ВЫСАДКА ПУТИНА В НОРМАНДИИ: МИССИЯ НЕ УДАЛАСЬ

ПОЛИТКОМ

Празднование 70-летия высадки союзных войск в Нормандии, которое прошло 5-6 июня стало первым событием, позволившим западным лидерам и России встретиться на фоне «политики сдерживания». Для президента России Владимира Путина это стало возможностью попытаться убедить мировых лидеров в своей предсказуемости и конструктивности. В то же время сами мировые лидеры совершенно четко показали, что Россия находится в одном шаге от полноценной международной изоляции.

Владимиру Путину в Нормандии готовился очень холодный прием, создающий впечатление, что западные лидеры договорились преподнести президенту России своего рода воспитательный урок, но не допуская при этом неприятных инцидентов, способных испортить празднование. Политика «сдерживания» дополняется и подчеркнуто холодным отношением персонально к Путину, которому дают понять, что если российская политика в отношении Украины не будет пересмотрена, давление на Россию будет принимать все более жесткие формы. Западная пресса писала, например, о проблемах с расстановкой мировых лидеров на церемонии празднования 70-летия высадки союзных войск в Нормандии: никто не хотел оказаться рядом с Путиным. Холодный прием ощущался и в деталях: например, встретившийся с Путиным в аэропорту премьер Великобритании Дэвид Кэмерон не поздоровался с российским лидером традиционным рукопожатием. А ужин Путина с президентом Франции 5 июня закончился молча, без каких-либо содержательных комментариев для СМИ даже со стороны пресс-секретарей (хотя информагентства сообщили о «теплом прощании» на крыльце Елисейского дворца). Путину четко давалось понять, что сам факт диалога с ним создает психологический дискомфорт.

Негативное отношение к политике России в отношении Украины задавало содержание дипломатических встреч: в преддверии праздничных мероприятий сначала на встрече президента США Барака Обамы с премьером Польши Дональдом Туском, затем на саммите G7 в Брюсселе, который прошел впервые за 17 лет без России. Именно Барак Обама оказывается ключевым идеологом политики «сдерживания», которая дополняется актуализацией концепции трансатлантического партнерства Европы и США. Вашингтон включает сюда элементы как военной, так и энергетической безопасности, а также развитие торговых связей. В первом случае речь идет об усилении военного присутствия США в Европе: Барак Обама запросил у конгресса миллиард долларов на усиленную подготовку и ротацию войск, дислоцированных в Европе. Кроме того, США собираются увеличить присутствие своих ВМС в Черном и Балтийском морях. Обсуждается и повышение военного потенциала стран, которые не входят в НАТО, но при этом граничат с Россией, — Украины, Молдавии и Грузии. Напомним, что ранее Петр Порошенко, в качестве альтернативы членству Украины в НАТО предлагал заключение специальных соглашений со странами НАТО о гарантиях военной защиты.

Что же касается энергетики, то США готовы инвестировать средства в снижение энергетической зависимости Европы от российского газа. «Мы согласовали рамки поставок СПГ» в Польшу, заявил Обама после встречи с президентом Польши Коморовским. В целом же США предлагает странам Европы соглашение о свободной торговле, в рамках которого будут согласованы условия поставок СПГ. Обама указал, что «есть еще много шагов, которые мы должны сделать с целью диверсификации источников энергии в Европе». Обама также порекомендовал Украине перенимать газовый опыт Польши. Киев, по его словам, должен реформировать энергетический сектор страны, уменьшая свою зависимость от России. Варшава, тем временем, пытается заручиться поддержкой США в отношении своей давней идеи Энергетического союза, подразумевающего централизованные закупки газа у России Еврокомиссией. Однако практически эта идея встречает серьезное сопротивление в Западной Европе, не говоря уже о технически сложной процедуре централизованных закупок, требующих полностью перекроить сложившуюся систему отношений с «Газпромом».

Продвижение США в союзе со странами Восточной Европы концепции трансатлантического партнерства в России может рассматриваться как новый уровень угрозы, сопоставимой с расширением НАТО или развертыванием системы ПРО. Однако пока Москва предпочла взять паузу, рассчитывая, вероятно, на более противоречивую позицию стран Западной Европы. Попытки играть на противопоставлении интересов США и Западной Европы были заметны и во время интервью Путина французскому телевидению. Раскритиковав США за «самую агрессивную, самую жесткую политику», размещение по всему миру тысяч своих военных баз, вмешательство во внутренние дела других государств, Путин обратился к французам: «Генерал Де Голль всегда пытался защитить суверенитет Франции, а Де Голль достоин уважения. Есть также пример Миттерана, который говорил о Европейской конфедерации с участием России, и я надеюсь, что ничего еще не потеряно в том, что касается будущего Европы».

На этом фоне как негативный ответ на эти ожидания в Брюсселе состоялся саммит G7, который показал, что США и Европа, несмотря на имеющиеся разногласия, могут согласовать свои позиции. Главным пунктом повестки дня стала Украина. Петр Порошенко провел встречи с Бараком Обамой, затем Ангелой Меркель, получив однозначную политическую поддержку и значительный аванс доверия. Тема Украины стала центральным пунктом и итогового коммюнике G7. Документ был выдержан в достаточно жестких тонах в отношении России. Поприветствовав избрание нового президента Украины, лидеры G7 указали на «недопустимое вмешательство России в суверенные дела этой страны». В коммюнике содержится абстрактный призыв к разоружению вооруженных группировок. Однако здесь же добавляется, что страны «семерки» призывают украинские власти сохранить сдержанный подход в проведении операций по восстановлению законности и порядка». В российских СМИ это было сразу же истолковано как молчаливое одобрение «военной агрессии» Киева против собственного народа. Однако речь, очевидно, идет о другом: Порошенко получает официальную поддержку своих действий по наведению порядка при условии, что они будут носить, по возможности, взвешенный характер.

Последние события указывают на сохранение высокой степени поляризации позиций, Запада и Украины, с одной стороны, и России, с другой, в отношении трактовки происходящего на востоке Украины. Для Запада и Украины второй стороной конфликта оказывается именно Россия и ее неофициальная военно-информационная, техническая и финансовая поддержка сепаратистов, оказание которой Москва продолжает отрицать. Россия же продолжает исходить из внутриукраинской природы кризиса на востоке, требуя переговоров Киева с сепаратистами. В интервью Europe 1 и TF1 Владимир Путин категорически опроверг участие России в происходящем на юго-востоке Украины, обвинил США во лжи (припомнив поиски ОМУ в Ираке) и призвал Петра Порошенко остановить «карательную операцию», пока тот «не запачкал руки в крови». Однако подобная трактовка на Западе не вызывает доверия: именно Россия считается ключевым источником дестабилизации ситуации на востоке. И многочисленные заявления западных лидеров, и саммит G7 показали, что позиция Запада стала более жесткой и недискутируемой: Россия должна кардинально пересмотреть свою роль в урегулировании ситуации на востоке и не просто отказаться от дестабилизации, но и приложить усилия к прекращению сопротивления ополченцев. Именно это требование теперь поставлено во главу угла как ключевое для принятия решений о введении новых санкций. Готовность к этому выразили и американский, и западноевропейские лидеры.

В этих условиях Кремль усилил маневрирование. Москва, по сути, признала нового президента. Сообщается и о возвращении российского посла Михаила Зурабова в Киев (он также принял участие в официальной части церемонии инаугурации Порошенко). В то же время Путин пока так и не поздравил нового лидера Украины с избранием, хотя им обоим удалось немного поговорить 6 июня во Франции. О результатах этой встречи, организованной по инициативе Олланда и Меркель (последняя фактически занималась активной «челночной дипломатией») информация пока противоречива. Путин одобрил подходы Порошенко к разрешению кризиса, но акцентировал внимание на необходимости прекращения огня и переговоров со «сторонниками федерализации» (которые, кстати, уже отказались от любых переговоров до признания независимости их «республик»). В свою очередь, Порошенко считает приоритетными вопросами «отмену решения об использовании российских войск на территории Украины, закрытие границ, где происходит нелегальное пересечение диверсантов на нашу землю». В субботу стало известно, что Путин распорядился усилить контроль на российско-украинской границе.

Для России тема «республик» является противоречивой. С одной стороны, это сильное средство давления на Украину для расшатывания ее внутренней стабильности и снижения привлекательности страны для Запада (в том числе и в контексте сближения Украины и НАТО – конфликт на Востоке резко повышает риски для реализации таких планов). С другой стороны, «республики» становятся все менее управляемыми, они привлекают к себе массу левых и правых радикалов, рассматривающих Донецк и Луганск в качестве плацдарма для восстановления «великой державы» (для одних это СССР, для других – Российская империя). В самой России власть давно предпринимает усилия для локализации и дискредитации этих групп, которых считает экстремистскими – и нет гарантии, что радикализм не перекинется в саму Россию. В то же время в российских СМИ уже создан крайне позитивный образ «ополченцев» и «сторонников федерализации». По данным Левада-центра, 61% россиян положительно или скорее положительно относятся к участию в противостоянии на Востоке Украины российских добровольцев, 72% в той или иной степени выступают за признание независимости «Донецкой народной республики». В этих условиях Россия вынуждена маневрировать, что попытаться избежать западных санкций и при этом избежать упреков в «сдаче» своих сторонников. При этом время и пространство для маневра сокращается.

Россия также предпринимает и другие шаги, демонстрирующие стремление как можно скорее выйти из дискомфортного положения. Так, Владимир Путин в преддверии своего визита во Францию, дал понять, что он не против провести встречу с Бараком Обамой. Однако американская сторона сразу ответила: встречи не будет. Обменяться мнениями обоим лидерам все-таки удалось, однако это демонстрирует лишь готовность Путина и Обамы продолжать диалог. Главные же российско-американские переговоры состоялись между госсекретарем США Джоном Керри и его российским коллегой Сергеем Лавровым, по итогам которых они не решились совместно выйти к прессе. Зато Лавров лишь заявил, что стороны сошлись на необходимости «прекратить насилие». При этом глава российского МИДа весьма сдержанно, хотя и критично, прокомментировал решения саммита G7.«Я обратил внимание моего коллеги на то, что некоторые действия США и Евросоюза, предпринятые в последнее время, особенно в последние дни (заседание в рамках НАТО, встреча лидеров «семерки», заявления, которые там принимаются), не совсем помогают создавать атмосферу для конструктивного диалога, а напротив – порождают у некоторых деятелей в Киеве иллюзии, что им все дозволено. Это неприемлемый подход, который не приведет ни к чему хорошему. Надеюсь, Дж.Керри меня услышал», — осторожно отметил Лавров. Он потребовал от США оказать влияние на Киев и прекратить насилие. Запад же требует от России оказать влияние на сепаратистов и заставить их сдать оружие. Судя по всему, каждая сторона осталась при своем мнении. Однако у Запада есть преимущество: если до 26-27 июня (когда намечен саммит ЕС) Россия не прекратить дестабилизацию ситуации, последуют новые санкции.

В ответ Россия устами Сергея Лаврова выступает против «скатывания в русло примитивных схем прямолинейного противостояния между Россией и Западом». Лавров, выступая на заседании Российского совета по международным делам, выразил надежду, что нынешний кризис станет «освежающей грозой, которая позволит перевести отношения с западными партнерами на более здоровую и честную основу».По его словам события на Украине «стали кульминацией курса, осуществлявшегося западными партнерами многие годы в отношении России». «Привычка не воспринимать русских как своих присутствует в Западной Европе столетиями. К сожалению, линия на то, чтобы видеть в России прежде всего соперника, а не партнера, проводилась и после распада СССР. По существу, в более мягкой форме был продолжен курс на сдерживание нашей страны», сказал он, рассчитывая на то, что именно сейчас появилась возможность уйти от традиционного противостояния и недоверия. Он указал на то, что несмотря на попытки в течение последних 25 лет выстроить на новом уровне стратегические отношения России и Запада, последний всегда продвигал параллельно альтернативную повестку, игнорируя интересы России.

Дипломатические мероприятия, сопровождавшие празднование высадки союзных войск в Нормандии, показали, что повестка дня Запада все очевидней расходится с российской, притом, что Москва пытается убедить прекратить «очередное наступление на российские интересы». «Обрубать канаты» и «задраивать люки» — не вариант в отношениях между Россией и Западом ни для нас, ни для них», — сказал Лавров. Россия значительно смягчила свою риторику, рассчитывая доказать конструктивность и нежелание возвращаться к моделям «холодной войны». Однако на практике недоверие к России принимает все более глубокие формы — на этом фоне США и Восточная Европа получили возможность вдохнуть новую жизнь в проекты трансатлантического партнёрства, что будет только в еще бОльшей степени провоцировать оборонительную, выражено антизападную риторику Москвы. Украина в такой ситуации постепенно может отходить на второй план, становясь лишь одним из «горячих сюжетов» в широком спектре непонимания между путинской Россией и консолидирующимся Западом.

Реклама

1 комментарий

Filed under Mes Articles

One response to “ВЫСАДКА ПУТИНА В НОРМАНДИИ: МИССИЯ НЕ УДАЛАСЬ

  1. Олег

    Не так уж много, нынче возможностей у так называемого «запада», как пытается предположить уважаемый автор. Весь сыр-бор в отношениях, как раз из-за отсутствия реальных возможностей у США и их союзников принудить Россию выстраивать свою политику исходя из интересов «запада», как это было раньше. Таким образом, можно предположить, что более серьёзное «унижение западного мира ещё впереди». И справедливое возвращение Крыма России, это только начало, «первый выбитый зуб, на изрядно подзагоравшем лице мирового жандарма».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s