ВЫПУЩЕННЫЙ ДЖИНН УКРАИНСКОГО ПРОТЕСТА

ПОЛИТКОМ

Президент Украины Виктор Янукович провел переговоры с лидерами «Евромайдана». Однако они сильно контрастировали с реальной обстановкой в украинской столицt и в большинстве региональных центров. В Киеве митингующие захватывают или осаждают всё новые министерства, а в провинции под контроль оппозиции стали переходить здания областных администраций. Таким образом, пока власть и оппозиционные лидеры обсуждали предложение президента по урегулированию конфликта, предусматривающее правительственные посты для Арсения Яценюка и Виталия Кличко, пересмотр «диктаторских законов» и возвращение к парламентско-президентской республике, «на площадях» инициатива переходила к радикалам из движения «Правый сектор», не признающим традиционных лидеров. В то же время деструктивные процессы затронули и лагерь власти, где происходит отмежевание крупного бизнеса от президента Януковича и усиливается давление со стороны Запада.

В последнее время в ситуации вокруг Украины наблюдается несколько важных тенденций. Во-первых, усиление противоречивости и нерешительности в действиях и тактических шагах Виктора Януковича. С одной стороны, он проводит через Верховную раду жесткие «диктаторские законы» (как их называют критики украинской власти). С другой же стороны, в реальности власть оказывается не готовой эти жесткие законы применять по отношению к своим противникам и пытается договориться с ними.

Скандальные законы были приняты Верховной радой 16 января, что было воспринято проевропейской частью общества как резкий разворот в сторону авторитаризации режима и спровоцировало резкий всплеск активности протестующих. При этом наблюдатели отмечают схожесть принятых законов с нормами, которые ввел в российское законодательство Владимир Путин в последние годы. Речь идет об ужесточении контроля над распространением информации в интернете и СМИ, о введении понятия «иностранный агент» в отношении НКО, ужесточении законодательства об экстремизме, правил проведения мирных акций протеста и т.д. Причем по своей жесткости эти нововведения даже превосходят российские аналоги.

На практике же Янукович фактически оказывается ведомым ситуацией. Лидеры оппозиции убедили главу государства начать прямые переговоры, хотя изначально Янукович был готов лишь создать специальную рабочую группу как площадку для диалога с оппозиций. Встречи с лидером партии «Батькивщина» Арсением Яценюком, главой националистической партии «Свобода» Олегом Тягнибоком и лидером оппозиционной партии «УДАР» Виталием Кличко пока к конкретным результатам не привели, и вряд ли от них можно ожидать успеха: для Януковича гораздо важнее сейчас тянуть время, не провоцируя оппозицию на резкие шаги и подавая Западу сигналы о готовности к конструктивной политической линии.

Переговоры в действительности превращаются в некую ширму по отношению к тем событиям, которые и определяют происходящее в Украине. Объявленные же Януковичем 24 января шаги по выходу из кризиса (переформатирование правительства, коррекция «диктаторских законов», амнистия участников акций протеста) выглядят пока осторожным авансом оппозиции, вовсе не гарантирующим выполнения обещаний. Более того, для оппозиционеров эти шаги выглядят уже недостаточными – они настаивают на отставке Януковича. Кроме того, неясно, какая судьба ожидает после «переформатирования» главных аллергенов для оппозиции в кабинете министров – премьера Николая Азарова и министра внутренних дел Виталия Захарченко.

Манипулятивной позицией выглядит и намерение Януковича, со слов премьер-министра Азарова, пригласить в Киев международных посредников: речь идет о еврокомиссаре Штефане Фюле, главе дипломатии ЕС Кэтрин Эштон и президенте Швейцарии Дидье Буркхальтере. Создается впечатление, что Янукович намерен сознательно дойти до такой ситуации, когда «мирные методы», международные посредники и переговоры с оппозицией покажут свою практическую ограниченность в противостоянии уличным радикалам.

Во-вторых, наблюдается заметная радикализация протеста. На первый план вышло движение «Правый сектор», чьи представители освистывают оппозиционных лидеров, унизительно называя «нерешительными импотентами» и «танцорами Майдана» (по свидетельству обозревателя «Коммерсанта»). Таким образом, происходит размежевание внутри украинской оппозиции на национал-радикалов и умеренную оппозицию, для которой важной ценностью остается сохранение респектабельности протеста и его совместимости с западными стандартами политического участия. В таких условиях, практический смысл в переговорах с оппозицией расщепляется на два тактических момента. Первое – возможность игры Януковича на противопоставлении своих более или менее радикальных оппонентов: администрация Януковича требует от оппозиции осуждения «экстремистов». Второе – демонстрация слабости оппозиционных лидеров, вынужденных идти на поводу у протеста. 23 января Кличко «проинформировал» Евромайдан о переговорах с Януковичем, на что последовала негативная реакция с требованием все переговоры прекратить и крики «Позор!». В то же время отметим, что других лидеров у оппозиции нет – поэтому, несмотря на массу претензий, и радикалы должны учитывать влияние троих руководителей оппозиционных фракций, которые возглавили вновь созданную Народную раду (представительный орган, объединивший противников режима Януковича).

А гибель нескольких человек во время столкновений приводит к тому, что аргумент об «экстремизме» протестующих – по крайней мере, в Киеве и в западных регионах страны – выглядит неубедительным. Критики власти сразу возложили ответственность за смерти на Януковича и правительство. Азаров, в свою очередь, говорит о провокациях со стороны самих протестующих. Но в условиях жесткого противостояния и взаимного недоверия этот тезис позитивно воспринимается только сторонниками власти, которые и без того убеждены в порочности оппозиции. На самом деле, кровь и насилие гораздо больше дискредитируют и делегитимизируют власть.

Однако все эти маневры упирались в третью тенденцию, гораздо более опасную уже не только для власти Януковича, сколько для украинской государственности. Мэр Львова отказался выполнять «репрессивные законы», принятые Верховной Радой 16 января. Парламент Крыма, напротив, призывает Януковича ввести чрезвычайное положение, а в СМИ распространяется фальшивка о якобы принятом решении парламентом Крыма о выходе из состава Украины. В Волынской, Ивано-Франковской, Львовской, Ровенской, Тернопольской, Винницкой, Черниговской, Житомирской областях здания областных администраций или облсоветов захвачены протестующими. В соседних регионах предпринимались попытки захвата администраций. На этом фоне принято решение о созыве внеочередной сессии Верховной рады для «обсуждения ситуации» и возможного пересмотра скандальных законов.

Похоже, что у Януковича не хватает ресурсов для того, чтобы разгромить оппозицию. Он может опереться только на «Беркут» и некоторые другие подразделения МВД, причем значительная часть милиционеров – из числа курсантов, работников автоинспекции и др. — не проявляет особого рвения (наглядным доказательством является осада сторонниками оппозиции Украинского дома в ночь с 25 на 26 января, которая завершилась отступлением правоохранителей). Армия подчеркивает свой нейтралитет. Мобилизовать своих сторонников на добровольной и бескорыстной основе Януковичу не удается – все попытки создать альтернативный «Майдан» завершились неудачей, в нем участвовали лишь бюджетники и так называемые «титушки» (молодые люди, нанятые за небольшую сумму).

Растет давление на украинские власти и со стороны Запада. Посол Украины во Франции был вызван в МИД для дачи объяснений о происходящем в Киеве. США обсуждают возможность введения санкций против тех, кто стоит за решениями о применении силы против митингующих. К роспуску Верховной рады призывают европейские политики. Интересно, что Всемирный экономический форум отозвал приглашение премьеру Азарову выступить на одной из сессий. При этом со стороны России звучит однозначная поддержка Януковича. Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что «насилие в Киеве «в немалой степени стимулируется из-за рубежа». Его заместитель добавил: «Законная власть на Украине наталкивается на иностранное вмешательство. Часть экстремистской оппозиции грубо нарушает конституцию страны». Иностранное вмешательство осудил и пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

Все отчетливей происходит и отмежевание крупного бизнеса от Виктора Януковича. 17 января президент уволил главу своей администрации Сергея Левочкина, который считается человеком, близким к Дмитрию Фирташу. Левочкин еще во время ноябрьского Евромайдана пытался подать в отставку, но Янукович тогда ее не принял, несмотря на растущее противостояние между ним и «силовиками», контролируемыми «Семьей». Украинские СМИ приписывают именно Левочкину размежевание внутри Партии регионов и провоцирование раскола фракции. При этом его супруга Зинаида Лихачева, например, активно поддерживает протест, а принадлежащий Фирташу телеканал Inter откровенно симпатизировал Майдану. Примечательно, что через несколько дней после увольнения Левочкина, замначальника департамента внешнеэкономической деятельности «Газпрома» Виктор Валов заявил, что «на сегодняшний день прямые поставки газа для компании Ostchem [Фирташа] не рассматриваются». В прошлом году компания Ostchem закупила у «Газпрома» газа по заниженной цене для закачки в ПГХ, а также обеспечения промышленных активов Фирташа. В СМИ фигурировали слухи, что Россия может вернуть в схему посредников при продаже газа «Нафтогазу Украины», и эту роль может снова вернуть себе Фирташ. Теперь, после газовых договоренностей, заключенных в Москве после отказа Киева от подписания соглашений об ассоциации с ЕС, потребность в Фирташе отпала.

В то же время олигархи опасаются и революционного развития ситуации, которое грозит переделом экономических ресурсов. Поэтому их сторонники в парламенте 16 января голосовали за пакет «репрессивных» законов, но сейчас, по некоторым данным, часть регионалов стали колебаться. Показательно, что спикер парламента Владимир Рыбак заверил президента, что вопрос о введении чрезвычайного положения не рассматривается – это может быть связано не только с давлением со стороны Запада, но и с ненадежностью части депутатов, которые по Конституции утверждают решение президента о введении ЧП. Кроме того, Янукович все более ставит на узкий круг наиболее преданных сторонников. 23 января новым главой администрации стал Андрей Клюев, бывший первый вице-премьер по ТЭКу, а затем — секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины. Клюев считается сторонником жестких действий властей в отношении оппозиции. Сейчас его принято относить к числу союзников Семьи, укрепляющей свои позиции внутри украинской власти и якобы подталкивающей «силовиков» к более жестким действиям против митингующих. Клюев находится в числе тех, против кого США могут ввести санкции за избыточное насилие против протеста. Тема Украины стала одной из самых обсуждаемых и на Всемирном экономическом форуме в Давосе, куда приехали крупные украинские бизнесмены Виктор Пинчук, Петр Порошенко (выступивший крайне резко в отношении украинской власти), Дмитрий Фирташ. По инициативе Пинчука обсуждение на украинской панели участники начали с минуты молчания по погибшим в Киеве.

В этих условиях 25 января Янукович предложил оппозиции компромисс. В его рамках Яценюк и Кличко получают ключевые посты в правительстве – премьера и вице-премьера, соответственно. Также «для обеспечения широкого общественного диалога» ожидаются публичные дебаты Януковича и Кличко (таким образом, Кличко в публичном пространстве ставится на один уровень с президентом). Арестованные участники протестов освобождаются из-под стражи, а затем амнистируются. Законы, принятые 16 января, частично пересматриваются (но не отменяются). Изменяется порядок формирования избиркомов, в состав которых включаются представители всех парламентских фракций пропорционально их численности. Рассматривается вопрос об изменениях в Конституцию с последующим их утверждением Радой или референдумом. В ответ оппозиция должна уйти с улиц и освободить все занятые здания.

Однако вечером 25 января оппозиционеры отклонили эти предложения, согласившись в то же время продолжить переговоры. Кличко потребовал провести досрочные президентские выборы уже в нынешнем году, а также отменить законы от 16 января. Яценюк о досрочных выборах ничего не сказал, но также настаивал на отмене законов. Похоже, что оппозиционеры не доверяют Януковичу – в парламенте у них нет большинства, так что кандидатура Яценюка может быть «провалена» депутатами Рады в условиях демобилизации оппозиционного актива.

Понятно, что проблема украинского противостояния существенно глубже, чем конфликт власти и оппозиции. Президент Украины столкнулся с содержательным кризисом своего президентства, когда взамен утерянной «европейской мечты» обществу ничего альтернативного предложено не было. При этом происходит быстрая деградация репутации Януковича. Даже президент Белоруссии Александр Лукашенко воспользовался моментом, чтобы упрекнуть украинские власти в корысти и клановости: «Прекрасная страна с прекрасным народом, и вот этот бардак с так называемым рынком, где кланы поделили страну, — вот к чему это приводит. Как только дети президента начинают заниматься бизнесом — жди беды. Как только у жен и любовниц появляются короны на голове — жди беды». Экспансия и бизнес-активность Семьи, нарастание противоречий со «старыми» донецкими олигархами, активное вовлечение во власть фигур, близких к сыну Януковича Александру – все это девальвирует доверие к главе государства не только в Западной и центральной частях страны.

Политический кризис в Украине быстро перерастает в кризис государственности. Все свое президентство Янукович стремился к усилению собственной власти, доминированию «восточных» элит и устранению конкурентов – это опасный курс для многосоставного государства. Определенное равновесие обеспечивала лишь декларировавшаяся европейская интеграция, устраивавшая Северо-Запад страны, но после вильнюсского саммита стало ясно, что при Януковиче она утратила актуальность. Отсюда и тупик, в котором оказался украинский президент.

Происходит быстрая девальвация институтов власти и политических лидеров, причем как во власти, так и в оппозиции. Нарастает хаотизация политического процесса при нерешительности государственной власти и растущем давлении на нее со стороны внешних игроков, имеющих подчас противоположные интересы. Судя по всему, Украина после некоторого относительно спокойного периода входит в эру долгосрочной дестабилизации – любой вариант выхода из ситуации не выглядит оптимальным. Возможностей подавить волнения не видно, а уступки могут привести лишь к дальнейшему ослаблению позиций Януковича. Маневрировать же сколь угодно долго невозможно – придется принимать решения. В то же время вероятность раскола страны, несмотря на бурные события, выглядит небольшой – для этого необходимо наличие двух «пассионарных» общественных сил, готовых на жесткое противостояние. Украинская же ситуация на сегодняшний момент выглядит иной – активному Северо-Западу (включая и Киев) противостоит куда более инерционный Юго-Восток.

27.01.2014

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s