Ноу-хау президента Путина – «министры для битья»

НОВАЯ КОЛОНКА НА СЛОНЕ

Президент России Владимир Путин сделал выговор трем министрам правительства Дмитрия Медведева: министру образования и науки Дмитрию Ливанову, министру регионального развития Олегу Говоруну, министру труда и социальной защиты Максиму Топилину. Их наказали за то, что правительство не сделало невозможное: не сверстало трехлетний проект федерального бюджета с учетом рисков повторения кризиса и предвыборных обещаний Путина. Требовать невозможного становится главным ноу-хау управленческого стиля Владимира Путина издания 3.0.

В системе управления на федеральном уровне складывается парадоксальная ситуация. С одной стороны, есть трезвый управленческий подход, основанный на важности учета всех рисков социально-экономического и финансового развития страны на ближайшее время. На основе этого подхода, в общем-то, было построено Бюджетное послание президента. Оно подтвердило введение Бюджетного правила (то есть формирования бюджета, отталкиваясь от более консервативного прогноза цен на нефть и доходов – исходя из цены отсечения), что неизбежно означало сокращение расходов, обязывало правительство учитывать все потенциальные риски новой кризисной волны. Иными словами, кабинету министров было предложено затянуть пояса. Задача осложнялась тем, что на 6 лет замораживался рост налоговой нагрузки на несырьевой сектор. А главным критерием эффективности Путин называл (на совещании 28 июня) достижение приоритетов, изложенных «в предвыборных статьях и указах Президента Российской Федерации», то есть выполнение социально-экономических обещаний, розданных в ходе избирательной кампании. Но на том же совещании Путин еще заявил и следующее: «принципиальная задача для нас – сохранение макроэкономической стабильности и устойчивости бюджета». У любого экономиста возникает при этом чувство взаимоисключающих задач либо шизофрения.

Иными словами, правительству было дано поручение, заранее запрограммированное на его срыв. Вряд ли стоит искать тут злой умысел Путина: в данном случае он, скорее всего, искренне верит в то, что можно найти некий баланс между стабильностью и предвыборными обещаниями. И он, безусловно, будет найден: бюджет, вероятнее всего, примут в срок. Вопрос тут упирается не в проблему сведения макроэкономических приоритетов развития, а в проблему быстро подступающего паралича российской системы госуправления.

Для того чтобы понять, зачем Путин обрушился с критикой на министров «второго ряда» в правительстве, когда основные «битвы» ведутся на уровне «правительство–Кремль», а также между «тяжеловесами»: МЭРом и Минфином – попробуем ввести некоторую условную классификацию нынешних госуправленецев высшего уровня. Первый уровень – обособленный – это «политические лидеры», к числу которых относятся всего два человека: Владимир Путин и Дмитрий Медведев. Можно, конечно, много спорить о том, какой из Медведева «политический лидер», но по всем формальным показателям – он слабый, но «лидер» (прежде всего, как бывший президент и действующий глава партии власти). На уровне «политических лидеров» принимаются основные политические решения и проявляется политическая воля. Это последняя «инстанция», где проект бюджета будет одобряться или отклоняться.

Второй условный уровень – это «политические менеджеры», к числу которых стоит отнести ряд управленцев в администрации президента и правительстве, имеющих собственный политический вес, авторитет и влияние. Это своего рода «команда» ключевых фигур. Внутри правительства к ним можно отнести всех вице-премьеров, кроме, пожалуй, Ольги Голодец, а также министров  экономического развития, финансов, обороны и внутренних дел. Собственно, все последнее время именно на уровне «политических менеджеров» шла основная борьба вокруг бюджета. Достаточно вспомнить, как замминистра экономического развития Андрей Клепач пожаловался на Минфин за его чрезмерный консерватизм и пессимизм (что означает сниженную оценку доходов и сокращение возможностей распределять бюджетные средства на инвестиции в те или иные проекты). Та же пенсионная реформа зависла на уровне согласований между Кремлем и правительством. В администрации президента больше склонялись к отмене накопительной части пенсии (эти предложения готовились как раз раскритикованным Минтрудом), а Минфин и МЭР выступали против этого. Минтруда, Минобразования и Минрегионразвития тут были лишь «рабочими лошадками», не понимающими, за каким «хозяином» скакать.

Собственно, эти несчастные три министра, равно как и большинство министров кабинета Медведева, составляют третий уровень управленцев – технические менеджеры. Как правило, они «чьи-то люди» (в той или иной степени), но по сути – ничьи. Объяснение тут простое: Путин не хотел позволять Медведеву формировать реально его правительство из политически лояльных ему людей. Но и навязывать своих министров Путин тоже не мог. Поэтому правительство оказалось сформировано из людей «второго», а то и «третьего» ряда. И не свои, и не чужие.

В этом одно из ключевых отличий правительства Медведева от всех иных правительств при Путине-президенте или премьере. Когда Путин занимал два раза подряд пост главы государства, он де-факто выполнял роль и главы правительства (не считая, конечно, правительство Касьянова). Когда Путин сам был премьером, его «политическая опека» распространялась на всех министров. И ведь многие уже забыли, как жестко Медведев критиковал правительство Путина, а либералы тогда в надежде подсчитывали дни до возможной отставки путинского кабинета. Сам премьер в то время на критику не реагировал, а своих министров защищал.

У Медведева-премьера такой привилегии нет. Он, хотя и является в ограниченном смысле «политическим лидером», но не обладает достаточными ресурсами, чтобы распространить свою «политическую опеку» на министров своего правительства (не считая, конечно, Аркадия Дворковича и Александра Коновалова). А это формирует совершенно новое качество управления на уровне правительства: образуется иной «класс» «технарей», которым поручают глобальные исторические задачи, но которые не могут взять на себя политической ответственности либо защититься от критики при принятии важных решений. Алексей Кудрин в свое время не боялся противопоставить себя всей бюрократии и парламентариям, требуя максимально консервативной бюджетной политики. Потому что за ним стоял Путин. За нынешними «министрами-технарями» не стоит никто. Они ждут «сигнала» от более высокого управленческого уровня. Однако политические лидеры не могут брать на себя ответственность за нерешаемые задачи, а «политические менеджеры» погрязли в многочисленных согласованиях. Более того, Путин недавно дал понять, что «никакого сигнала» не будет. Как писали «Ведомости», со ссылкой на свои источники, когда министры пришли консультироваться по поводу пенсионной реформы, президент рассказал им анекдот и послал «ковырять иголкой в ухе». Министры оказались в полной растерянности.

Иными словами, парализация системы принятия решений накладывается на кризис политической ответственности. Путин просто не мог себе позволить напрямую критиковать своего «партнера» Медведева, а также «политических министров», которые должны, в итоге, и выработать важные решения. Зато «технические менеджеры» на роль козлов отпущения очень подходят. Причем тут неважно – было ли все это срежиссированным спектаклем (и Путин все понимает, просто нужно на кого-то свалить вину за будущий срыв его предвыборных обещаний), либо он убежден, что министры, которым сделан выговор, виноваты в отсутствии ключевых для страны решений.

Налицо рост отрыва политического уровня управления, не желающего нести политическую ответственность, от технического уровня, на котором должна быть сосредоточена основная работа по подготовке государственных решений. Техническому уровню не хватает политической воли (ее просто нет) и политического «иммунитета», а политический уровень слишком опасается за свой рейтинг. Итог – бюджет, конечно, примут. Но публичная порка «министров для битья» может стать нормой.

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s