ВЫБОРЫ В НЕЯВОЧНОМ ПОРЯДКЕ

ПОЛИТКОМ

14 октября в пяти регионах России состоялись выборы губернаторов и в еще 6 субъектах РФ – выборы в законодательные собрания. Кроме того, во множестве муниципальных образований прошли выборы местных советов и мэров. Во всех субъектах Федерации, где избирали губернаторов, победили нынешние главы регионов, причем получивший наименьший результат рязанский губернатор Олег Ковалев заручился поддержкой около двух третей голосов избирателей. А наибольший результат, как и предсказывалось, у белгородского губернатора Евгения Савченко, за которого проголосовало более 80% жителей региона. Не произошло сюрпризов и на выборах депутатов региональных парламентов и мэров крупных городов.

Нынешние выборы особенные сразу по нескольким причинам. Это первые губернаторские выборы после отмены прямого голосования. Пусть даже будучи сильно урезанной, система выдвижения кандидатов позволила создать региональные интриги и дала некоторый шанс оппозиции на свою активизацию. Наиболее трудно для Кремля проходили избирательные кампании в Брянской и Рязанской областях, где рейтинги у действующих губернаторов далеко не так убедительны для победы. Но даже несмотря на эти «слабые места», власть попыталась мобилизовать все свои ресурсы и усилия для того, чтобы сделать во всех регионах ставку на действующего главу. Гарантией успеха тут было два ключевых ресурса.

Первый – мощный фильтр при регистрации кандидатов в губернаторы. Нынешние выборы, будучи первыми для новой системы – стали и ее испытанием. Доминирование лояльных региональной администрации депутатов в местных советах и реальная зависимость от губернатора большинства независимых и даже оппозиционных депутатов привели к тому, что кандидатам от оппозиции было крайне сложно собрать нужное количество подписей для регистрации. Более того, губернаторы в итоге «делились» частью подписей со своими конкурентами, что, как высказался глава президентской администрации Сергей Иванов, выглядело очень странно. А губернатор Рязанской области Олег Ковалев и вовсе предпочёл собрать 1500 подписей вместо 241 необходимых для регистрации с тем, чтобы резко уменьшить возможности для своих оппонентов (подписываться за нескольких кандидатов запрещено). При этом в Рязанской области большинство подписей за кандидатов-конкурентов Ковалева были собраны от депутатов-единороссов. «Ковалев дал четкую разнарядку по всем районам: сколько подписей должны собрать за него, сколько за КПРФ, ЛДПР, а также за никому не известных ранее Олега Нагибина, Светлану Косареву»,— говорил «Коммерсанту» заместитель секретаря регионального отделения «Единой России» Сергей Сальников.

Особенно скандальным стал сбор подписей в Новгородской области, где в поддержку действующего губернатора Сергея Митина было собрано огромное количество подписей «про запас». Так, в Новгородской области насчитывается 1810 муниципальных депутатов и глав районов, из них только 875 депутатов и глав районов поставили подписи в поддержку того или иного кандидата. Как говорили источники «Коммерсанта» в «Единой России», в настоящее время прорабатывается необходимость корректировки муниципального фильтра, хотя об отмене самого фильтра сейчас нет и речи (появились сообщения, что он должен проработать несколько выборов – то есть несколько лет). В трех из пяти регионов — Амурской, Белгородской, Брянской областях — преодолеть муниципальный фильтр сумели четыре кандидата, а в Новгородской — лишь трое.

В отношении тех, кто все же сумел зарегистрироваться, власть использовала второй рычаг – добровольное или недобровольное снятие. Однако с более сильными конкурентами действующих губернаторов, прежде всего, в Рязанской и Брянской областях, Кремлю удалось справиться уже не так просто. В первом регионе будущее слабого губернатора Олега Ковалева изначально находилось под вопросом: Кремль долго думал, идти ли на риск его поддержки. Владимир Путин переносил встречу с ним, давая поводы для спекуляций о возможной поддержке альтернативного кремлевского кандидата. На эту роль претендовал Игорь Морозов, который подчеркивал свою связь с ОНФ (в кандидаты его официально выдвинула прокремлевская партия «Патриоты России», присоединившаяся к фронту). В данном случае среди лояльных федеральной власти сил развилась конкуренция по линии внутрирегиональных отношений и при этом возникла угроза поражения кандидата от «Единой России». В итоге в Кремле было принято решение все-таки поддержать только Ковалева, а Морозов был вынужден снять свою кандидатуру. Кремль, как представляется, опасался не столько послевыборных конфликтов в региональной партии власти и местной бюрократии, сколько самого прецедента поражения кандидата, выдвинутого «единороссами», что могло нанести удар по позициям «партии власти» в общенациональном масштабе и стать примером для других регионов. В пользу губернатора свою кандидатуру снял и кандидат «Новой России» Олег Нагибин.

Но наиболее интересной была кампания в Брянской области, где представитель КПРФ Вадим Потомский добился снятия судом с предвыборной дистанции действующего губернатора Николая Денина. Потомский заручился поддержкой региональных силовиков, будучи при этом и крупным бизнесменом, занимающимся утилизацией отходов. Вероятно, ему была обещана и поддержка на федеральном уровне со стороны одной из кремлевских групп влияния. Однако все-таки официальным кремлевским кандидатом был Денин, и его снятие по суду оказалось полнейшим форс-мажором для, казалось бы, весьма управляемых выборных кампаний. Денин был восстановлен в качестве кандидата Верховным судом России. В итоге кандидаты от ЛДПР Михаил Марченко и «Яблока» Андрей Пономарев сняли свои кандидатуры, как утверждают СМИ, под давлением (впрочем, они и раньше были фактически дублерами Денина, но такой имиджевый ущерб явно не входил в их планы). Лидер «Яблока» Сергей Митрохин теперь намерен поставить вопрос об исключении Пономарева из партии. В начале кампании с гонки был снят и справоросс Вячеслав Рудников. Избирательное поле было практически полностью зачищено.

В Новгородской, Амурской и Белгородской областях интриги практически не было. В Амурской области у действующего губернатора было лишь три конкурента: справоросс Дмитрий Жаровский, либерал-демократ Иван Абрамов и коммунист Роман Кобызов. В Новгородской и вовсе два — кандидат от ЛДПР Виктор Михайлов и от «Патриотов России» Николай Захаров. В Белгородской области от участия в выборах еще на старте отказались КПРФ и «Справедливая Россия», мотивировав это невозможностью пройти «муниципальный фильтр» без поддержки административного ресурса, а прошедшие его Александр Запрягайло («Патриоты России»), Ирина Горькова (ЛДПР) и Александр Кушнарев («Правое дело») выполняли роль статистов.

Таким образом, первые прямые выборы губернаторов, пусть и в усеченном виде, показали, что, во-первых, власть стремится все-таки делать ставку на действующих губернаторов, даже если их победа оказывается под вопросом. Во-вторых, даже при высокой степени контролируемости выборов случались форс-мажоры (как в ситуации с Дениным). В-третьих, основной тактикой власти была минимизация, как конкуренции, так и политической борьбы как таковой: губернаторы пытались обойтись минимальной рекламой, не раздражая лишний раз избирателя и делая ставку на низкую явку.

Нынешние выборы также стали первыми после начала активной регистрации новых политических партий. Для партии власти это стало скорее плюсом, так как помешало реализации одной из самых опасных стратегий, поддерживаемых оппозиционными лидерами: голосовать за любую другую партию, кроме «Единой России». Да и регионы, в которых выбирали депутатов ЗАКСов, известны достаточно высоким уровнем административного контроля и слабым положением оппозиции. Опасения, что либерализация партийного законодательства обернется наплывом партий-спойлеров и партий бизнес-проектов, оправдалась. В большинстве регионов ЛДПР и «Патриоты России» выступали в качестве младших партнёров власти, а в качестве мелких участников были широко представлены проекты, созданные при участии Андрея Богданова — Демократическая партия России, Коммунистическая партия социальной справедливости, Партия социальных сетей, Социал-демократическая партия России, «Союз горожан». Для Богданова – это своего рода «road show» его партийных проектов, которые затем могут быть выставлены на продажу. Реальную оппозицию власти составили лишь КПРФ (традиционно), РПР-ПАРНАС (Саратовская область и Барнаул) и «Яблоко» (исключая, разумеется, Брянскую область).

На этом фоне неудивительна низкая явка на выборах – она выгодна власти, так как на избирательные участки приходит преимущественно лояльный и «управляемый» электорат (частично она выгодна и КПРФ с ее стабильным идеологическим «ядерным» электоратом). Власть не предпринимала значительных усилий для повышения явки, а оппозиция в большинстве случаев не выдвинула реальную альтернативу победителям. В условиях низкой явки «Единая Россия» одержала убедительную победу даже на выборах в Тверскую городскую думу – в этом городе традиционно сильны позиции КПРФ. Местные элиты пока весьма осторожны, и в большинстве случаев не решаются идти против «единороссов». Исключение составляет Северная Осетия, где часть элит «подняли флаг» партии «Патриоты России». Ее список, получивший четверть голосов избирателей, возглавил знаменитый спортсмен Арсен Фадзаев. Таким образом, если на губернаторских выборах раскол элит вызывает у Кремля очевидное неприятие, то на выборах в законодательные собрания уровень конкуренции может быть выше. Но только в Северной Осетии произошло снижение результатов «Единой России» по сравнению и с предыдущими выборами в местный парламент, и с думскими выборами (в 2007 году – 60,7%, в 2011-м – 67,9%, в 2012-м – 45,4%). Во всех остальных регионах на выборах в ЗАКСы «единороссы» показывали лучшие результаты, чем в минувшем декабре. И только в Сахалинской области они, хотя и превысили «думский» результат, но выступили хуже, чем пять лет назад, получив на 5 процентных пунктов меньше. Даже в Краснодарском крае (где недавно произошла трагедия в Крымске) «Единая Россия» улучшила свой результат по сравнению с 2007-м и 2011-м годами. Впрочем, там губернатор Александр Ткачев не вошел в список партии, а вторым номером в списке стал популярный бывший глава региона, а ныне член Совета Федерации Николай Кондратенко, В ходе кампании он подвергал резкой критике КПРФ, по списку которой в 2003 году избирался в Думу.

Особенностью нынешней кампании важно также назвать и тот факт, что был резко ужесточен порядок общественного контроля за голосованием. Программа прямой трансляции с участков по интернету была практически сорвана. Прямая трансляция была доступна только в регионах, где проходили губернаторские выборы: а это всего 5 субъектов из 70, где проходили кампании разного уровня.

Ужесточился и порядок аудио-видео-съемки. Инструкции ЦИКа в основном носили запретительный характер, давая главам участковых избиркомов широкие полномочия по определению места съемки и возможностей дальнейшего использования материала. В этих условиях в ряде регионов появилась масса сообщений о фальсификациях, в том числе об использовании «каруселей». Глава ассоциации «Голос» Лилия Шибанова заявила, что основные сообщения о нарушениях «поступают из Барнаула и Саратова. Это массовые нарушения. Здесь и подвоз избирателей, здесь и вбросы зафиксированы. Очень много процедурных нарушений — это удаление, недопуск наблюдателей, не дают камерами снимать и так далее». В то же время избиркомы разных уровней, как правило, отвергают претензии наблюдателей – зампред Центризбиркома Леонид Ивлев прямо заявил, что «Голос» действует на зарубежные гранты. Таким образом, руководство избиркомов, как и ранее, является активной стороной в конфликте власти и оппозиции, действуя на стороне первой.

Выборы 14 октября также стали первыми выборами после зимних акций протеста и подъема оппозиционного движения. Итоги выборов неизбежно будут использоваться Кремлем, чтобы доказать, что протестное движение себя исчерпало и значительная часть населения подтвердила кредит доверия власти и заинтересована в сохранении стабильности. Выборы стали испытанием для партийной системы, сформированной в соответствие с «медведевским» законодательством – и Дмитрию Медведеву важно было показать, что партийная либерализация не противоречит интересам «Единой России» и власти в целом. Поэтому сразу после подведения первых итогов он обратил внимание на то, что после увеличения числа участников выборов партия власти улучшила свой результат, и поэтому «демократия нам не страшна».

Ну и наконец, уже традиционно, больше всего интриг было на муниципальных выборах: это исключительный уровень власти, где у оппозиции есть реальный шанс конкурировать с представителями власти. Самыми значимыми для Подмосковья 14 октября стали выборы мэров нескольких ключевых городов региона: голосование прошло в Воскресенске, Пушкино, Сергиевом Посаде, Химках, Электрогорске. Всего же в области прошло 20 избирательных кампаний, которые стали первым политическим испытанием для губернатора Сергея Шойгу. Кампанией федерального значения стали выборы в Химках, где против кандидата от власти Олега Шахова была выдвинута Евгения Чирикова, ставшая, по сути, единым кандидатом от внесистемной оппозиции. Однако она не стала единым оппозиционным кандидатом из-за участия в выборах Олега Митволя, который ориентировался на поддержку части протестного электората. За голоса протестных избирателей боролись еще несколько кандидатов – от коммуниста до эпатажного музыканта Сергея Троицкого (Паука) – объективно ослабляя позиции Чириковой.

В то же время если первоначально власть делала ставку на раскол оппозиции и как можно большую плюрализацию протестного политического поля, то затем несколько кандидатов, отбиравших голоса как у Чириковой, так и у Шахова, отказались от участия в выборах – не менее важной задачей была признана максимизация результата Шахова. Среди снявшихся были представитель «Справедливой России» (партия ранее отказалась поддержать Чирикову под тем предлогом, что она обязательно должна выдвинуть собственного кандидата) и бывший «яблочник» Игорь Белоусов, которого поддержал Михаил Прохоров. Для Прохорова эта кампания стала неудачной – он пытался «пройти между струями», не высказавшись ни за Шахова, ни за Чирикову, но «его» кандидат не просто снялся с дистанции, но и поддержал Шахова. После этого Прохорову ничего не оставалось, как выступить в поддержку Чириковой. В результате Шахов победил, хотя и не набрал 50% голосов – но его результата с большим запасом хватило для победы в однотуровых выборах. Чирикова обошла Митволя на несколько процентных пунктов – в сумме они получили более 30% голосов.

Значимые для оппозиции выборы состоялись в Барнауле, где в городскую думу баллотировалась партия РПР-ПАРНАС, а список возглавлял Владимир Рыжков, уроженец Алтайского края. По официальным данным, партия получила более 5% голосов, но она утверждает, что грубые нарушения серьезно исказили волю избирателей.

Нынешние выборы должны стать отправной точкой для власти в решении сразу нескольких проблем. Во-первых, — это дальнейшая политическая реформа – изменение системы муниципальных фильтров, возможное создание избирательных блоков, о чем уже сейчас говорят близкие к власти эксперты. С этим, непосредственно, связана вторая проблема – это «подмороженная» судьба «Единой России». Еще в начале этого года обсуждались варианты ребрендинга, но постепенно вопрос был отложен до изучения результатов октябрьских выборов. Сейчас становится ясно, что ставка на «Единую Россию» остается приоритетной – партия не вызывает большого энтузиазма (с чем связана и невысокая явка), но выборы проходят в контролируемом режиме и неожиданностей не происходит.

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s