Почему Вексельберг больше не сможет оставаться вне политики

Моя колонка на Слоне

http://slon.ru/russia/proklyatoe_skolkovo_palba_iz_vsekh_orudiy-914874.xhtml

Официальный представитель СК России Владимир Маркин заявил, что следователи подозревают нецелевое расходование бюджетных средств, выделенных фонду «Сколково» и размещенных на депозитах аффилированного с Виктором Вексельбергом «Меткомбанка». Мало кто удивился, когда СК завел уголовное дело о хищениях в самом фонде «Сколково», – сегодня очередными атаками в адрес Медведева не удивишь. Однако удар по Вексельбергу заставляет задуматься о масштабах кампании против нынешнего премьера.

Виктор Вексельберг принадлежит к высшей лиге отечественного крупного бизнеса, нашедшего в себе силы и мудрость адаптироваться после «шальных 90-х» к новым реалиям «путинской вертикали». Путин хорошо запомнил патриотический поступок Вексельберга в 2004 году, когда бизнесмен за несколько месяцев до проведения аукционных торгов Sotheby`s купил на свои средства коллекцию пасхальных яиц работы Фаберже, которые были возвращены в Россию. Однако, в отличие от Олега Дерипаски, Вексельберг никогда не держался равноудаленно и не слишком заискивал перед властью. Отношения с Кремлем он строил по-деловому, без политического пафоса. Не обходилось и без громких конфликтов, которые, правда, удавалось улаживать. Можно вспомнить, какой разнос Владимир Путин, будучи премьером, устроил частным инвесторам в области энергетики в феврале 2010 года. Тогда досталось Михаилу Прохорову, Владимиру Потанину и Вексельбергу. Правда, серьезных последствий недовольства Кремля удалось избежать. Был конфликт ТНК-BP с «Газпромом»: последний натравил на нефтяную компанию ФСБ, которая искала в ней подозреваемых в корпоративном шпионаже (по сути, это было косвенным следствием внутрикорпоративного конфликта в самой ТНК-BP). Было и выкручивание рук по поводу Ковыктинского месторождения: ТНК-BP была в итоге вынуждена продать актив «Газпрому». Ну и последняя история – конфликт ТНК с Игорем Сечиным: российские акционеры нефтяной компании блокировали сделку «Роснефти», подконтрольной Сечину, с BP. Но и этот конфликт улажен: теперь вся ТНК-BP перейдет под контроль «Роснефти».

История Вексельберга показывает, что свои интересы он умеет защищать, но при этом стремится избегать крупных конфликтов и находить компромиссы. Он подчеркнуто оставался и вне политики. Вероятно, поэтому он приглянулся Медведеву в 2010 году, когда начался проект строительства «Иннограда», получившего затем более известное название «Сколково». Вексельберг вплотную занимался развитием проекта: проводились многочисленные встречи с главами крупнейших инновационных компаний мира, заключались соглашения с Кремниевыми долинами в США и Франции (Sophia Antipolis). Удивительно, но медведевским бизнесменом он вроде так и не стал. Например, в прошлом году, когда премьер настойчиво предлагал вернуть налог с продаж, Вексельберг выступил против этого.

Однако после политической капитуляции Медведева проект «Сколково» остался не только без политического иммунитета, но и превратился в мишень для его политических оппонентов. В середине февраля Следственный комитет возбудил дело против бывшего главы департамента финансов фонда «Сколково» Кирилла Луговцева, который, по версии следствия, незаконно истратил 24 млн рублей. Как говорил Вексельберг, деньги удалось вернуть, а менеджер уволен. Однако в СК «заслуги» фонда признавать отказались, обвинив его в нежелании в полной мере сотрудничать со следствием. Теперь новый удар, уже непосредственно по «лицам, принимающим решения». Как заявил Маркин, СК проверяет данные ФСБ о размещении выделенных «Сколково» 3,5 млрд рублей на депозитах «Меткомбанка», аффилированного с президентом фонда Виктором Вексельбергом. Следователи также проверяют факт перечисления фондом «Сколково» гранта 400 млн рублей фирме, которая не является участником одноименного проекта, сообщил Маркин. Проверяется и информация о необоснованном перечислении фондом и его дочерней компанией «Объединенная дирекция по проектированию и строительству центра разработки и коммерциализации новых технологий» в 2011 году более 37 млн рублей ряду подрядчиков за работы, не предусмотренные договорами.

Создается впечатление, что в СК поступило указание «мочить „Сколково“ по-полному», невзирая ни на заслуги, ни на звания. Можно не сомневаться, что конечной целью продолжает оставаться именно Медведев, а также куратор проекта «Сколково» в правительстве Владислав Сурков. Вексельберг однако в этой ситуации задевается далеко не по касательной: он становится своего рода заложником провала громкой инициативы Медведева и жертвой его политического краха. Возможно, противники премьера делают ставку прежде всего на разрушение всей системы связей Медведева, его ресурса, куда можно было вполне отнести «тяжеловеса» Вексельберга. Сам же бизнесмен оказывается перед непростым выбором: ему придется занять политическую позицию – он за или против Медведева. Оставаться вне политики уже не получится, и Вексельберг наверняка уже не раз пожалел, что в 2010 году сделал неверную политическую ставку. Есть тут и более широкий контекст – наезд на Вексельберга как менеджера проекта «Сколково» – это предупреждение всем крупным бизнесменам: не связываться с нынешним премьером. Равно как и подальше бежать от его задорных инициатив.

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s