Новая силовая вертикаль Евгения Школова

Если в твое министерство пришли конкуренты из других силовых структур, которые проводят обыски и потом инициируют арест твоих сотрудников, – значит, ты слабый министр. Министерство внутренних дел в последние дни буквально трясет. Сначала следственно-оперативная бригада СКР, ФСБ и ГУСБ МВД провела обыски в кабинетах и квартирах сотрудников Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД РФ – управления «Б». Теперь президент России Владимир Путин уволил замминистра, главу Следственного департамента Юрия Алексеева. Бенефициаром кадровых перетрясок оказывается помощник президента Евгений Школов, который постепенно выстраивает силовую антикоррупционную вертикаль.
Официальной информации об обысках силовики не предоставляют, зато неофициальной в СМИ уже достаточно, чтобы составить некую картину происходящего. Речь идет, как сообщал «Коммерсантъ», о попытке следователей управления «Б» «разработать» Игоря Демина – замруководителя одной из служб 9-го управления ФСБ, отвечающей за обеспечение собственной безопасности. ФСБ считает это «организацией провокации взятки и превышением должностных полномочий», МВД – «оперативным экспериментом»: Демину хотели предложить крышевание бизнеса за $10 тысяч в месяц, испытав его тем самым на прочность. Но усилия следователей МВД оказались тщетными: посредник сдал их фээсбэшникам.
ГУЭБиПК МВД России – одна из самых амбициозных и автономных структур внутри министерства. Руководит им молодой генерал (главой управления он стал в 2011 году, в 34 года) Денис Сугробов, который в свое время принимал личное участие в расследовании целого ряда громких уголовных дел, в частности дела о коррупционных сделках при закупках томографов. Оперативные работники управления занимаются раскрытием и оперативным сопровождением почти всех самых крупных экономических и коррупционных дел в стране.
Сам Сугробов – креатура однокурсника Дмитрия Медведева Валерия Кожокаря и вообще считается ставленником медведевцев. Кожокарь из МВД был уволен в июне 2012 года, после смены министра. Тут наложились друг на друга сразу несколько процессов: зачистка силовых структур от людей Медведева в связи с возвращением Путина на пост президента, кадровые перетасовки в связи с уходом Нургалиева и его команды, а также резкое усиление Евгения Школова, ставшего помощником Путина. Школов, некогда уволенный Медведевым из МВД, взял реванш, искусно расправившись со всеми своими недоброжелателями (прежде всего людьми замминистра Александра Смирного) в системе Министерства внутренних дел.
Однако Сугробов в МВД остался, а его управление, вероятно, с точки зрения ФСБ, полезло явно не в свое дело. В итоге против него была мгновенно развернута контратака, которая и привела к пятничным обыскам, а также к уголовным делам по статьям о провоцировании взятки. Вот только из-за вечной оппозиции Генпрокуратуры по отношению к СКР арестовать «подозреваемых» не удалось: суд инициативу подчиненных Бастрыкина не поддержал. Юристы же сходятся во мнении, что доказать виновность по статье о провокации взятки очень трудно. Политический контекст тоже мешает: Управление по экономическим преступлениям – одно из самых «заслуженных» и успешных, а Путин выносить сор из избы не любит. Иначе что же получается: реформировали МВД три года, а толка так и нет? Чаще всего в таких случаях сцепившиеся в схватке силы Путин разводит в стороны, а наиболее активно рвущихся в бой снимают с переводом на другое место.
И вот на этом фоне появляется еще одна громкая новость из МВД: Владимир Путин подписывает указ об увольнении замминистра, главы Следственного департамента Юрия Алексеева. Алексеев вернулся в МВД из Генпрокуратуры после прихода Владимира Колокольцева на пост министра. Однако человеком из команды нового министра Алексеева назвать нельзя. В свое время он работал под началом однокурсника Путина Алексея Аничина – очень амбициозного генерала, который, однако, был уволен Медведевым в 2011 году. В общем, Алексеев для Колокольцева тоже был фигурой «пристегнутой».
Главным испытанием на посту для Алексеева стала активность главы СКР Александра Бастрыкина, который лоббирует создание на базе своего ведомства единого следственного органа; туда в идеале ему хотелось бы включить и Следственный департамент МВД. Однако Алексеев дал Бастрыкину отпор. И по некоторым данным, отстоять самостоятельность Алексееву помог как раз помощник президента Школов. Мотивы самого Школова, вероятно, связаны с нежеланием способствовать появлению монстра на базе СКР, да еще и под руководством Бастрыкина – весьма противоречивой фигуры, заработавшего политические очки на преследовании оппозиции, но, по сути, не сумевшего пока выстроить авторитет СКР как полноценного следственного органа. СКР сегодня зачастую выступает на побегушках у ФСБ, и многих такое положение дел устраивает.
Нынешняя же отставка Алексеева – это следствие скандалов в Следственном управлении МВД по Москве. Кстати, именно на этом формально погорел и его предшественник Кожокарь.
Так что же, собственно, объединяет одновременный удар по Следственному департаменту и по Управлению по экономическим преступлениям? То, что они создают большой потенциал для кадрового обновления МВД, неформальное влияние в котором на стратегическом уровне закрепилось за фигурой Евгения Школова. С прошлого года Школов – главный куратор борьбы с коррупцией, и кремлевских кабинетов тут мало: нужно иметь своих людей на ключевых позициях в силовых структурах. Таким образом, под свое политическое влияние он может создать и аппаратную вертикаль.
Косвенным подтверждением этого стало еще одно событие: Владимир Путин в пятницу упразднил Комиссию по осуществлению международных договоров в сфере противодействия коррупции, ее главой был медведевец, советник президента Сергей Дубик. Вместо него эти функции будет выполнять глава антикоррупционного управления Кремля Олег Плохой. В конце прошлого года Дубик также был выведен из состава президентского Совета по противодействию коррупции. В общем, антикоррупционная сфера и в Кремле сосредоточивается полностью в руках Школова – Плохого.
Слабость МВД, вероятно, будет компенсироваться наращиванием влияния Евгения Школова, который концентрирует антикоррупционные полномочия в своих руках. Он пользуется доверием президента Путина и, что очень важно, курирует проверку чиновничьих деклараций. Межклановые войны силовиков оказываются ему на руку: Школов получает возможность выступать верховным арбитром между самыми разными интересами и группами влияния среди силовиков. Так что борьба с коррупцией снова превращается в инструмент аппаратного передела сфер влияния.
Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s