помощь в реализации мирного плана президента Украины Петра Порошенко и на поддержку переговоров Киева с «Газпромом», говорится в заметке. Как заявил один из дипломатов, Италия укрепляет свою позицию по данному вопросу. Рим поддерживают Австрия, Испания, Кипр, Греция, Словакия, Венгрия и Болгария.

На фоне угрозы введения новых санкций обращает на себя внимание и размежевание внутри российской власти на тех, кто придерживается старого, радикального подхода к Украине с недопустимостью признания легитимности президента Порошенко и необходимостью любыми способами поддерживать сепаратистов, и тех, кто участвует в налаживании диалога с Киевом. Показательно, что 27 июня советник президента Сергей Глазьев, которого относят к «ястребам», назвал Порошенко «нацистским Франкенштейном» и отказался признать его легитимность. Кремль в лице пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова был вынужден дистанцироваться от этих высказываний. «Не могу подтвердить, что это мнение как-то отражает официальную позицию Кремля», — сказал корреспонденту Slon Дмитрий Песков.

Таким образом, давить на политику России в отношении Украины будут и внутриэлитные «охранители», и общественное мнение, считающее важным поддерживать сепаратистов, и страх России окончательно утратить влияние на Украину как ключевое государство в своей «зоне традиционного влияния». В то же время для Кремля такое неуправляемое давление является раздражителем – слишком радикально настроенный геополитик Александр Дугин, по его словам, смещен с должности заведующего кафедрой МГУ (университет эту информацию опровергает, что не исключает официального оформления увольнения в дальнейшем).

Февральская революция в Украине поставила перед Кремлем вопрос дальнейшего взаимодействия со страной, которая однозначно выбрала прозападный вектор развития. Попытки России помешать этому через дестабилизацию ситуации на востоке страны, ни к чему не привело и даже, напротив, ускорили этот тренд. По сути, на сегодня, России проигрывает геополитическую борьбу за Украину, что стало следствием кризиса методов взаимодействия с этой соседней страной — Москве не удалось выстроить отношения на позитивной мотивации. Косвенно это признак слабости России, не сумевшей предложить Украине привлекательный проект будущего, способный конкурировать с перспективой членства в ЕС. Новая модель отношений пока не создана.

Наконец, четвертая проблема – это Крым. «Без возвращения Крыма нормализация наших отношений невозможна. Но мы люди мира. И поэтому украинская власть и я как президент выступили с мирным планом», — сказал украинский президент, выступая на заседании ПАСЕ. В то же время, вероятно, у Киева нет и пока не может быть плана по возвращению Крыма: такой вопрос официально в повестке отошел на второй план (что может быть результатом негласных договорённостей между Россией, ЕС и Украиной). Однако в долгосрочной перспективе Крым будет оставаться серьезной проблемой для российско-украинских отношений.

Главная проблема украинского регулирования состоит в том, что и России, и Украина, по сути, ведут двойную игру. Петр Порошенко, вступая опосредованно в диалог с сепаратистами и выражая готовность на диалог с Москвой по зоне свободной торговли с ЕС, при этом бескомпромиссно реализует курс на евроинтеграцию. Москва, в свою очередь, придерживает большой потенциал жестких антиукраинских мер как политического, так и торгово-экономического давления, будучи готовой запустить их в любой момент. Ключевая роль в украинском урегулировании закрепляется в такой ситуации за странами ЕС – и, вероятно, в практическом смысле, прежде всего, за Германией.

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s