ПРАВИТЕЛЬСТВО МЕДВЕДЕВА: ПОД СТРАХОМ ОТСТАВКИ

ПОЛИТКОМ

В СМИ раз за разом появляются слухи о растущем недовольстве Кремля правительством Дмитрия Медведева. Эти слухи – отражение борьбы за, как минимум, ослабление, как максимум – отставку кабинета министров. Вероятно, под знаком этой борьбы пройдет и весь 2013 год.

Слухи о недовольстве правительством в Кремле стали появляться почти сразу с назначением кабинета Медведева. Первый «пик» приходится на сентябрь-октябрь, когда сначала ушел министр регионального развития Олег Говорун, а затем уже был уволен министр обороны Анатолий Сердюков. Этому предшествовало совещание с участием Владимира Путина, потребовавшего от Медведева сделать выговор трем министрам, включая Говоруна. Президенту не понравилось, как исполняются его майские указы, подписанные в развитие предвыборной программы Путина. Впрочем, в конце концов, выговор был объявлен лично Путиным.

Уже на протяжении нескольких месяцев от Кремля исходит недовольство (выраженное в заявлениях анонимных или официальных источников) курсом Дмитрия Медведева: создается впечатление, что президент разочарован пассивностью кабинета в реализации предвыборных инициатив главы государства.

Иными словами, правительство занимается не тем, чего от него ждет Кремль. Такое отношение к работе кабинета проявилось и в заявлениях Путина в рамках его большой пресс-конференции по итогам 2012 года. Отвечая на вопрос, почему он выгоняет министров, Путин заявил, что «ситуация в стране изменилась», «нам нужно решать уже застарелые, но очень важные проблемы, прежде всего в социальной сфере». При этом он косвенно высказал сомнение в том, что у министров достаточно опыта для работы на первых позициях, намекнув также, что возможно они не до конца понимают, «что между тем, что было заявлено в стране в качестве первоочередных и среднесрочных целей и в экономике, и в социальной сфере в ходе президентской предвыборной кампании, и тем, что Правительство делает, не должно быть никакой разницы». Из этих слов президента следовали три вывода. Во-первых, Путин ощущает некоторую оторванность правительства от «общего кремлевского» вектора в реализации предвыборной программы. А это неизбежно сказывается и на чувстве политической уверенности главы государства: он дал обещания перед избранием, а их выполнением занимаются не в полной мере подконтрольные ему люди. Во-вторых, у Путина заметно расхождение между тем «что заявлено» и тем, что делает правительство. В-третьих, даже в рамках такой ситуации он пока не намерен менять кабинет министров.

Тем не менее, уже в конце декабря газета «Ведомости» со ссылкой на свои источники написала, что правительство не полностью исполняет предвыборные обещания президента. Самая большая проблема — с обеспечением населения доступным жильем и с развитием ЖКХ, говорил газете сотрудник аппарата правительства: не принято мер по поддержке многодетных семей, развитию арендного жилья, кардинальному улучшению качества коммунальных услуг и привлечению частных инвестиций в ЖКХ; не утвержден и исчерпывающий перечень административных процедур в жилищном строительстве. Не утверждены план деятельности правительства до 2018 г. и прогноз социально-экономического развития до 2030 г., а этого требовал указ о долгосрочной экономической политике, признался сотрудник правительства, предупредив, что это решение с Кремлем согласовано. Вопросы повышения заработной платы бюджетникам должны обязательно идти в увязке со структурными преобразованиями, утверждал сотрудник администрации президента.

У президента противоречивое отношение к кабинету Медведева. С одной стороны, Кремль ждет активной работы по проведению непопулярных социальных реформ. Тут, вероятно, инициатива и публичное взятие на себя ответственности приветствуется. Высокопоставленные чиновники администрации президента в комментариях СМИ этого и не скрывают: одна из основных задач правительства — провести непопулярные реформы, а их нет: «Сейчас время для этих реформ, окно закроется после 2016 г., с наступлением нового электорального цикла», — говорил аноним «Ведомостям» в декабре прошлого года. С другой стороны, в вопросах выполнения предвыборных обещаний кабинет должен быть эффективным исполнителем, работающим уже на политический имидж президента, его рейтинг. И тут эффективность выполнения поручения должна быть максимальной.

При этом правительство Медведева не может не раздражать тот факт, что проблема исполнения поручений была одной из самых острых при Медведеве-президенте. На первых этапах более 70% поручений президента не исполнялись кабинетом министров, либо это делалось с большим опозданием. Борьбой с неисполнением поручений был посвящен весь 2010 год. А в марте 2011 года Медведев даже подписал специальный указ, который ужесточал порядок рассмотрения правительством и полпредствами поручений главы государства, а также контроль над этим. При этом сами поручения делились на две категории: непосредственные поручения, которые отличались высокой степенью проработанности решений, и указания, которые еще только предстояло оформить в решения.

Теперь Путин заинтересован в создании механизмов контроля за исполнением его поручений. И уже сейчас, предварительно, можно рассмотреть некоторые элементы этих механизмов. Во-первых, это создание специальных рабочих групп. Так, для контроля над реализацией президентских предвыборных указов создана рабочая группа в Кремле под руководством помощника президента Эльвиры Набиуллиной, которая жестко спрашивает за срыв сроков, требует объяснить причины и зачастую не соглашается с позицией правительства, говорил «Ведомостям» федеральный чиновник на условиях анонимности в конце прошлого года. Она фактически становится «смотрящим» за Медведевым от АП в вопросах исполнения президентских указов.

По данным «Известий», в скором времени будет опробован и иной формат контроля – личные встречи министров с Путиным. По данным газеты, плотный график встречи уже расписан. Встречи будут проходить раз в месяц. «Поручения президента курирует контрольное управление Константина Чуйченко, и примерно раз в месяц, а для некоторых ведомств ежеквартально предписано делать доклады. Владимир Владимирович будет беседовать с министрами лично», — рассказал «Известиям» пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Встречи главы государства с министрами – это нормальная практика. Однако когда они проводятся часто, на регулярной основе, то становятся формой подмены работы премьера. Путин вводит прямое президентское управление кабинетом министров, в обход главы правительства. Медведевым это может быть расценено и как признак растущего недоверия, и как косвенное признание его неэффективности как главы исполнительной власти.

Также «Известия» опубликовали информацию о некоем неформальном рейтинге эффективности министров, составленном на основе бесед с руководящими сотрудниками администрации президента. К числу наиболее проблемных членов правительства отнесены министр образования Дмитрий Ливанов, министр труда Максим Топилин, министр регионального развития Игорь Слюняев, министр транспорта Максим Соколов, министр по развитию Дальнего Востока Виктор Ишаев. Все эти министры получили свои посты при Медведеве, а Слюняев вошел в правительство только в октябре (претензии к нему могут быть связаны с конфликтом вокруг Госстроя, в результате которого пост его руководителя покинул протеже Путина Владимир Коган – Медведев в этой истории поддерживал Слюняева). Ишаев известен своим негативным отношением к планам создания госкорпорации по развитию Дальнего Востока, способной подменить его министерство. Причем если Медведев еще на посту президента резко негативно относился к госкорпорациям, то Путин в прошлом году не исключил создания такой «дальневосточной» структуры, да еще и подверг критике работу Ишаева в качестве министра. А министр Ливанов подвергся критике со стороны не только президента (в связи с сентябрьским выговором), но и «единороссов», хотя последние атаковали его по другому поводу (он оказался первым членом правительства, негативно отозвавшимся об «антимагнитском» законе). В любом случае, подобный рейтинг, несмотря на свою «неформальность», носит беспрецедентный характер – тем более, что публикация не была дезавуирована администрацией президента.

Неслучайно, вслед за публикацией в «Известиях» последовал весьма разраженный комментарий пресс-секретаря Медведева Натальи Тимаковой. По ее словам, оценивать деятельность министров и правительства может только лично президент. «Что же касается высокопоставленных сотрудников администрации, если такие существуют, а не придуманы журналистами, так как в заметке не названа ни одна фамилия, то их обязанности определены — обеспечивать деятельность главы государства», — цитировало Тимакову агентство «РИА Новости».

Отношения Кремля и правительства осложняются и более идеологизированными, но менее аппаратно значимыми «пинками» в адрес друг друга. Так, Госдума, явно с подачи АП, пересматривает (или намеревается пересмотреть) многие чисто медведевские инициативы. Так, снова ставится вопрос о возвращении перехода на летнее время. Идет очевидная пробуксовка в таких вопросах как строительство административного центра в новой Москве, ветируются инициативы, направленные на развитие проекта «Сколково» и т.д. Правительство же критикует политически значимые инициативы, в частности, запрет на усыновление российских сирот гражданами США.

А на прошедшей неделе между министром юстиции Александром Коноваловым и «единороссами» произошел спор и по поводу закона о признании ряда НКО «иностранными агентами». Депутат Михаил Маркелов выразил недовольство пассивным исполнением Минюстом норм нового закона, заставив Коновалова оправдываться. «Сейчас будет просто этап притирания к этим нормам этого закона»,— ответил министр, уточнив, что сам закон предусматривает всего лишь «самостоятельное декларирование своего статуса некоммерческими организациями». По словам министра, у Минюста нет полномочий, «которые предполагали бы активные и жесткие проверки, наезды, формирование гигантских списков и другие страшные санкции». «Может быть, вам не хватает законодательных рычагов? Мы готовы помогать»,— предложил Маркелов, обратив внимание на последнюю акцию «против закона подлецов» (о запрете на усыновление российских сирот гражданами США). Александр Коновалов сообщил, что Минюст «будет работать по результатам тех данных, которые получит от органов финансового контроля и органов, которые ведут оперативно-розыскную деятельность». Насчет «помощи законодателей» министр заявил, что такая помощь уместна «только в аспекте кардинальной перемены концепции». «Концепция, которая заложена в законе сейчас, абсолютно нерепрессивная»,— подчеркнул глава Минюста.

В «Единой России» не только считают иначе, но и выражают недовольство слишком пассивной, политически неактуальной позицией министров правительства Медведева. Создается впечатление, что рост недовольства Кремлем в отношении кабинета министров становится своего рода провоцирующим фактором в отношениях между правительством и партией власти. Падение авторитета Медведева, политическая слабость его кабинета, слухи об отставке, усиление и разрастание дублирующих правительство структур и механизмов его контроля – все это дает «единороссам» больше политических возможностей для активной критики министров. При этом если на протяжении 12 лет партия власти критиковала только отдельных министров финансово-экономического и социального блоков, то теперь споры стали более концептуальными, затрагивающими политические решения Кремля.

Интересно, что 18 января «ЕР» проголосовала за принятие в первом чтении законопроекта о наложении штрафов за нецензурные выражения в сети интернет, несмотря на отрицательное заключение правительства. При этом в официально розданных депутатам документах было сказано, что законопроект получил поддержку АП и кабинета министров. В реальности же отрицательное заключение правительства за подписью Владислава Суркова было дано 19 ноября, а 29 ноября правовое управление администрации президента направило в Госдуму ответ, что для принятия законопроекта заключения правительства не требуется. Правительство Медведева оказалось в унизительном положении.

На сегодня политическая элита, а также околовластные группы влияния в значительной степени настроены на вероятную отставку правительства Медведева в краткосрочной или среднесрочной перспективе. Для одних это позволит эффективнее решать вопросы через правительство. Для других – упрочить свои собственные политические и аппаратные возможности. Однако маловероятно, что к отставке Медведева сегодня готов сам Путин: на премьера возложены функции проведения социально острых реформ и именно кабинет Медведева должен взять за них ответственность. А значит, удобный момент для ухода правительства в целом может наступить еще не скоро, что вовсе не касается судьбы отдельных министров. Путин вполне может в ближайшее время потребовать увольнения кого-либо из «штрафников», что еще более ослабит позиции премьера.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

21.01.2013

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s