ДЕЛО ЛЕОНИДА РАЗВОЗЖАЕВА: КИЕВСКОЕ ПОХИЩЕНИЕ

ПОЛИТКОМ

20 октября стало известно, что объявленный в федеральный розыск помощник депутата Госдумы от «Справедливой России» Ильи Пономарева Леонид Развозжаев задержан в Киеве и доставлен в Москву. СКР сразу заявил, что оппозиционер написал явку с повинной и признание на 10 листах. После допуска к Развозжаеву независимых правозащитников он отказался от явки и признаний. Уголовное дело против лидеров оппозиции начинает идти вовсе не по плану, как это хотелось бы властям, а негативные последствия становятся все более непредсказуемыми.

Леонид Развозжаев – это один из «героев» скандального фильма «Анатомия проеста-2»: он якобы принимал участие во встрече лидера «Левого фронта» Сергея Удальцова, его помощника Константина Лебедева (арестован) с председателем комитета парламента Грузии по безопасности и обороне Гиви Таргамадзе. 21 октября он был доставлен в Россию. Как утверждает Пономарев, Развозжаев покинул Россию за два дня до объявления его в федеральный розыск (18 октября). В Киев он прибыл, чтобы попытаться получить статус политического беженца, для чего направился в офис HIAS. Это общественная организация, которая занимается сбором документов для комиссариата ООН по делам беженцев.

Обстоятельства «похищения» Развозжаева уже достаточно хорошо известны, причем не только со слов самого оппозиционера. Известно, что выйдя из офиса HIAS, он был посажен в машину и вывезен в некий частный дом. Сотрудники офиса HIAS подтвердил, что Развозжаев отошел, чтобы пообедать, оставив свои вещи. Свидетелем похищения был также охранник офиса HIAS.

Остальное известно уже от самого Развозжаева. По его словам, на него оказывалось, прежде всего, психологическое воздействие: обещали убить его, его жену и детей. Его два дня не кормили, не давали воды, не пускали в туалет, постоянно издевались. При этом грозились: если он не заговорит, сделать ему инъекцию «сыворотки правды». В итоге было составлено признание, в котором, как признался Развозжаев, ему удалось отвергнуть несколько слишком одиозных «идей»: например, о подготовке терактов. Тем не менее, в записанном на видео признании оппозиционер подтверждает все факты из фильма «Анатомия протеста», а также сообщает о сотрудничестве оппозиции с разведками иностранных государств.

В нынешней ситуации смущает два факта. Во-первых, использование фильма, перед тем как завести уголовное дело. НТВ утверждает, что видео, вокруг которого строился фильм, было получено от «неизвестного грузина». Однако более вероятно, что встреча в Минске была снята на скрытую камеру российскими или белорусскими спецслужбами. Иными словами, пленка первым делом появилась на Лубянке, а затем уже было решено сделать на ее основе дискредитирующий оппозицию фильм. А это означает, что Кремль пытается в первую очередь создать негативный образ оппозиционных лидеров.

Во-вторых, достаточно странным выглядит, что обвинение не требует ареста Сергея Удальцова, когда он, если следовать логике скандального фильма, — наиболее активный участник встречи с Таргамадзе. В ситуации с Константином Лебедевым следствие объяснило, что помощник Удальцова был главным посредником и организатором встречи. Однако в ситуации с Развозжаевым, эта логика уже не действует. Логика Кремля, вероятно, тут совсем другая: максимально «обложить» Удальцова со всех сторон, получив признательные показания со стороны Лебедева и Развозжаева. Дальше, идеальным сценарием для власти был бы побег Удальцова из страны (что можно представить как фактическое признание вины; кроме того, в этом случае один из лидеров оппозиции перестает быть активным организатором протеста) или сотрудничество со следствием (даже если это крайне маловероятно, и сам Удальцов говорит о готовности в любой момент стать политзаключенным).

Однако процесс пошел по неконтролируемому сценарию, причем из-за грубости самой операции, которая в современном мире не могла не привести к большому скандалу. Поводом же для неконтролируемого развития событий стала явная ошибка сайта LifeNews, который де-факто занимается информационным сопровождением всех действий обвинения и распространением дискредитирующих материалов об оппозиции.

На нем появилось видео, в котором Развозжаев, уже будучи в Москве, говорил о том, что его похитили в Киеве и пытали. Представляется, что причина заключалась в двойственном характере LifeNews – это не только информационный партнер власти, но и, в первую очередь, коммерческий ресурс, заинтересованный в том, чтобы опередить своих конкурентов. В любом случае, видео распространила адвокат Удальцова Виолетта Волкова, а СМИ подняли шум.

После этого к ситуации подключились как близкие к власти, так и независимые правозащитники и адвокаты. Кремль попытался быстро «замять ситуацию»: к Развозжаеву были направлены «конструктивные правозащитники». Уполномоченный по правам человека при президенте РФ Владимир Лукин по итогам встречи распространил заявление, в котором лишь говорилось, что никаких жалоб о физическом насилии в изоляторе со стороны Развозжаева не было. Член общественной наблюдательной комиссии при управлении МВД Москвы Антон Цветков после встречи с Развозжаевым опроверг информацию, что оппозиционер был похищен (Цветков известен тем, что поддерживал версию об укусе Гарри Каспаровым сотрудника полиции во время задержания знаменитого шахматиста у здания суда, где проходил процесс над Pussy Riot). Однако другие члены этой комиссии, которые после пятичасового ожидания были также допущены к Развозжаеву, распространили совершенно другую версию: Зоя Светова и Валерий Борщев в деталях описали психологическое давление и пытки оппозиционера, а также пошагово — все, что с ним происходило. Новый адвокат помощника Пономарева Марк Фейгин оформил отказ Развозжаева от явки с повинной и своих признательных показаний.

История стразу вызвала и международный резонанс. Верховный комиссар ООН по делам беженцев Антониу Гутерреш выразил обеспокоенность произошедшим в Киеве и потребовал объяснений от украинских властей, пригрозив Украине санкциями. В самой Украине, где шал активная подготовка к выборам, поспешили откреститься от истории, указав на российские спецслужбы, которые и вывезли оппозиционера. МВД Украины признало, что российского оппозиционера Леонида Развозжаева из Киева вывезли российские спецслужбы. «Человек был жив и здоров и находился все это время в сопровождении российских спецслужб. Это значит, что его не преступники выкрали, не террористы, а была проведена операция иностранных силовиков на территории Украины», — цитирует «Интерфакс« представителя МВД Владимира Полищука.

Вслед за этим УВКБ ООН потребовал от России объяснений, указав, что Развозжаев во время консультации в HIAS объявил о своем намерении просить убежища. «Соответственно, он находится под защитой норм международного права, регулирующих положение беженцев, и становится персоной, находящейся в ведении УВКБ ООН. И Украина, и Россия подписали Конвенцию о беженцах 1951 г. и, следовательно, должны выполнять договорные обязательства по защите беженцев и лиц, ищущих убежища», — говорится в заявлении. Пресс-секретарь посольства США в Москве Джозеф Крузич заявил «Коммерсанту», что американцы обратились к правительству России с просьбой тщательно расследовать ситуацию и выразили обеспокоенность сообщениями правозащитников и ООН. В ответ на это МИД России заявил, что советует американской стороне «не опираться на тиражируемые некоторыми СМИ досужие домыслы и слухи» в деле Развозжаева, а также «обратить внимание на известные факты применения пыток в спецтюрьмах ЦРУ и бессрочное, попирающее все нормы международного права содержание без суда и следствия узников Гуантанамо».

Таким образом, вместо признания на 10 страницах Кремль получил скандал с Украиной, озабоченность со стороны ООН, а также очередную перепалку с США. Теперь следствие пытается убедить общественность, что отказ Развозжаева от своих показаний не имеет никакого значения. Однако главной задачей власти в этом вопросе является именно дискредитация, для чего весьма важно доверие к той информации, которую она транслирует. И если даже доверие со стороны части лояльной власти общественности в отношении фильма «Анатомия протеста-2» может оказаться на высоком уровне, то вот доверие к «показаниям Развозжаева» — вряд ли.

Нынешняя тактика власти основана на некой стратегии, которая просматривается во всех последних действиях с момента прихода Владимира Путина на пост президента. Вероятно, она строится на трех основных составляющих. Во-первых, это убежденность в маргинальности протестного движения «снизу».

Зимние акции всерьёз напугали Кремль, однако уже в январе чувство страха сменилось уверенность – рейтинг партии власти начал снова расти. Последовавшая затем убедительная победа Владимира Путина на президентских выборах и спад уличной активности окончательно убедили власть в отсутствии на сегодня серьёзной опасности «с улицы». Интересное заявление прозвучало у Путина на встрече с представителями валдайского клуба. По словам политолога Александра Рара, президент Владимир Путин считает, что у него и «Единой России» очень высокий рейтинг, и рекомендует западным странам быть объективнее. «А оппозиция должна сначала доказать, что она сначала может что-то сделать», – процитировал Рар Путина. Вероятно, итоги региональных выборов в октябре стали подтверждением этих ощущений для власти.

Владимир Путин становится при этом все более закрытым для дискуссий, что показала встреча с политологами клуба «Валдай»: если раньше он эмоционально убеждал, спорил или отставал свои позиции, то теперь он не только не хочет говорить (по данным участников встречи, из Кремля было дано указание не фокусироваться на политических темах), но и устал вообще искать понимания у западной экспертной аудитории, которого все чаще не находит. А это признак того, что Кремль все сильнее ощущает себя в ситуации изолированности и враждебности внешнего мира, что не может не сказываться и на отношениях с внесистемной оппозицией, желанием ее в большей степени контролировать.

Во-вторых, диверсифицируется отношение к лидерам внесистемной оппозиции. Вероятно, что ряд фигур из оппозиционного движения рассматривается как потенциальная угроза (например, Алексей Навальный) в случае дестабилизации ситуации в России. С ними власть не спешит «расправляться», вероятно, опасаясь более серьёзной реакции, чем в случае с Удальцовым. Другая часть оппозиционных лидеров (преимущественно левые) используется для давления на новую внесистемную оппозицию, которая реагирует на эти действия, консолидированно выступая против них, несмотря на существующие разногласия. Так, во время акции в поддержку политических заключенных 27 октября были задержаны как представители «радикальной» части оппозиции (Навальный, Удальцов, Илья Яшин), так и более умеренный Сергей Пархоменко.

Кремль в отношениях с оппозицией пытается действовать жестко, но при этом так, чтобы минимизировать (насколько это возможно) свои имиджевые потери и сохранить внешне респектабельный характер режима. «Репрессии» пока что применяются к малоизвестным фигурам, которых нельзя пока называть лидерами оппозиционного движения. Но даже для этого власть сначала пытается подготовить общественное мнение, демонстрируя один разоблачительный фильм за другим. Такая политика неизбежно ведет к ошибкам и снижению подконтрольности процессов. А это означает, что негативных последствий для власти в итоге от реализации такой политики может оказаться намного больше, чем задуманных результатов.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s