О пресс-конференции Путина и помиловании Ходорковского

ПОЛИТКОМ

В Москве завершилась большая пресс-конференция Владимира Путина, которая была одной из самых скучных за все время проведения подобных мероприятий: президент, по сути, ушел от ответов на большинство политически значимых вопросов. Особенностью нынешнего общения стал и эмоциональный и содержательный минимализм Владимира Путина, что выглядит продолжением линии, взятой в недавно оглашенном послании Федеральному собранию. Главными же новостями стало решение Путина помиловать Михаила Ходорковского, а также амнистия четырех фигурантов «болотного дела». Российская власть всерьез готовится к сочинской Олимпиаде, пытаясь сгладить восприятие путинской политики на Западе.

От нынешней пресс-конференции ждали, прежде всего, прояснения ситуации вокруг достигнутых на днях договорённостей между Россией и Украиной. Общественность, журналисты откровенно не понимают: какова реальная «цена» выданного кредита в $15 млрд и предоставления значительной скидки. Вполне логично предположить, что за уступчивостью Москвы скрываются некие неформальные договоренности, прежде всего, касательно вступления Украины в Таможенный союз. Также понятно, что пока политическая ситуация в Украине остается крайне напряженной, объявление о подобных договорённостях могло бы слишком дорого обойтись президенту Виктору Януковичу.

Однако объяснения Владимира Путина для прояснения ситуации не дали практически ничего. Глава государства лишь указал на то, что Россия не могла оставаться в стороне от тех трудностей, с которыми столкнулась братская страна. Заявление немного лукавое, учитывая, что еще совсем недавно Россия грозила Украине дефолтом и торговыми войнами, откровенно выкручивая руки и требуя рыночных отношений. «Вот эти 15 миллиардов, о которых я сказал, – это возвратные деньги. Ещё раз хочу напомнить, 5 процентов с купона, размещены на Ирландской бирже, – по-моему, по английскому праву, поэтому они защищены. Я здесь не вижу никакого расточительства с нашей стороны», — заявил Путин, в конце своего ответа добавив про необходимость «договориться о некой долгосрочной совместной работе». При этом, говоря про Украину почти полчаса, он даже не упомянул про Таможенный союз, о котором журналист спрашивал президента напрямую: входят ли договоренности о присоединении Украины к ТС частью политических гарантий выделения кредита. При этом стоит отметить, что сегодня же Виктор Янукович пояснил, что Украине может подписать часть документов по ТС. Россия в такой ситуации пока публично самоустраняется, ожидая инициативы от Киева.

В остальном ожидания от пресс-конференции были уже достаточно скептическими. Понятно, что Путин пришёл всерьез и надолго (вопросы о преемнике уже мало кого вдохновляют, да и сам Путин их уже игнорирует), судьба правительства превращается в один из вечно подвешенных вопросов. Здесь глава государства как раз весьма четко дал понять, что отставки ждать не стоит: у кабинета еще есть потенциал, а сама работа оценивается как удовлетворительная. Интрига с отставкой исчезла. Вероятно, для российского лидера сейчас важно показать элитам, что политическая ситуация будет оставаться стабильной и никаких кадровых пертурбаций ожидать не стоит.

Однако в целом обращает на себя внимание нежелание Путина вообще говорить по существу политических проблем, которые поднимались независимыми от государства журналистами. Так, отвечая на вопрос о том, кого Путин считает вторым после него политиком, президент начал политически приподнимать лидеров парламентских партий, ставших одним из основных элементов управляемой демократии. Отношение же Путина к внесистемной оппозиции осталось брезгливо-пренебрежительным и даже пошлым: глава государства порекомендовал оппозиции «не потерять штаны», выпрыгивая из них в борьбе «за главное». «Без порток можно остаться. Но хорошо, если есть на что посмотреть, а если особенно нечем похвастаться, конфуз может быть, конец карьере», — сказал Путин.

Главной же новостью на фоне пресс-конференции стало амнистирование 4 фигурантов «болотного дела» причем несмотря на достаточно жесткую публичную позицию президента в отношении насилия против сотрудников правоохранительных органов. Большой резонанс вызвали слова Путина о неспособности «омоновца» поднять руку на женщину, когда в интернете можно найти массу фото и видеоматериалов, доказывающих обратное. И, наконец, как гром среди ясного неба прозвучала новость о намерении Путина подписать прошение Михаила Ходорковского о помиловании. Помилование так или иначе подразумевает признание своей вины (даже если некоторые юристы считаю это формально необязательным фактором). Два года назад слухи о вероятности помиловании при условии признания вины были достаточно распространенными. Путин также заявил, что не видит перспективу у третьего дела ЮКОСа.

Если амнистирование четырех представителей «болотного дела» сегодня кажется ожидаемым, пусть и демонстративным жестом доброй воли со стороны государства, которое, оставаясь на своей позиции, тем не менее, проявляет такое «великодушие», то помилование Ходорковского вызвало настоящий шок. На протяжении всех 10 лет уголовного преследования бывшего главы ЮКОСа, Кремль убеждал общественность в кровавых злодеяниях и не знающих аналогов в истории преступлениях руководства нефтяной компании. До сегодняшнего дня складывалась и уверенность, что за вторым делом последует и третье, о чем говорили представители СКР.

Помилование выглядит разворотом на 180 градусов. Объяснение, вероятно, опять же связано с приближающейся Олимпиадой. Путину крайне необходимы «добрые дела», которые по достоинству были бы оценены Западом. Важно послать сигнал такой громкости, которая перекрыла бы весь тот поток реакционных решений и заявлений, который в последние полтора года льется из органов государственной власти. С самим Ходорковским, судя по реакции его адвокатов, даже не стали консультироваться или торговаться: с конца 2011 года власть сталкивается с новыми типами политических угроз, у Ходорковского появились сильные конкуренты в противостоянии с властью, а сам бывший олигарх заметно потускнел на фоне «болотных протестов». Страх перед Ходорковским постепенно был замещен страхом перед спонтанным уличным протестом, нашедшим своих лидеров. Помилование Ходорковского – главный итог полутора лет третьего срока Владимира Путина.

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s