СМЕНА ГЛАВЫ ДАГЕСТАНА И КАДРОВЫЕ ПЕРЕСТАНОВКИ В АП

ПОЛИТКОМ

Президент РФ Владимир Путин назначил исполняющим обязанности главы Дагестана Рамазана Абдулатипова. Предыдущий глава республики Магомедсалам Магомедов стал заместителем главы президентской администрации. Оба кадровых решения вызвали большие споры у экспертов и наблюдателей: кадровая политика Кремля становится менее прозрачной и понятной.

О том, что в скором времени состоится отставка президента Дагестана, СМИ писали за неделю до объявления о принятом решении. Было известно и имя преемника – Рамазан Абдулатипов, который потом признался, что ждал этого назначения с 1994 года. Кремль публично никак не объяснил свое кадровое решение. С одной стороны, неофициально дается понять, что Кремль недоволен отсутствием позитивных результатов трехлетнего правления Магомедсалама Магомедова в Дагестане. С другой стороны, его назначение заместителем главы президентской администрации, казалось бы, опровергает эту логику. В итоге в ситуации вокруг кадровой рокировки можно выделить несколько главных «загадок».

Загадка первая – за что уволили Магомедова? Мнения экспертов по Кавказу тут более или менее однозначны. Республика оставалась на протяжении трех последних лет одной из самых проблемных территорий. Покушения на религиозных деятелей (в первую очередь, гибель одного из самых авторитетных суфийских ше йхов Дагестана Саида Чиркейского), провал политики диалога с частью сторонников «нетрадиционного» для республики ислама, высокий уровень коррупции, низкий авторитет главы республики, тяжелая социально-экономическая ситуация. Однако все это вряд ли стало поводом для отставки. Проблемы Дагестана носят системный характер, и Магомедов тут как не улучшил, так и не ухудшил положение. Правда, последние полгода активизируется информация о фактическом ведении федеральными войсками контртеррористической операции в Дагестане силами подразделений Минобороны и спецназа ГРУ.

Вероятно, главной причиной увольнения Магомедова стало ослабление его политических позиций на федеральном уровне. Куратор его назначения Владислав Сурков больше не работает в АП, а его преемник Вячеслав Володин, по данным телеканала «Дождь», имел свое собственное видение кадровой политики в отношении этой северокавказской республики. При этом, по некоторым данным, Сулейман Керимов, который три года назад был одним из посредников при согласовании компромиссной схемы назначения Магомедсалама Магомедова главой республики, в последние два года заметно подпортил отношения с последним, тяготился «социальной нагрузкой» и ответственностью за республику перед АП (кстати, в АП как раз выражали разочарование невыполнением Керимовым своих инвестиционных обещаний).

Постепенно Керимов от активного взаимодействия с администрацией Дагестана отошел, но зато заметно выросло влияние братьев Магомеда и Зиявудина Магомедовых (бывший сенатор от Смоленской области и глава группы компаний «Сумма»). Группа «Сумма» в целом заметно «поднялась» во время президентства Дмитрия Медведева, а Зиявудин Магомедов, например, считается фигурой, близкой к вице-премьеру Аркадию Дворковичу. Поэтому причиной снятия Магомедова можно назвать ослабление его политических кураторов на федеральном уровне и усиление конкуренции за пост главы Дагестана.

По данным «Газеты.ру», в Дагестане может усилиться группа аварца, главы республиканского ПФР Сагида Муртазалиева, в прошлом борца вольного стиля, олимпийского чемпиона 2000 года. Он также считается близким и к Зиявудину Магомедову. Зять Абдулатипова Магомед Мусаев, по словам издателя дагестанской газеты «Черновик» Магди Камалова, осуществляет ряд проектов Зиявудина Магомедова.

Загадка вторая – это назначение Магомедова заместителем главы президентской администрации. Учитывая, что инициатором отставки Магомедова СМИ называют Володина, приход Магомедова в АП – неприятный знак для первого заместителя главы АП. Заметим, что Дмитрий Песков весьма раздражённо прокомментировал слухи о вероятности назначения Абдулатипова главой Дагестана: когда последний поспешил с заявлением об уже подписанном «приказе» Путина, Песков ответил, что президент не подписывает «приказов» и такой информации у него нет. Таким образом, весьма вероятно, что в Кремле решение о смене Магомедова было далеко не консенсусным, и противники отставки добились своего рода компенсации приходом Магомедова в Кремль. В то же время не исключено, что речь шла о раздражении в связи с «утечкой» информации о подписанном указе, причем исходившей от самого фигуранта этого документа.

По данным «Дождя», против отставки выступал глава «Роснефти» Игорь Сечин», у которого в республики свои интересы, связанные с деятельностью «Дагнефти» — дочернего предприятия «Роснефти». По данным ряда СМИ, гендиректор «Дагнефти» Абдулхалик Гиндиев был «посредником» между Магомедовым и главой «Роснефти» Сечиным, который заступился за Магомедова перед Путиным. Поэтому нельзя исключать, что назначение Магомедова в АП было связано с желанием Сечина гарантировать сохранность бизнеса «Роснефти» в Дагестане на фоне ожидаемых внутриэлитных перетрясок.

По данным «Коммерсанта», пост заместителя главы администрации президента был создан специально «под Магомедова». Внутри АП он будет заниматься национальными отношениями. Ему также отойдет департамент по межнациональным отношениям в управлении внутренней политики (УВП), который сейчас находится в ведении Володина, курирующего эту сферу. При этом формально Магомедов по вопросам национальной политики должен был бы подчиняться как раз Володину. Внутри Управления внутренней политики самостоятельный департамент по национальной политике был создан летом прошлого года, а затем в сентябре он был усилен, и к нему были присоединены функции по взаимодействию с религиозными организациями. Магомедов займет место Михаила Белоусова в президентском совете по межнациональным отношениям, будет взаимодействовать с Общественной палатой по национальным вопросам. Общее кураторство УВП, включая межнациональные отношения, как пояснил «Коммерсанту» Песков, по-прежнему остается за Володиным. Но ранее источники в АП утверждали, что контролировать работу Магомедова и докладывать о ее результатах президенту будет лично глава администрации президента Сергей Иванов. Похоже, что высокий статус Магомедова (бывших руководителей регионов нередко назначают на посты уровня замминистра) является компенсацией не только для него лично, но и для даргинской общины, которую он представляет. Ни один даргинец не занимал ранее столь высоких должностей на общероссийском уровне. В то же время отсутствие опыта работы в федеральных учреждениях может ослабить аппаратные позиции нового заместителя руководителя АП.

Наконец, загадка третья – почему был назначен именно Рамазан Абдулатипов. Как заявил сам и.о. главы Дагестана предложение возглавить республику он получил от Кремля еще три месяца назад и взял время на размышление. Абдулатипов также говорил, что уже много лет консультирует Кремль по вопросам Северного Кавказа. Отметим, что в последние два года Абдулатипов заметно сблизился с Вячеславом Володиным. Будучи главой Ассамблеи народов России, Абдулатипов активно продвигал Стратегию государственной национальной политики. В октябре прошлого года по теме реализации этой стратегии Абдулатипов выступил в Саратове, родине первого заместителя главы АП, выразив последнему особую признательность. Кстати, нынешний и.о. главы республики был третьим номером в дагестанском избирательном списке «ЕР» в Госдуму в декабре 2011 года.

Новый глава республики является федеральным политиком, пользуется в республике авторитетом, но при этом не связан напрямую с влиятельным ныне кланами и группами влияния – видимо, этим и объясняется его выбор на нынешнюю должность. Можно провести аналогию с назначением главы Карачаево-Черкессии Бориса Эбзеева. Бывший судья КС, очень авторитетный в республике юрист был, по сути, внешней по отношению к КЧР фигурой, но при этом хорошо знакомой местным элитам. Однако Эбзеев был смещен через половину срока своего правления: внутри республики вызвало слишком много протеста попытки Эбзеева нарушить традиции разделения власти между различными этническими группами влияния.

Абдулатипов тоже начал проводить практически сразу активную кадровую политику. Он отправил в отставку правительство республики, предупредив, что кадровая команда будет подвергнута серьезной чистке — многих экспертов настораживает «горячность» Абдулатипова. Пока же новым главой правительства стал вице-премьер, руководитель проекта «Русская радиоэлектроника» даргинец Мухтар Меджидов. «Проблемы Муху Гимбатовича (Муху Алиев — президент Дагестана в 2006-2010 годах) и Магомедсалама Магомедова одни и те же – они не создали свою команду, всем нужно уходить, во власти и в моей команде будут задействованы новые люди. Всем старым министрам нужно уходить. Когда одни и те же лица сидят 10—15 лет — это не нормально. Нельзя во власти терпеть крохоборов и взяточников. Нам нужны профессионалы», — пояснил Абдулатипов, добавив, что чиновники теперь будут назначаться на конкурсной основе. Риторика нового и.о. руководителя Дагестана привела к тому, что федеральный центр счел нужным предупредить его о необходимости осторожного подхода к решению политически значимых вопросов. На встрече с Абдулатиповым 1 февраля президент Владимир Путин особенно подчеркнул, что кадровая политика должна быть этнически сбалансирована.

Теперь одной из главных интриг будет выбор формы утверждения нового главы республики. Рамазан Абдулатипов высказался за прямые выборы. «Я всегда выступал за всенародные выборы, но надо учесть ситуацию, посмотреть на месте, посоветоваться с депутатами и общественностью. От этого зависит, какое решение будет принято по вопросу прямых выборов», — сказал Абдулатипов. Анонимный кремлевский источник заявил «Коммерсанту», что решение о том, что глава Дагестана не будет выбираться населением, а будет назначен, принципиальное. Законопроект о праве регионов отказаться от прямых выборов Госдума приняла пока в первом чтении. Однако до сентябрьских выборов пока время есть: Абдулатипов может находиться в статусе исполняющего обязанности именно до этого времени. Поэтому у парламента Дагестана есть все возможности дождаться подписания нового федерального закона президентом и разработки собственной процедуры уже на республиканском уровне с утверждением на уровне закона. По такой схеме фракции в Народном собрании Дагестана должны будут представить президенту РФ своих кандидатов, из которых глава государства лично будет отбирать тройку претендентов, один из которых и будет «выбран» на высший пост депутатами республиканского собрания. Соавтор поправок, вице-спикер Госдумы от ЛДПР Игорь Лебедев, заявил «Коммерсанту», что в Дагестане теперь выборов «не будет»: «Придуманная нами схема была в первую очередь предназначена для республик Кавказа». Депутат-единоросс Гаджимет Сафаралиев, который был избран в Госдуму от Дагестана, уверен, что при выборе схемы наделения главы региона полномочиями «надо исходить из целесообразности, а на данном этапе эффективней провести выборы законодательным собранием».

Назначение Абдулатипова – интригующее кадровое решение, которое пока получило заметный аванс доверия как внутри республики, так и со стороны экспертов. Перед Абдулатиповым открыто окно возможностей, и очень много будет зависеть именно от его искусства выстаивать межклановые коалиции и избегать острых конфликтов. Вместе с этим назначение Магомедсалама Магомедова в АП как раз, напротив, было практически непонятно наблюдателями: вероятно, пока это является своего рода «страховкой» на случай если Абдулатипов не будет справляться.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

04.02.2013

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s