5 загадок 2013 года

http://slon.ru/russia/na_utro_5_zagadok_2013_goda-870509.xhtml

2012 год выдался для страны таким богатым на всякого рода события, что его можно смело назвать эпохальным для современной истории России. Владимир Путин легко избрался на высший государственный пост, протесты слегка приутихли, в российско-американские отношения возвращается зима, а в самом режиме быстрыми темпами идет «закручивание гаек». Что же ждет страну в следующем, 2013-м, году?

Предсказывать – неблагодарное занятие, зато можно назвать пять главных загадок наступающего года. Решение каждой из них по отдельности вполне может оказаться судьбоносным для России и ее вектора развития в будущем.

Загадка первая: судьба потока нефтедолларов. Положение российской экономики в значительной степени зависит от внешнеэкономической конъюнктуры. Дмитрий Медведев, вероятно, продолжит свою стабильную политику отсутствия всякой политики. Не стоит ожидать масштабной приватизации – политическая конъюнктура пока складывается против этого, не стоит рассчитывать на реформы или структурные изменения в финансово-экономической сфере. Продолжится тихое проведение социально острых реформ образования и здравоохранения, можно ожидать и ползучего разрастания госсектора, усиления его влияния на экономику в целом. Игорь Сечин, которого на днях газета «Ведомости» назвала теневым министром энергетики, не зря ушел из правительства: де-факто его роль все-таки даже более значительна – она вполне соответствует статусу вице-премьера или, что даже еще точнее, помощника президента. Так что если мировые цены на нефть не рухнут, ситуация в экономике принципиальных изменений не претерпит. Зато при реализации худшего сценария влияние кризиса на экономику страны может оказаться гораздо более мощным, чем в 2008–2009 годах.

Политическая загадка будущего года: судьба правительства Медведева. Те же «Ведомости» сегодня пишут, что в Кремле работой кабинета недовольны. В этом нет ничего нового. Это недовольство не управленческое (вряд ли правительство можно назвать менее эффективным, чем все правительства периода правления Путина, начиная с 2004 года), а политическое: давление лоббистов отставки Медведева на главу государства растет. Владимир Путин, возможно, и рад бы заменить премьера: желание есть, а вот политической воли пока нет. Президент будет пытаться до конца выполнить свои обязательства перед бывшим местоблюстителем, дабы избежать раскола элит. И это будет непросто: главной проблемой правительства Медведева остается отсутствие политического авторитета. Даже самые «технические» кабинеты Виктора Зубкова и Михаила Фрадкова вызывали больше уважения, чем кабинет Медведева – политически несостоятельного премьера.

Третья загадка вытекает из новых процессов, которые начались в этом году внутри российской политической элиты – усиление межклановых войн и борьба за ресурсы. Антикоррупционная кампания, которая привиделась наблюдателям, в реальности оказалась не чем иным, как борьбой групп влияния за свои ресурсы. Так вот, чем закончится эта кампания?

Обиженные Медведевым за 4 года его президентства кланы пытаются взять реванш, переделывая сферы влияния и выливая друг на друга потоки компромата. Вряд ли этот процесс прекратится в новом году. Скорее наоборот – продолжающееся падение авторитета Медведева будет большим соблазном для его недругов «мочить» медведевских назначенцев. И не стоит ждать громких посадок: режим пока не готов сам себя пожирать.

Загадка номер четыре: рейтинги власти, точнее, персонально Владимира Путина, который под конец этого года решил попробовать возложить на себя роль не просто «национального лидера», а «духовного отца нации». В Кремле пока убеждены – никакого проседания поддержки населением режима нет – все рейтинги стабильны, а относительное большинство – за власть. Так-то может оно и есть, но нельзя не замечать острейшего процесса морального изнашивания власти и поляризации внутри российского общества. Моральная деградация парламента, запретившего детям-сиротам иметь шанс на достойную жизнь, липовые дипломы и диссертации спикеров от власти, хамство депутатских детей, неспособность власти сформулировать курс, который свелся к бесконечным заклинаниям про стабильность – все это разъедает социальную базу путинского режима. Владимир Путин еще никогда в своей карьере не оказывался в одной упряжке со столь «жалким» премьером и лицемерным парламентом.

Пятая загадка: протесты. Надо признать, что недовольство «разгневанных горожан» не вышло за рамки недовольства фальсификациями выборов в Госдуму. В течение уходящего года те, кто выходил на Болотную и Сахарова, не нашли для себя больше повода для уличного проявления своей политической позиции. И винить оппозиционных лидеров тут не стоит: оппозиция зажата тисками жесткого режима, контролирующего массовые СМИ и успешно, что уж тут лукавить, использующего репрессивную государственную машину против оппозиционной инфраструктуры.

Время новых лидеров пока не пришло, но оно обязательно придет и, может быть, даже в наступающем 2013 году. Протест перешел в латентную стадию, он никуда не делся: социальная среда становится чувствительной к проколам власти, а власть – неспособной без этих проколов продолжать свое функционирование. Так что следующий год, безусловно, будет интригующим, бурлящим и политически оживленным.

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s