РАЗВОРОТ ПУТИНА: НЕОЧЕВИДНЫЕ УСТУПКИ

Анализ для ПОЛИТКОМа

Вчера президент России Владимир Путин после переговоров с президентом Швейцарии, действующим председателем ОБСЕ Дидье Буркхальтером, неожиданно для многих резко изменил свою риторику, призвав сторонников федерализации в Луганской и Донецкой областях отказаться от референдумов, намеченных на 11 мая, и назвав президентские выборы «движением в правильном направлении». Теперь появилось две ключевые интриги. Первая – является ли это сменой курса России в отношении Украины, и вторая – способна или Москва (и хочет ли она реально) выполнить то, что теперь от нее ждут на Западе.

Надо признать, что после заявлений Путина скепсис западных партнёров вовсе не снизился. Главная проблема – отсутствие доверия – остается прежней, особенно, когда российский лидер так кардинально способен поменять свою риторику без каких-то видимых (на первый взгляд) причин. Не поверил Путину, прежде всего, Киев. Премьер-министр Арсений Яценюк заявил, что российский лидер «торгует воздухом», а СБУ заверил в намерении продолжить антитеррористическую операцию на востоке. Более того, власти Киева разместили на границе с Россией группировку войск численностью 15 тыс. человек, заявил заместитель министра обороны России Анатолий Антонов.

Не верит Путину и Запад, хотя и приветствует прозвучавшие вчера заявления. Глава Пентагона Чак Хейгел провел встречу в Вашингтоне с министром обороны Грузии Ираклием Аласанией, в ходе которой главы министерств обсудили необходимость «давления на Россию». Министры ЕС согласовали новую порцию санкций, которые затронут конкретные компании. С резким заявлением выступил генсек НАТО Андерс фон Расмуссен, указав Кремлю, что «так себя не ведут в 21 веке» и потребовав прекратить сотрудничество с украинскими сепаратистами. Сдержанно на уступки Путина отреагировал и Белый дом.

И Киев, и Запад, по сути, не верят в готовность Путина отступить от Украины и воспринимают вчерашние слова как тактическую уловку. От Путина ждут реального, однозначного дистанцирования от ситуации на востоке, а Путин этого продемонстрировать явно не готов. Более того, оптимизм стал быстро развеиваться после заявления пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова, указавшего, что признание президентских выборов в Украине будет зависеть от готовности сторонников федерализации отказаться от референдумов, а также остановки Киевом военной операции в восточных регионах.

Менее чем через сутки стало ясно, что ни того, ни другого не будет. Общественный совет Луганской области и «Донецкая народная республика» отказались переносить референдумы. Киев же, как говорилось выше, борьбу с сепаратистами не остановит. А значит, что Москва оставляет за собой полное право не признать легитимность выборов, и, скорее всего, именно так и будет.

Теперь вопрос номер один: какова природа отказа переносить референдумы? Тут может быть три версии. Первая сводится к тому, что уступки Путина – блеф, и на самом деле Москва просто хочет перейти к «партизанской войне» при более умеренной публичной позиции. Однако против этой версии множество аргументов. В первую очередь – скрыто поддерживать сепаратистов не получится. Когда делается политическая ставка на определённый сценарий (в данном случае самоопределение восточных регионов), делать это в тайне при противоречащей риторике невозможно. Точно также как невозможно публично отказываться от поддержки референдума, снижая заведомо электоральный успех этого референдума (ведь позиция России имеет исключительное влияние на это) и при этом рассчитывая на поддержку населением идеи отделения от Украины. Поэтому призыв перенести референдумы – вероятно, вовсе не блеф, а реальное отступление от прежней позиции, что основано, во-первых, на невозможности добиться переноса президентских выборов (а референдумы были одним из инструментов для этого), во-вторых, на эскалации насилия. Риски гражданской войны при крайне непрочных позициях сепаратистов на востоке делали проведение референдумов карикатурой.

Вторая версия – Путин за ночь пересмотрел свою позицию, приняв решение все-таки не идти на уступки, увидев недоверие и инерционно жесткую линию Запада в отношении России. Риски санкций остались, осуждающая риторика даже усилилась. Может создаться впечатление, что после шага навстречу, Запад решил добить Россию, вместо того, чтобы поддержать. Но и эта версия кажется неубедительной. Запад действует именно так, как он должен был действовать, исходя из своей изначальной позиции в отношении политики России. Было бы странно и наивно со стороны Путина ожидать, что Барак Обама, Ангела Меркель и генсек НАТО кинутся в объятья российского лидера, облегченно вздохнув и бесконечно благодаря его за милосердие. Путин также прекрасно понимает, что у каждой стороны нынешнего конфликта своя публичная линия, ограниченная, в том числе и внутриполитическими, и ценностями и ирными рамками. Более того, речь шла о подготовке «дорожной карты» в рамках ОБСЕ, в значит, уступки Путина прозвучали не на пустом месте, а были завязаны на выстраивание механизмов поиска формулы выхода из украинского кризиса. Путин умел отделять публичную риторику от закадровой дипломатии. Поэтому наиболее вероятной представляется все-таки другая версия: сторонники федерализации в Луганской и Донецкой областях просто саботировали призыв Путина, ставший для них ошарашивающим «холодным душем». Судя по заявлению Олега Царева, предложение российского президента перенести референдум (вот просто так, безо всяких условий и намеченных дат) стало полной неожиданностью. Заявление отличалось заметной растерянностью и неготовностью к подобному развороту.

Теперь неясно, как в подобной ситуации действовать России. У Путина вариантов не так много, и все они – проигрышные. Отмалчиваться – значит давать повод для подозрений, что Россия тайно продолжает игру на стороне сепаратистов. Это резко девальвирует озвученные уступки. Восприятие России как агрессора сохранится. Осудить референдум – значит вызвать глубочайшее разочарование у пророссийских сил внутри Украины и заметно ослабить свои позиции внутри восточных регионов. Иными словами, Путин даст прекрасный повод для обвинений, что Россия «кинула» своих, причем изначально выведя их на самую линию «фронта». Пойдет ли Путин на это – вопрос. В нынешней ситуации ясно лишь одно – вернуть России хотя бы часть прежнего уважения будет очень непросто, и цена этого будет гораздо выше озвученных 7 мая уступок.

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s