Как оппозиции избавиться от комплекса неполноценности

Моя колонка на Слоне

http://slon.ru/russia/kompleks_nepolnotsennosti_rossiyskoy_oppozitsii-874596.xhtml

Сопредседатель «Левого фронта» Сергей Удальцов получает деньги у грузинских политиков на организацию революции в России, известный блогер Рустем Адагамов развращал малолетних детей, а представитель креативного класса Алексей Кабанов зверски убил свою супругу-журналистку. Страшная картинка, которая «продается» российскому зрителю и читателю; еще только предстоит разобраться, что в ней правда, а что ложь. А перед самой оппозицией встает еще более серьезная задача: научиться и отстаивать чистоту своей репутации, и при этом не подыгрывать Кремлю.

Если оппозиционер, бесстрашно вступивший в схватку с всемогущим Кремлем, вдруг оказывается преступником, кто он после этого: слабый человек, политик, допустивший небольшой просчет, или просто заслуживающий наказания подлец? Если преступника преследуют по политическим мотивам – оправдывает ли это его? Если против человека публичного выдвинуты неофициальные обвинения – должен ли он оправдываться? Что такое обязательства публичного политика? Что делать лидерам оппозиции, когда подозрения против их коллег бросают тень на весь оппозиционный лагерь и дискредитируют протест?
В сентябре прошлого года НТВ показало разоблачительный фильм «Анатомия протеста – 2», где Удальцов предстал чуть ли не предателем национальных интересов, агентом иностранного влияния. Должна ли была оппозиция в такой ситуации поддержать своего брата по оружию, встав на его сторону в борьбе с Кремлем, или ей следовало начать проведение собственного расследования, де-факто и нехотя подыграв Кремлю в подавлении одного из видных оппозиционных лидеров? Когда СМИ публикуют громкие материалы о коррупции (или с большим намеком на нее) в ВТБ, «Транснефти», РЖД, Минздравсоцразвития, в ходе подготовке к саммиту АТЭС и так далее – не ждет ли «прогрессивная общественность» адекватного поведения следственных органов и политической оценки и проявления воли со стороны Кремля?
Мы не будем рассуждать, что правда, а что ложь в тех обвинениях, которые посыпались на головы видных оппозиционных деятелей. Но сама оппозиция и ей сочувствующие явно растеряны. И в результате почти все, что оппозиция до сих пор делала в ответ на попытки ее дискредитации, – это ответ на ту повестку, которую задает Кремль. И более того – это следствие рассуждения по тем же схемам, которыми мыслит Кремль: посадишь коррупционеров – проявишь слабость перед оппозицией; признаешь собственные ошибки – потеряешь рейтинг; разоблачишь своего – сожрут другие. «Своих не сдавать» – это не та ли самая логика власти, которую так любят разоблачать российские представители оппозиции?
Впервые с начала подъема протестного движения внесистемная оппозиция столкнулась с первыми признаками морального кризиса. К сожалению, недоверие к российской судебной системе делает возможности самозащиты практически нулевыми в условиях громадного информационного доминирования власти в СМИ. Но ведь дело не только в соотношении сил, но и в аргументах. Отсутствие четкой позиции того же Координационного совета по делу Удальцова и делу Адагамова создает стойкое ощущение жизни по принципу «цель оправдывает средства». Политическая миссия превыше базовых человеческих ценностей и закона. Еще раз – вопрос не в том, кто виновен, а кто нет. Это вопрос публичной ответственности, вопрос о том, насколько далеко простираются границы действия принципа «своих не сдаем». Бомба брошена, не реагировать нельзя, занимать одну из сторон тоже. Но не пора ли тогда выработать свою линию, дистанцировавшись и от обвинителей, и от обвиняемых?
А может, Лимонов прав, отвечая Олегу Кашину на его колонку, что использование Кремлем той или иной позиции оппозиционера в своих интересах не означает «союза» этого оппозиционера с властью? Да и сам Кашин назвал свой материал «Как разлюбить оппозицию и не полюбить власть», предлагая разочарованным в обеих сторонах третий путь – «лучше уйти в себя, чем в юные помощники Следственного комитета и администрации президента». А откуда это разочарование? Политическая миссия оказалась выше человеческих ценностей – так можно обобщить разочарование Кашина реакцией публики на новость об Алексее Кабанове.
Другие стали рьяно писать про разочарование в креативном классе, зачем-то решив для себя, что Кабанов и есть тот самый типичный его представитель. Третьи до сих пор сомневаются, что признание Кабанова – не спецоперация ФСБ по дискредитации «разгневанного городского класса». Кремль бьет по оппозиции и выигрывает информационные войны. Креативный класс впадает в депрессию и уныние. «Болотные лидеры» не спешат занимать позицию по вопросам, которые возникли к представителям их лагеря.
Возможно, все это – признаки незрелости оппозиции, хотя на самом деле это лишь этап взросления. Своего рода подростковый комплекс неполноценности. Но этот комплекс можно преодолеть, признав, что у власти и общества вполне могут быть претензии к персональной жизни оппозиционеров. И что иногда эти претензии могут быть даже оправданными. Сейчас Кремль вынуждает оппозицию защищать своих представителей, в чем-то подозреваемых или обвиняемых, любой ценой или же «сдавать» их, теряя множество сторонников. Тем не менее эту кремлевскую линию вполне можно предугадать и обойти. Что для этого нужно? Как минимум вот что: заранее выработать свои собственные морально-этические требования к борцам против режима и определенные правила – как реагировать на обвинения и попытки дискредитации. Тогда оппозиция сможет избежать болезненных дилемм и задавать повестку дня сама.
Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s