Monthly Archives: Октябрь 2012

Как закончился национальный лидер

Моя колонка на Слоне

http://slon.ru/russia/natsionalnyy_lider_putin_zakonchilsya_ne_vmeste_s_pryamymi_liniyami_a_na_odnoy_iz_nikh-846888.xhtml

В 2012 году не состоится «Прямая линия» с Владимиром Путиным, которая с 2001 года традиционно проходит в эфире федеральных телеканалов, рассказал «Коммерсанту» анонимный источник. Пресс-секретарь Дмитрий Песков это подтвердил, сказав, что формат общения с народом будет изменен, а затем уточнил, что с учетом климатических условий мероприятие переносится на более теплое время года. Почему же 11 лет Путина не смущали холода и он вдруг отказался от столь популярного и красивого шоу, в котором он с таким удовольствием часами отвечал на вопросы граждан?

Было видно, что Путин испытывал удовольствие от длительных и трудных разговоров на самые разные темы. Можно много рассуждать о том, в какие целевые аудитории он метил, какие сигналы планировал послать, какие черты своего имиджа – отполировать… Все это не имело такого большого значения, как персональное удовольствие Путина от долгих дискуссий, в которых он всегда мог доказать, что находится в превосходной форме. Так было до декабря 2011 года, пока неожиданно не стало понятно: старый формат больше не актуален, страна очнулась в новой политической ситуации, а Путин к ней оказался просто не готов. Но тогда этого не понимали ни он, ни страна. Инерция путинского «курса» столкнулась с глубоким переворотом в сознании наиболее активной части российского общества, начавшего своими массовыми акциями протеста после думских выборов ставить неприятные для власти вопросы.

В декабре 2011 года протесты застали Путина врасплох. Социологи фиксировали странную реакцию на сентябрьскую рокировку. В воздухе висели вопросы, на которые вся страна ждала ответов. Путин возвращается. Это назад в 2000-е или вперед на месте? Что будет с партией власти на фоне создания Общероссийского фронта? Кем был Медведев и не оказался ли бывший президент такой же марионеткой в руках Путина, как все, проголосовавшие за него в 2008 году? Что еще, кроме стабильности, и как жить дальше? Путин вернулся, но с пустыми руками – такое было ощущение у большей части элиты. Он не был способен дать ответы на все эти вопросы не потому что не хотел. Он не знал. Путинское большинство продолжало молчать, хотя наиболее активные (агрессивные) представители «конформистов» грозились войти с танками в Москву, чтобы защитить нового Путина от лишних вопросов. Нарастала конфронтация. Декабрь 2011 года стал точкой полной растерянности власти: и Путин, наверное, тогда уже ощущал, но до конца не понимал, какие процессы начинают зарождаться в стране. Его впервые тогда освистали в СК «Олимпийский» после боя Джефа Монсона и Федора Емельяненко.

«Вы достали меня уже выборами этими», – огрызнулся Путин, отвечая на вопрос ведущего Эрнеста Мацкявичюса о публикации бюллетеня с избирательного участка в Лондоне с нецензурной надписью в издании «Коммерсантъ-Власть» (кстати, после этого главред журнала был уволен) в ходе «Прямой линии» в декабре прошлого года. «Мы знаем, кто сидит в Лондоне: они хотят вернуться, а пока я здесь сижу, они не могут. Я на них не обижаюсь и даже благодарен, что они вняли призыву и пришли голосовать на выборах», – смеялся тогда Путин.

Спустя год это уже не смешно. Десятки арестованых по «болотному делу», против Сергея Удальцова, Константина Лебедева и Леонида Развозжаева заведены уголовные дела, похищение с мешком на голове называется «явкой с повинной», «признание» вины на 10 страницах пишется под угрозой расправы над женой и детьми.

Знал ли Путин тогда, в декабре 2011 года, кем станет для него внесистемная оппозиция? «С ними, видимо, придется применять гипноз, как удаву из киплинговского «Маугли», – говорил он. «Есть, конечно, люди, которые имеют паспорт гражданина РФ, но действуют в интересах иностранного государства и на иностранные деньги. С ними тоже будем стараться наладить контакт, хотя часто это бесполезно или невозможно», – сказал Путин. «Что можно сказать в этом случае? Можно сказать в конце: идите ко мне, бандерлоги! С детства люблю Киплинга», – шутил тогда Путин.

Никто тогда не верил, что это примет масштабы реального уголовного преследования оппозиционеров. Вряд ли тогда понимал это и Путин. Он хотел унизить оппозицию (отсюда и одиозное сравнение белых ленточек с презервативами). Путин пытался сказать, что все это несерьезно, ненадолго, это просто временное помутнение, которое пройдет скоро, очень скоро. Спустя год периферийные и как казалось для власти безобидные «бандерлоги» превратились стараниями НТВ в «предателей» и «шпионов» с угрозой реальных уголовных сроков. За это Путину придется отвечать – игнорировать подобные темы в рамках «прямой линии» было бы проявлением трусости.

Но Путин, конечно, трусом себя не считает. Он просто устал. Устал от непонимания, от постоянных оправданий, от необходимости что-то кому-то доказывать. Он не хочет дискуссий. «У меня впечатление сложилось, что и ему скучно, и нам скучно, и мне было скучно, потому что экономическая дискуссия была не острой, и скорее Путин занимался чтением лекций о проблемах российской экономики», – сказал Николай Злобин после встречи экспертов клуба «Валдай» с Владимиром Путиным. Но дело даже не в том, что ему скучно.

Способность без перерывов отвечать на вопросы граждан своей страны в течение 4–5 часов, как он это делал ежегодно, требует не только высокой компетенции и отличной физической формы, но и глубокой убежденности в своей правоте. Любоваться собой, выглядеть лучшим, быть признанным «национальным лидером» всех россиян – это удовольствие ему уже не по карману. Россия расколота, и выступать на стороне одной части общества означает конфронтацию с другой. Да и не факт, что те, от чьего имени Путин, как ему кажется, выступает, продолжают составлять основу виртуального «путинского режима». Большинство перестает быть «путинским», удерживаясь в рамках политической лояльности узами безальтернативности. Но ведь даже безальтернативность предполагает наличие хотя бы одной исключительной альтернативы. А что кроме шпиономании сегодня готов предложить президент? Кризис повестки, кризис форматов и кризис путинской миссии – с таким набором «заслуг» и два часа становятся пыткой. Национальный лидер кончается тогда, когда он раскалывает общество своей страны на конфронтационные лагеря и встает на сторону одного из них.

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Осенний политический сезон: выборы в регионах и интернете

Мое участие в конференции Finam

http://www.finam.ru/analysis/conf0000100480/default.asp

Российские граждане все меньше доверяют власти, а спад протестной активности – временное явление. Таковы выводы нового доклада Центра стратегических разработок, посвященного анализу политических настроений в России. Низкая явка избирателей во время проведения единого дня голосования в регионах ярко продемонстрировала еще один вывод экспертов ЦСР: институт выборов у нас в стране дискредитирован. Оппозиция в минувшие выходные провела альтернативные выборы. При участии около 80 тыс избирателей был избран Координационный совет. Однако пока представители власти предпочитают либо игнорировать оппозицию, либо гасить протест с помощью запретительных законодательных инициатив и уголовных дел в отношении представителей оппозиции.

Можно ли итоги выборов в регионах назвать успехом партии «Единая Россия»? Возможна ли консолидация российской оппозиции и как будет в дальнейшем строиться работа Координационного совета? Как в целом оценить события нынешнего политического сезона? Какие сценарии развития наиболее вероятны? Можно ли согласиться с прогнозами ЦСР, что политический протест вскоре перейдет в качественно новую стадию, и самый реалистичный сценарий – массовое гражданское неповиновение? Как будет развиваться уголовное дело о массовых беспорядках на митинге 6 мая? Будут ли новые политические процессы?

Участники конференции:

  • Татьяна Становая, руководитель аналитического департамента Центра Политических технологий
  • Аркадий Любарев, эксперт Комитета гражданских инициатив
  • Владимир Ашурков, исполнительный директор Фонда борьбы с коррупцией, член Координационного совета оппозиции
  • Галина Михалева, исполнительный секретарь политкомитета партии «Яблоко», директор Центра изучения современной политики
  • Александр Агеев, председатель совета московского отделения партии «Справедливая Россия»
  • Александр Казаков, директор Центра либерально-консервативной политики им. Столыпина и Струве

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

ДЕЛО ЛЕОНИДА РАЗВОЗЖАЕВА: КИЕВСКОЕ ПОХИЩЕНИЕ

ПОЛИТКОМ

20 октября стало известно, что объявленный в федеральный розыск помощник депутата Госдумы от «Справедливой России» Ильи Пономарева Леонид Развозжаев задержан в Киеве и доставлен в Москву. СКР сразу заявил, что оппозиционер написал явку с повинной и признание на 10 листах. После допуска к Развозжаеву независимых правозащитников он отказался от явки и признаний. Уголовное дело против лидеров оппозиции начинает идти вовсе не по плану, как это хотелось бы властям, а негативные последствия становятся все более непредсказуемыми.

Леонид Развозжаев – это один из «героев» скандального фильма «Анатомия проеста-2»: он якобы принимал участие во встрече лидера «Левого фронта» Сергея Удальцова, его помощника Константина Лебедева (арестован) с председателем комитета парламента Грузии по безопасности и обороне Гиви Таргамадзе. 21 октября он был доставлен в Россию. Как утверждает Пономарев, Развозжаев покинул Россию за два дня до объявления его в федеральный розыск (18 октября). В Киев он прибыл, чтобы попытаться получить статус политического беженца, для чего направился в офис HIAS. Это общественная организация, которая занимается сбором документов для комиссариата ООН по делам беженцев.

Обстоятельства «похищения» Развозжаева уже достаточно хорошо известны, причем не только со слов самого оппозиционера. Известно, что выйдя из офиса HIAS, он был посажен в машину и вывезен в некий частный дом. Сотрудники офиса HIAS подтвердил, что Развозжаев отошел, чтобы пообедать, оставив свои вещи. Свидетелем похищения был также охранник офиса HIAS.

Остальное известно уже от самого Развозжаева. По его словам, на него оказывалось, прежде всего, психологическое воздействие: обещали убить его, его жену и детей. Его два дня не кормили, не давали воды, не пускали в туалет, постоянно издевались. При этом грозились: если он не заговорит, сделать ему инъекцию «сыворотки правды». В итоге было составлено признание, в котором, как признался Развозжаев, ему удалось отвергнуть несколько слишком одиозных «идей»: например, о подготовке терактов. Тем не менее, в записанном на видео признании оппозиционер подтверждает все факты из фильма «Анатомия протеста», а также сообщает о сотрудничестве оппозиции с разведками иностранных государств.

В нынешней ситуации смущает два факта. Во-первых, использование фильма, перед тем как завести уголовное дело. НТВ утверждает, что видео, вокруг которого строился фильм, было получено от «неизвестного грузина». Однако более вероятно, что встреча в Минске была снята на скрытую камеру российскими или белорусскими спецслужбами. Иными словами, пленка первым делом появилась на Лубянке, а затем уже было решено сделать на ее основе дискредитирующий оппозицию фильм. А это означает, что Кремль пытается в первую очередь создать негативный образ оппозиционных лидеров.

Во-вторых, достаточно странным выглядит, что обвинение не требует ареста Сергея Удальцова, когда он, если следовать логике скандального фильма, — наиболее активный участник встречи с Таргамадзе. В ситуации с Константином Лебедевым следствие объяснило, что помощник Удальцова был главным посредником и организатором встречи. Однако в ситуации с Развозжаевым, эта логика уже не действует. Логика Кремля, вероятно, тут совсем другая: максимально «обложить» Удальцова со всех сторон, получив признательные показания со стороны Лебедева и Развозжаева. Дальше, идеальным сценарием для власти был бы побег Удальцова из страны (что можно представить как фактическое признание вины; кроме того, в этом случае один из лидеров оппозиции перестает быть активным организатором протеста) или сотрудничество со следствием (даже если это крайне маловероятно, и сам Удальцов говорит о готовности в любой момент стать политзаключенным).

Однако процесс пошел по неконтролируемому сценарию, причем из-за грубости самой операции, которая в современном мире не могла не привести к большому скандалу. Поводом же для неконтролируемого развития событий стала явная ошибка сайта LifeNews, который де-факто занимается информационным сопровождением всех действий обвинения и распространением дискредитирующих материалов об оппозиции.

На нем появилось видео, в котором Развозжаев, уже будучи в Москве, говорил о том, что его похитили в Киеве и пытали. Представляется, что причина заключалась в двойственном характере LifeNews – это не только информационный партнер власти, но и, в первую очередь, коммерческий ресурс, заинтересованный в том, чтобы опередить своих конкурентов. В любом случае, видео распространила адвокат Удальцова Виолетта Волкова, а СМИ подняли шум.

После этого к ситуации подключились как близкие к власти, так и независимые правозащитники и адвокаты. Кремль попытался быстро «замять ситуацию»: к Развозжаеву были направлены «конструктивные правозащитники». Уполномоченный по правам человека при президенте РФ Владимир Лукин по итогам встречи распространил заявление, в котором лишь говорилось, что никаких жалоб о физическом насилии в изоляторе со стороны Развозжаева не было. Член общественной наблюдательной комиссии при управлении МВД Москвы Антон Цветков после встречи с Развозжаевым опроверг информацию, что оппозиционер был похищен (Цветков известен тем, что поддерживал версию об укусе Гарри Каспаровым сотрудника полиции во время задержания знаменитого шахматиста у здания суда, где проходил процесс над Pussy Riot). Однако другие члены этой комиссии, которые после пятичасового ожидания были также допущены к Развозжаеву, распространили совершенно другую версию: Зоя Светова и Валерий Борщев в деталях описали психологическое давление и пытки оппозиционера, а также пошагово — все, что с ним происходило. Новый адвокат помощника Пономарева Марк Фейгин оформил отказ Развозжаева от явки с повинной и своих признательных показаний.

История стразу вызвала и международный резонанс. Верховный комиссар ООН по делам беженцев Антониу Гутерреш выразил обеспокоенность произошедшим в Киеве и потребовал объяснений от украинских властей, пригрозив Украине санкциями. В самой Украине, где шал активная подготовка к выборам, поспешили откреститься от истории, указав на российские спецслужбы, которые и вывезли оппозиционера. МВД Украины признало, что российского оппозиционера Леонида Развозжаева из Киева вывезли российские спецслужбы. «Человек был жив и здоров и находился все это время в сопровождении российских спецслужб. Это значит, что его не преступники выкрали, не террористы, а была проведена операция иностранных силовиков на территории Украины», — цитирует «Интерфакс« представителя МВД Владимира Полищука.

Вслед за этим УВКБ ООН потребовал от России объяснений, указав, что Развозжаев во время консультации в HIAS объявил о своем намерении просить убежища. «Соответственно, он находится под защитой норм международного права, регулирующих положение беженцев, и становится персоной, находящейся в ведении УВКБ ООН. И Украина, и Россия подписали Конвенцию о беженцах 1951 г. и, следовательно, должны выполнять договорные обязательства по защите беженцев и лиц, ищущих убежища», — говорится в заявлении. Пресс-секретарь посольства США в Москве Джозеф Крузич заявил «Коммерсанту», что американцы обратились к правительству России с просьбой тщательно расследовать ситуацию и выразили обеспокоенность сообщениями правозащитников и ООН. В ответ на это МИД России заявил, что советует американской стороне «не опираться на тиражируемые некоторыми СМИ досужие домыслы и слухи» в деле Развозжаева, а также «обратить внимание на известные факты применения пыток в спецтюрьмах ЦРУ и бессрочное, попирающее все нормы международного права содержание без суда и следствия узников Гуантанамо».

Таким образом, вместо признания на 10 страницах Кремль получил скандал с Украиной, озабоченность со стороны ООН, а также очередную перепалку с США. Теперь следствие пытается убедить общественность, что отказ Развозжаева от своих показаний не имеет никакого значения. Однако главной задачей власти в этом вопросе является именно дискредитация, для чего весьма важно доверие к той информации, которую она транслирует. И если даже доверие со стороны части лояльной власти общественности в отношении фильма «Анатомия протеста-2» может оказаться на высоком уровне, то вот доверие к «показаниям Развозжаева» — вряд ли.

Нынешняя тактика власти основана на некой стратегии, которая просматривается во всех последних действиях с момента прихода Владимира Путина на пост президента. Вероятно, она строится на трех основных составляющих. Во-первых, это убежденность в маргинальности протестного движения «снизу».

Зимние акции всерьёз напугали Кремль, однако уже в январе чувство страха сменилось уверенность – рейтинг партии власти начал снова расти. Последовавшая затем убедительная победа Владимира Путина на президентских выборах и спад уличной активности окончательно убедили власть в отсутствии на сегодня серьёзной опасности «с улицы». Интересное заявление прозвучало у Путина на встрече с представителями валдайского клуба. По словам политолога Александра Рара, президент Владимир Путин считает, что у него и «Единой России» очень высокий рейтинг, и рекомендует западным странам быть объективнее. «А оппозиция должна сначала доказать, что она сначала может что-то сделать», – процитировал Рар Путина. Вероятно, итоги региональных выборов в октябре стали подтверждением этих ощущений для власти.

Владимир Путин становится при этом все более закрытым для дискуссий, что показала встреча с политологами клуба «Валдай»: если раньше он эмоционально убеждал, спорил или отставал свои позиции, то теперь он не только не хочет говорить (по данным участников встречи, из Кремля было дано указание не фокусироваться на политических темах), но и устал вообще искать понимания у западной экспертной аудитории, которого все чаще не находит. А это признак того, что Кремль все сильнее ощущает себя в ситуации изолированности и враждебности внешнего мира, что не может не сказываться и на отношениях с внесистемной оппозицией, желанием ее в большей степени контролировать.

Во-вторых, диверсифицируется отношение к лидерам внесистемной оппозиции. Вероятно, что ряд фигур из оппозиционного движения рассматривается как потенциальная угроза (например, Алексей Навальный) в случае дестабилизации ситуации в России. С ними власть не спешит «расправляться», вероятно, опасаясь более серьёзной реакции, чем в случае с Удальцовым. Другая часть оппозиционных лидеров (преимущественно левые) используется для давления на новую внесистемную оппозицию, которая реагирует на эти действия, консолидированно выступая против них, несмотря на существующие разногласия. Так, во время акции в поддержку политических заключенных 27 октября были задержаны как представители «радикальной» части оппозиции (Навальный, Удальцов, Илья Яшин), так и более умеренный Сергей Пархоменко.

Кремль в отношениях с оппозицией пытается действовать жестко, но при этом так, чтобы минимизировать (насколько это возможно) свои имиджевые потери и сохранить внешне респектабельный характер режима. «Репрессии» пока что применяются к малоизвестным фигурам, которых нельзя пока называть лидерами оппозиционного движения. Но даже для этого власть сначала пытается подготовить общественное мнение, демонстрируя один разоблачительный фильм за другим. Такая политика неизбежно ведет к ошибкам и снижению подконтрольности процессов. А это означает, что негативных последствий для власти в итоге от реализации такой политики может оказаться намного больше, чем задуманных результатов.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

НЕУГОДНЫЙ СЕРДЮКОВ

Моя колонка на Слоне

http://slon.ru/russia/oborona_serdyukova-844722.xhtml

Новой жертвой правительства Дмитрия Медведева, после громкой отставки Олега Говоруна с поста министра регионального развития, может стать глава оборонного ведомства Анатолий Сердюков. Он едва удержался на своем посту в мае этого года. Осведомленные источники говорили тогда, что кандидатуру министра обороны обсуждали на встрече Владимир Путин и глава «Ростехнологий» Сергей Чемезов. О сменщике Сердюкова на тот момент не договорились, и министра оставили. Видимо, не надолго.

История, в которой замешан министр, оказалась весьма некрасивой. Пять уголовных дел, коалиция силовиков (МВД, СКР и Главная военная прокуратура), странные отношения с женщинами-фигурантами – и все это на крайне негативном информационном фоне. Беда Сердюкова в том, что врагов у него слишком много, а заступиться некому.

Собственно, карьера Сердюкова на посту министра держалась на двух политических ресурсах. Ресурс первый – это тесть Виктор Зубков, тот самый, который восемь месяцев занимал пост премьер-министра России (с сентября 2007 по май 2008-го). Кстати, сразу после назначения Зубков обратился к Путину с просьбой отправить в отставку Сердюкова из-за неэтичности пребывания родственников на ключевых постах в кабинете министров (Сердюков женат на дочери Зубкова). Путин тогда эту просьбу не удовлетворил, посчитав, что министр обороны напрямую не подчиняется главе правительства, а значит, никакой неэтичной ситуации нет. Зубков – это человек Владимира Путина, работавший с ним не просто в питерской мэрии, а в «путинском» комитете по внешним связям. Особый уровень доверия Зубкову подтверждался тем фактом, что именно ему было поручено возглавить финансовую разведку (2004–2007). Сейчас он – спецпредставитель президента по взаимодействию с экспортерами газа, то есть на почетной пенсии.

К Путину лично Сердюков никогда близок не был. Более того, к его назначению Путин относился прохладно, но в феврале 2007 года имел для этого определенные основания: нужно было спасать репутацию кандидата в преемники Сергея Иванова и расчищать авгиевы конюшни в Минобороны. Сергей Иванов, напомним, на конфликт с генералитетом и военной корпорацией не шел, напротив, всячески стараясь выступать в качестве их адвоката. Кремлю нужна была иная политика: повышение эффективности оборонного хозяйства, борьба с коррупцией. А это требовало назначения на пост министра фактического «самоубийцы». Им и стал «мебельщик и налоговик», как его злобно называли генералы, Анатолий Сердюков. И надо признать, что в своей работе он добился многого. Однако на сегодня Сердюков – это фигура, которая для Путина политического (кланового) смысла уже не имеет, а проблем создает много.

Вторым ресурсом Сердюкова был Дмитрий Медведев. Будучи президентом, Медведев всячески защищал министра, которому приходилось конфликтовать с лоббистами ВПК, не желающими модернизировать армию за счет покупки иностранной техники. Медведев всегда поддерживал кадровые решения Сердюкова (а это была весьма конфликтная кадровая чистка оборонного ведомства), вставал на его сторону в напряженных отношениях с генералитетом.

Однако с недавнего времени отношения Медведева и Сердюкова испортились. Почему это произошло, доподлинно неизвестно. Однако уже в июне этого года министр позволил себе огрызнуться в разговоре с премьером. Медведев на совещании в правительстве предложил уволить виновных в затягивании разработки методики расчета финансирования военных городков, передаваемых от Минобороны муниципалитетам. Медведев попросил вице-премьера Дмитрия Козака доложить ему персонально, кто несет ответственность за срыв задания. «Надо уволить кого-нибудь – дело хорошее», – заключил премьер. «Тогда меня, – отозвался Сердюков. – Потому что я не утвердил, потому что я не вижу, как передавать дефицит», – заявил Сердюков, что походило больше на ультиматум. Может быть, Медведев и забыл бы это, но вот отказ Минобороны отдать частоты телеканала «Звезда» для политически значимого проекта Медведева – Общественного телевидения – Медведев не забудет никогда.

Иными словами, политический ресурс Сердюкова был нейтрализован, иммунитет ослаблен. А конкурентов у него оказалось слишком много. Сердюков перессорился с Сергеем Чемезовым (из-за гособоронзаказа), с Игорем Сечиным (пока делили судостроительные верфи Сергея Пугачева, и не только), с «Единой Россией» (за антисоциальную политику, как считает партия власти), с КПРФ (а у коммунистов всегда были сильны связи с лоббистами из ВПК) за «развал армии», с генералитетом (за сокращения офицерского состава и «военную реформу»), с Минфином (из-за денег), с Военной прокуратурой (за создание военной полиции) и т.д.

Конечно, атака на Сердюкова была согласована на самом верху. Но сам факт того, что Путин вчера нашел время для короткой встречи с министром, для Сердюкова – хороший знак. Это может означать одно из двух: министру предлагается быть скромнее (и делиться) или тихонько ретироваться, чтобы ни репутация президента, ни репутация самого министра не пострадали.

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ОППОЗИЦИИ: САЖАТЬ ИЛИ НАПУГАТЬ?

ПОЛИТКОМ

Подозрения в том, что криминализация образа лидеров внесистемной оппозиции может обернуться реальными уголовными процессами, подтвердилась. 17 октября спецназ провел обыски в квартирах лидера «Левого фронта» Сергея Удальцова, его помощника Константина Лебедева и помощника депутата Госдумы Ильи Пономарева Леонида Развозжаева. Удальцов был отпущен под подписку о невыезде, а Лебедев – арестован. Развозжаева на месте обыска не застали, вскоре он был объявлен в федеральный розыск, а в субботу поступило сообщение о его исчезновении в Киеве, где Развозжаев пытался получить убежище, посетив представительство верховного комиссара ООН по делам беженцев. В воскресенье стало известно, что Развожаев находится в Москве и уже арестован. «Сергей Удальцов, Константин Лебедев и Леонид Развозжаев планировали в Москве, Калининграде, Владивостоке и других городах России массовые беспорядки с погромами, поджогами и подрывами», — говорится в материалах уголовного дела активистов «Левого фронта», представленных в Басманный суд.

Политическая дискредитация лидеров внесистемной оппозиции до сих пор строилась за счет информационной кампании: спикеры Болотной и Сахарова представлялись в разоблачительных фильмах на госканалах как агенты Запада, получатели западной финансовой помощи, целью которых в действительности является подрыв стабильности в стране и ее развал. Однако демонстрация фильма «Анатомия протеста-2» кардинальным образом изменила ситуацию: от дискредитации власть перешла к прямому уголовному преследованию.

Напомним, что в фильме «Анатомия протеста-2» практически весь сюжет строится вокруг видео, на котором глава комитета парламента Грузии по безопасности Гиви Таргамадзе обсуждает с Сергеем Удальцовым подготовку революции в России, предлагая разного рода провокации: взятие власти в отдельно взятом регионе – Калининграде, блокирование транссибирской магистрали, «задействование чеченцев» и другие диверсии. За выполнение этой «работы» Удальцов якобы получает от Таргамадзе по 35 тыс. долларов в месяц. Таргамадзе, в свою очередь, якобы пользуется финансовой поддержкой бывшего владельца Банка Москвы Андрея Бородина.

Обсуждением фильма сразу занялись Совет Федерации, Общественная палата, расследование начали Генпрокуратура и СКР, а также ФСБ. Сергей Удальцов был вызван на допрос, по завершении которого он продолжал отрицать и сам факт встречи, и знакомство с Таргамадзе. Через несколько часов на Первом канале в новостях было показано видео с допроса, где лидер «Левого фронта» подтверждает аутентичность видео, но продолжает утверждать, что лично не знает никого по имени Таргамадзе, равно как и не помнит имени своего собеседника. После обысков дома у самого Удальцова, его помощника Константина Лебедева, и помощника депутата Госдумы от «СР» Ильи Пономарева Леонида Развозжаева, СКР объявила, что встреча проходила в Минске.

Всем трое подозреваются в организации массовых беспорядков. При этом показательно, что Удальцов был отпущен под подписку о невыезде, а его помощнику Лебедеву было предъявлено обвинение, а он сам арестован. Прокремлевские СМИ сразу стали говорить, что Удальцов «сдал» своего помощника. По данным «Коммерсанта», следователи действительно считают Лебедева главным инициатором встреч с представителями иностранных властей. По словам анонимного источника, именно он отвечал за поиск потенциальных спонсоров и организацию встреч с ними. Однако вряд ли это объясняет отказ от ареста Удальцова: это лишь подтверждает, что Удальцов не является главной «мишенью» Кремля. Арест же Лебедева скорее является попыткой взять «заложника» из числа далеко второстепенных фигур в оппозиционном движении.

Как заявил представитель СКР Владимир Маркин, экспертиза «исходника» НТВ не выявила признаков монтажа в эпизоде, где Удальцов и другие подозреваемые встречаются с Таргамадзе. Во встрече в Белоруссии, по словам Маркина, участвовали также консул Грузии в Молдавии Михаил Иашвили и его помощники. «Ведомости» обратили внимание, как быстро была проведена экспертиза аутентичности голоса Удальцова. Обычно это занимает две-три недели, в этот раз – один день.

На этом фоне можно попытаться выстроить тактику власти в отношении внесистемной оппозиции. «Компрометация предшествует репрессии» — вначале демонстрируется фильм, который формирует общественное мнение, а затем следует возбуждение уголовного дела. Еще одним новым, и вероятно, ключевым, элементом давления теперь становится сам риск уголовного преследования, которое условно можно поделить на два типа. Первое представляет собой угрозу попасть под следствие для рядовых участников массовых акций протеста (так называемое «болотное дело» — только что арестован очередной подозреваемый, кандидат технических наук Сергей Кривов). Однако в данном случае вряд ли речь идет о попытке власти напугать рядовых участников протестов. Скорее в данном случае имеет место попытка создать доказательную базу, виновности «организаторов беспорядков», основанную на показаниях простых митингующих. Иными словами, объектами преследования в итоге все равно оказываются лидеры внесистемной оппозиции, а не простые граждане. Правда, пока что из числа фигурантов «болотного дела» свою вину признал лишь ранее судимый ресторатор и культурист Максим Лузянин – персона для оппозиции случайная. Но его роль носит немаловажный характер – если в приговоре Лузянину, которого судят в особом порядке, будет упомянуто о массовых беспорядках, то это положение будет считаться доказанным и для других аналогичных дел (согласно принципу преюдиции). Во втором случае речь идет об уголовных делах непосредственно в отношении активных оппозиционеров. Вероятно, власть понимает — пока социальная база протеста достаточно узкая, а это дает Кремлю возможность «давить» внесистемную оппозицию.

Наибольшую опасность в данном случае для власти, вероятно, представляет фигура Алексея Навального, который воспринимается экспертами как наиболее перспективная фигура среди оппозиционных лидеров. Он также стал самым популярным оппозиционером в протестной среде. По данным опросам ВЦИОМ среди участников «марша миллионов» 12 июня, Навальный стал уважаемым лидером для 46% опрошенных. Против Навального пока есть два сюжета. Первый — «дело «Кировлеса»»: СКР обвиняет оппозиционера в растрате 16 млн рублей, вырученных при продаже леса через трейдера. При этом «Кировлес» получил за свою продукцию 14 млн. 8 октября Мосгорсуд признал законным возобновление дела по «Кировлесу», где Навальный проходит главным подозреваемым. Второй сюжет – это обращение председателя ЗАКСа Кировской области Александра Ивонина в СКР. Ивонин, ссылаясь на статью в газете «Взгляд», просил проверить, правда ли, что губернатор Кировской области Никита Белых, будучи лидером «Союза правых сил», в 2007 г. растратил средства партии в размере 108,7 млн руб. через фирму Навального ООО «Аллект». Белых подтвердил, что давал объяснения в полиции, заметив, что в последнее время стал частым гостем правоохранителей и регулярно дает им различные пояснения. Он сообщил кировским полицейским, что чистоту финансовой деятельности партий контролирует Центризбирком, и особенно тщательно — во время избирательных кампаний, и никаких нарушений не выявлено, писали «Ведомости».

Вторым по уровню «проблемности» для власти из деятелей оппозиции может считаться Удальцов. Пока у ряда других оппозиционеров — по данным ВЦИОМ — рос только антирейтинг, Удальцов прибавлял себе не только оппонентов, но и сторонников. За период с февраля по сентябрь количество противников Удальцова увеличилось с 26 до 42%, но и число приверженцев существенно выросло – с 18 до 27%. Для сравнения – количество симпатизантов Алексея Навального за это же время даже немного сократилось – с 24 до 22%, при том, что с противниками ситуация примерно такая же, как у Удальцова (было 31, стало – 43%). Секрет роста рейтинга Удальцова заключается в том, что его признали «своим» левые протестные группы населения, тогда как Навальный воспринимается ими как «чужая» и во многом непонятная фигура.

Впрочем, несмотря на громкие обвинения, Удальцов сейчас остается на свободе. Во-первых, Кремль понимает, что его арест может мобилизовать оппозицию и позволить самому Удальцову заработать политический капитал. В то время, как и фильм, и последующие действия власти в отношении Удальцова направлены на полную моральную дискредитацию и девальвацию авторитета Удальцова, причем, в том числе и в рядах оппозиции. Изначальная слабая публичная позиция лидера «Левого фронта» в отношении показанного видео, обсуждение действительно заведомо неконституционных и радикальных методов борьбы против режима, маргинальность его взглядов, неспособность в полной мере действовать в едином направлении вместе с оппозиционными структурами – все это сделало его персонаж гораздо менее привлекательным для оппозиционных лидеров. Однако даже в этих условиях арест Удальцова (одного из лидеров протеста) будет воспринят оппозицией как «переход черты» — и, несмотря на противоречивое отношение к этой фигуре, мобилизует оппозиционеров.

Поэтому логика власти в данном случае оказывается достаточно прозрачной. Во-первых, за Удальцова вряд ли пойдут митинговать тысячи сторонников во главе с наиболее популярными лидерами оппозиции. Во-вторых, достаточным оказывается оставление под арестом (фактически в качестве заложника) его помощника. В-третьих, и показ фильма, и уголовное дело по его фактам – это четкий сигнал, адресованный всем лидерам оппозиции об их уязвимости и фактический подконтрольности. Иными словами, против них может быть использован любой повод, на основании которого может быть возбуждено уголовное дело.

Криминализация действий оппозиции коснулась и другого аспекта ее деятельности– выборов в Координационный совет. Создание Координационного совета – это попытка новых лидеров российской оппозиции, заявивших о себе на Болотной площади и проспекте Сахарова, стимулировать протестную активность, появление новых лиц, формирования оппозиционной повестки дня и т.д. Уличный протест остался на относительно низком уровне, и выборы должны были поддержать «жизнь» в оппозиционных организационных структурах. Выборы проводились Центральным выборным комитетом во главе со свердловским оппозиционным политиком Леонидом Волковым. В состав комитета вошли 3 представителя от правозащитных организаций (Григорий Мельконьянц из ассоциации «Голос», Василий Вайсенберг из организации СОНАР, Юлия Дрогова из проекта «Гражданин наблюдатель»), 4 приглашенных эксперта (блогер Антон Носик, один из основателей Яндекса Илья Сагалович, представитель фонда развития электронной демократии Максим Осовский, основатель votepoller.com Валентин Преображенский), по одному представителю от либералов (Елизавета Приходина), левых (Александр Иванов) и националистов (Елена Денежкина).

Что касается самого состава Координационного совета, то в него должны войти 30 общегражданских активистов, и по 5 представителей от каждой «курии» — либералы, левые и националисты. В данном случае соблюдается принцип уважения идеологического паритета. Внесистемная оппозиция на сегодня представлена преимущественно формальными и неформальными политическими движениями, а также гражданскими активистами, среди которых эксперты, правозащитники, журналисты, юристы.

Однако беспрепятственно провести выборы не удалось. Во-первых, телеканал «Дождь», который в прямом эфире транслировал дебаты, постоянно испытывал трудности с трансляцией. Эфир отключался и на спутниковых каналах, и в сети Интернет. А в день голосования была организована мощная хакерская атака на Интернет-площадки, где оно проводилось, в результате которой нормальное проведение выборов оказалось сорвано. Проголосовать успели только несколько тысяч человек, в связи с чем выборы было решено продлить, по крайней мере, до вечера 22 октября.

Во-вторых, против выборов была организована мощная провокация. Создатель пирамиды МММ в 90-е годы Сергей Мавроди (он был осужден за мошенничество, вышел на свободу в 2007 году, занявшись снова создание пирамид) заблокировал доступ участникам созданной им пирамиды к личным кабинетам, если они не зарегистрируются в качестве кандидатов на выборах в КС оппозиции. Условием регистрации было внесение добровольного пожертвования в размере 10 тыс. рублей. Однако все участники пирамиды Мавроди были заблокированы организаторами выборов. На основании того, что несостоявшиеся кандидаты не смогли вернуть свои взносы, было возбуждено уголовное дело о хищении средств. Как пояснил затем Волков, все средства будут возвращены, как только отказники сообщат свои банковские реквизиты (большинство из них делало перевод без открытия банковского счета, и возвращать средства было просто некуда).

Сам Мавроди написал: «Сейчас мы им покажем, что мы и полезны даже для них можем быть. Оппозицию развалим. Что нас можно — использовать, — написал он. — Т.е. нас не гнобить, а наоборот — хранить и лелеять надо! Мы вообще для них находка! :-))» (Орфография и пунктуация автора сохранена). В руководстве КС убеждены, что Мавроди, который находится в федеральном розыске в связи с возбуждением против него нового уголовного дела, находится в сговоре с Кремлем и действует с целью дискредитации и срыва выборов в КС.

В-третьих, уголовное преследование Удальцова и его помощника стало поводом для требований со стороны части участников оппозиции отложить выборы – об этом, в частности, заявлял Илья Пономарев, принадлежащий, как и Удальцов, к левым силам. Разногласия возникли еще задолго до этого события и были связаны с двумя обстоятельствами – с противоречиями между известными фигурами оппозиции и активистами, непосредственно участвующими в организации протестных акций, и между представителями различных идеологических течений. Предложение отложить выборы было как раз связано с интересами левых активистов, которые заведомо окажутся в КС в явном меньшинстве – и, видимо, рассчитывают на то, что за дополнительное время смогут наверстать упущенное. Однако большинство оппозиционеров выступили за проведение выборов в установленные сроки – и в итоге Пономарев снял свою кандидатуру.

Говоря же о самих выборах, надо признать, что это первый подобный опыт, и оценки целесообразности именно такого механизма выявления лидеров вызвали очень много споров. По мере регистрации кандидатов, выборный комитет подвергался критике почти по любому поводу – по механизму организации дебатов, по регистрации ряда кандидатов или отказу в ней. Причем если одна часть критики исходила от прокремлевских деятелей (заинтересованных в разжигании противоречий между своими оппонентами), то другая принадлежала самим оппозиционерам, которым непросто договариваться между собой по многим спорным вопросам. В стане оппозиции и сам факт выборов не у всех вызвал позитивные эмоции. Владимир Рыжков назвал это «бессмысленной затеей».

До начала третьего срока президента Владимира Путина Кремль оставлял место внесистемной оппозиции в политической системе страны. Без реальных шансов принимать участие в выборах (кроме местных) и с весьма суженными возможностями проводить санкционированные акции, оппозиция могла, как минимум, существовать, проводить свои мероприятиях, создавать разные структуры, которые между собой постоянно конкурировали и никакой серьезной политической угрозы для власти не представляли. В последние месяцы создается впечатление, что стратегия власти изменилась, и внесистемное поле подвергнется «чистке». Элементами такой стратегии является несколько задач. Первое – нейтрализация наиболее потенциально опасных лидеров, включая и уголовное преследование. Второе – максимальное затруднение политической деятельности внесистемной оппозиции. Третье – выведение из внесистемной оппозиции ее более умеренной части в системное поле (регистрация партий РПР-ПАРНАС, «Гражданская платформа» — к последней, возглавляемой Михаилом Прохоровым, также присматриваются некоторые оппозиционеры). Таким образом, деятельность оппозиции будет и далее сталкиваться с разнообразными затруднениями и оставаться под пристальным контролем со стороны правоохранительных органов.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

22.10.2012

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

ВЫБОРЫ В НЕЯВОЧНОМ ПОРЯДКЕ

ПОЛИТКОМ

14 октября в пяти регионах России состоялись выборы губернаторов и в еще 6 субъектах РФ – выборы в законодательные собрания. Кроме того, во множестве муниципальных образований прошли выборы местных советов и мэров. Во всех субъектах Федерации, где избирали губернаторов, победили нынешние главы регионов, причем получивший наименьший результат рязанский губернатор Олег Ковалев заручился поддержкой около двух третей голосов избирателей. А наибольший результат, как и предсказывалось, у белгородского губернатора Евгения Савченко, за которого проголосовало более 80% жителей региона. Не произошло сюрпризов и на выборах депутатов региональных парламентов и мэров крупных городов.

Нынешние выборы особенные сразу по нескольким причинам. Это первые губернаторские выборы после отмены прямого голосования. Пусть даже будучи сильно урезанной, система выдвижения кандидатов позволила создать региональные интриги и дала некоторый шанс оппозиции на свою активизацию. Наиболее трудно для Кремля проходили избирательные кампании в Брянской и Рязанской областях, где рейтинги у действующих губернаторов далеко не так убедительны для победы. Но даже несмотря на эти «слабые места», власть попыталась мобилизовать все свои ресурсы и усилия для того, чтобы сделать во всех регионах ставку на действующего главу. Гарантией успеха тут было два ключевых ресурса.

Первый – мощный фильтр при регистрации кандидатов в губернаторы. Нынешние выборы, будучи первыми для новой системы – стали и ее испытанием. Доминирование лояльных региональной администрации депутатов в местных советах и реальная зависимость от губернатора большинства независимых и даже оппозиционных депутатов привели к тому, что кандидатам от оппозиции было крайне сложно собрать нужное количество подписей для регистрации. Более того, губернаторы в итоге «делились» частью подписей со своими конкурентами, что, как высказался глава президентской администрации Сергей Иванов, выглядело очень странно. А губернатор Рязанской области Олег Ковалев и вовсе предпочёл собрать 1500 подписей вместо 241 необходимых для регистрации с тем, чтобы резко уменьшить возможности для своих оппонентов (подписываться за нескольких кандидатов запрещено). При этом в Рязанской области большинство подписей за кандидатов-конкурентов Ковалева были собраны от депутатов-единороссов. «Ковалев дал четкую разнарядку по всем районам: сколько подписей должны собрать за него, сколько за КПРФ, ЛДПР, а также за никому не известных ранее Олега Нагибина, Светлану Косареву»,— говорил «Коммерсанту» заместитель секретаря регионального отделения «Единой России» Сергей Сальников.

Особенно скандальным стал сбор подписей в Новгородской области, где в поддержку действующего губернатора Сергея Митина было собрано огромное количество подписей «про запас». Так, в Новгородской области насчитывается 1810 муниципальных депутатов и глав районов, из них только 875 депутатов и глав районов поставили подписи в поддержку того или иного кандидата. Как говорили источники «Коммерсанта» в «Единой России», в настоящее время прорабатывается необходимость корректировки муниципального фильтра, хотя об отмене самого фильтра сейчас нет и речи (появились сообщения, что он должен проработать несколько выборов – то есть несколько лет). В трех из пяти регионов — Амурской, Белгородской, Брянской областях — преодолеть муниципальный фильтр сумели четыре кандидата, а в Новгородской — лишь трое.

В отношении тех, кто все же сумел зарегистрироваться, власть использовала второй рычаг – добровольное или недобровольное снятие. Однако с более сильными конкурентами действующих губернаторов, прежде всего, в Рязанской и Брянской областях, Кремлю удалось справиться уже не так просто. В первом регионе будущее слабого губернатора Олега Ковалева изначально находилось под вопросом: Кремль долго думал, идти ли на риск его поддержки. Владимир Путин переносил встречу с ним, давая поводы для спекуляций о возможной поддержке альтернативного кремлевского кандидата. На эту роль претендовал Игорь Морозов, который подчеркивал свою связь с ОНФ (в кандидаты его официально выдвинула прокремлевская партия «Патриоты России», присоединившаяся к фронту). В данном случае среди лояльных федеральной власти сил развилась конкуренция по линии внутрирегиональных отношений и при этом возникла угроза поражения кандидата от «Единой России». В итоге в Кремле было принято решение все-таки поддержать только Ковалева, а Морозов был вынужден снять свою кандидатуру. Кремль, как представляется, опасался не столько послевыборных конфликтов в региональной партии власти и местной бюрократии, сколько самого прецедента поражения кандидата, выдвинутого «единороссами», что могло нанести удар по позициям «партии власти» в общенациональном масштабе и стать примером для других регионов. В пользу губернатора свою кандидатуру снял и кандидат «Новой России» Олег Нагибин.

Но наиболее интересной была кампания в Брянской области, где представитель КПРФ Вадим Потомский добился снятия судом с предвыборной дистанции действующего губернатора Николая Денина. Потомский заручился поддержкой региональных силовиков, будучи при этом и крупным бизнесменом, занимающимся утилизацией отходов. Вероятно, ему была обещана и поддержка на федеральном уровне со стороны одной из кремлевских групп влияния. Однако все-таки официальным кремлевским кандидатом был Денин, и его снятие по суду оказалось полнейшим форс-мажором для, казалось бы, весьма управляемых выборных кампаний. Денин был восстановлен в качестве кандидата Верховным судом России. В итоге кандидаты от ЛДПР Михаил Марченко и «Яблока» Андрей Пономарев сняли свои кандидатуры, как утверждают СМИ, под давлением (впрочем, они и раньше были фактически дублерами Денина, но такой имиджевый ущерб явно не входил в их планы). Лидер «Яблока» Сергей Митрохин теперь намерен поставить вопрос об исключении Пономарева из партии. В начале кампании с гонки был снят и справоросс Вячеслав Рудников. Избирательное поле было практически полностью зачищено.

В Новгородской, Амурской и Белгородской областях интриги практически не было. В Амурской области у действующего губернатора было лишь три конкурента: справоросс Дмитрий Жаровский, либерал-демократ Иван Абрамов и коммунист Роман Кобызов. В Новгородской и вовсе два — кандидат от ЛДПР Виктор Михайлов и от «Патриотов России» Николай Захаров. В Белгородской области от участия в выборах еще на старте отказались КПРФ и «Справедливая Россия», мотивировав это невозможностью пройти «муниципальный фильтр» без поддержки административного ресурса, а прошедшие его Александр Запрягайло («Патриоты России»), Ирина Горькова (ЛДПР) и Александр Кушнарев («Правое дело») выполняли роль статистов.

Таким образом, первые прямые выборы губернаторов, пусть и в усеченном виде, показали, что, во-первых, власть стремится все-таки делать ставку на действующих губернаторов, даже если их победа оказывается под вопросом. Во-вторых, даже при высокой степени контролируемости выборов случались форс-мажоры (как в ситуации с Дениным). В-третьих, основной тактикой власти была минимизация, как конкуренции, так и политической борьбы как таковой: губернаторы пытались обойтись минимальной рекламой, не раздражая лишний раз избирателя и делая ставку на низкую явку.

Нынешние выборы также стали первыми после начала активной регистрации новых политических партий. Для партии власти это стало скорее плюсом, так как помешало реализации одной из самых опасных стратегий, поддерживаемых оппозиционными лидерами: голосовать за любую другую партию, кроме «Единой России». Да и регионы, в которых выбирали депутатов ЗАКСов, известны достаточно высоким уровнем административного контроля и слабым положением оппозиции. Опасения, что либерализация партийного законодательства обернется наплывом партий-спойлеров и партий бизнес-проектов, оправдалась. В большинстве регионов ЛДПР и «Патриоты России» выступали в качестве младших партнёров власти, а в качестве мелких участников были широко представлены проекты, созданные при участии Андрея Богданова — Демократическая партия России, Коммунистическая партия социальной справедливости, Партия социальных сетей, Социал-демократическая партия России, «Союз горожан». Для Богданова – это своего рода «road show» его партийных проектов, которые затем могут быть выставлены на продажу. Реальную оппозицию власти составили лишь КПРФ (традиционно), РПР-ПАРНАС (Саратовская область и Барнаул) и «Яблоко» (исключая, разумеется, Брянскую область).

На этом фоне неудивительна низкая явка на выборах – она выгодна власти, так как на избирательные участки приходит преимущественно лояльный и «управляемый» электорат (частично она выгодна и КПРФ с ее стабильным идеологическим «ядерным» электоратом). Власть не предпринимала значительных усилий для повышения явки, а оппозиция в большинстве случаев не выдвинула реальную альтернативу победителям. В условиях низкой явки «Единая Россия» одержала убедительную победу даже на выборах в Тверскую городскую думу – в этом городе традиционно сильны позиции КПРФ. Местные элиты пока весьма осторожны, и в большинстве случаев не решаются идти против «единороссов». Исключение составляет Северная Осетия, где часть элит «подняли флаг» партии «Патриоты России». Ее список, получивший четверть голосов избирателей, возглавил знаменитый спортсмен Арсен Фадзаев. Таким образом, если на губернаторских выборах раскол элит вызывает у Кремля очевидное неприятие, то на выборах в законодательные собрания уровень конкуренции может быть выше. Но только в Северной Осетии произошло снижение результатов «Единой России» по сравнению и с предыдущими выборами в местный парламент, и с думскими выборами (в 2007 году – 60,7%, в 2011-м – 67,9%, в 2012-м – 45,4%). Во всех остальных регионах на выборах в ЗАКСы «единороссы» показывали лучшие результаты, чем в минувшем декабре. И только в Сахалинской области они, хотя и превысили «думский» результат, но выступили хуже, чем пять лет назад, получив на 5 процентных пунктов меньше. Даже в Краснодарском крае (где недавно произошла трагедия в Крымске) «Единая Россия» улучшила свой результат по сравнению с 2007-м и 2011-м годами. Впрочем, там губернатор Александр Ткачев не вошел в список партии, а вторым номером в списке стал популярный бывший глава региона, а ныне член Совета Федерации Николай Кондратенко, В ходе кампании он подвергал резкой критике КПРФ, по списку которой в 2003 году избирался в Думу.

Особенностью нынешней кампании важно также назвать и тот факт, что был резко ужесточен порядок общественного контроля за голосованием. Программа прямой трансляции с участков по интернету была практически сорвана. Прямая трансляция была доступна только в регионах, где проходили губернаторские выборы: а это всего 5 субъектов из 70, где проходили кампании разного уровня.

Ужесточился и порядок аудио-видео-съемки. Инструкции ЦИКа в основном носили запретительный характер, давая главам участковых избиркомов широкие полномочия по определению места съемки и возможностей дальнейшего использования материала. В этих условиях в ряде регионов появилась масса сообщений о фальсификациях, в том числе об использовании «каруселей». Глава ассоциации «Голос» Лилия Шибанова заявила, что основные сообщения о нарушениях «поступают из Барнаула и Саратова. Это массовые нарушения. Здесь и подвоз избирателей, здесь и вбросы зафиксированы. Очень много процедурных нарушений — это удаление, недопуск наблюдателей, не дают камерами снимать и так далее». В то же время избиркомы разных уровней, как правило, отвергают претензии наблюдателей – зампред Центризбиркома Леонид Ивлев прямо заявил, что «Голос» действует на зарубежные гранты. Таким образом, руководство избиркомов, как и ранее, является активной стороной в конфликте власти и оппозиции, действуя на стороне первой.

Выборы 14 октября также стали первыми выборами после зимних акций протеста и подъема оппозиционного движения. Итоги выборов неизбежно будут использоваться Кремлем, чтобы доказать, что протестное движение себя исчерпало и значительная часть населения подтвердила кредит доверия власти и заинтересована в сохранении стабильности. Выборы стали испытанием для партийной системы, сформированной в соответствие с «медведевским» законодательством – и Дмитрию Медведеву важно было показать, что партийная либерализация не противоречит интересам «Единой России» и власти в целом. Поэтому сразу после подведения первых итогов он обратил внимание на то, что после увеличения числа участников выборов партия власти улучшила свой результат, и поэтому «демократия нам не страшна».

Ну и наконец, уже традиционно, больше всего интриг было на муниципальных выборах: это исключительный уровень власти, где у оппозиции есть реальный шанс конкурировать с представителями власти. Самыми значимыми для Подмосковья 14 октября стали выборы мэров нескольких ключевых городов региона: голосование прошло в Воскресенске, Пушкино, Сергиевом Посаде, Химках, Электрогорске. Всего же в области прошло 20 избирательных кампаний, которые стали первым политическим испытанием для губернатора Сергея Шойгу. Кампанией федерального значения стали выборы в Химках, где против кандидата от власти Олега Шахова была выдвинута Евгения Чирикова, ставшая, по сути, единым кандидатом от внесистемной оппозиции. Однако она не стала единым оппозиционным кандидатом из-за участия в выборах Олега Митволя, который ориентировался на поддержку части протестного электората. За голоса протестных избирателей боролись еще несколько кандидатов – от коммуниста до эпатажного музыканта Сергея Троицкого (Паука) – объективно ослабляя позиции Чириковой.

В то же время если первоначально власть делала ставку на раскол оппозиции и как можно большую плюрализацию протестного политического поля, то затем несколько кандидатов, отбиравших голоса как у Чириковой, так и у Шахова, отказались от участия в выборах – не менее важной задачей была признана максимизация результата Шахова. Среди снявшихся были представитель «Справедливой России» (партия ранее отказалась поддержать Чирикову под тем предлогом, что она обязательно должна выдвинуть собственного кандидата) и бывший «яблочник» Игорь Белоусов, которого поддержал Михаил Прохоров. Для Прохорова эта кампания стала неудачной – он пытался «пройти между струями», не высказавшись ни за Шахова, ни за Чирикову, но «его» кандидат не просто снялся с дистанции, но и поддержал Шахова. После этого Прохорову ничего не оставалось, как выступить в поддержку Чириковой. В результате Шахов победил, хотя и не набрал 50% голосов – но его результата с большим запасом хватило для победы в однотуровых выборах. Чирикова обошла Митволя на несколько процентных пунктов – в сумме они получили более 30% голосов.

Значимые для оппозиции выборы состоялись в Барнауле, где в городскую думу баллотировалась партия РПР-ПАРНАС, а список возглавлял Владимир Рыжков, уроженец Алтайского края. По официальным данным, партия получила более 5% голосов, но она утверждает, что грубые нарушения серьезно исказили волю избирателей.

Нынешние выборы должны стать отправной точкой для власти в решении сразу нескольких проблем. Во-первых, — это дальнейшая политическая реформа – изменение системы муниципальных фильтров, возможное создание избирательных блоков, о чем уже сейчас говорят близкие к власти эксперты. С этим, непосредственно, связана вторая проблема – это «подмороженная» судьба «Единой России». Еще в начале этого года обсуждались варианты ребрендинга, но постепенно вопрос был отложен до изучения результатов октябрьских выборов. Сейчас становится ясно, что ставка на «Единую Россию» остается приоритетной – партия не вызывает большого энтузиазма (с чем связана и невысокая явка), но выборы проходят в контролируемом режиме и неожиданностей не происходит.

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

«Болезнь» Говоруна как признак болезни системы

Моя колонка на СЛОНЕ

http://slon.ru/russia/bolezn_govoruna_kak_priznak_bolezni_sistemy-840502.xhtml

Продолжительная «болезнь» министра регионального развития РФ Олега Говоруна все-таки закончилась его отставкой. Своим демаршем Говорун нарушил все неписаные правила этикета в высших эшелонах власти. Зато на его место пришел полностью адекватный нынешней политической системе кадр: бывший православный бизнесмен, опытный чиновник и экс-губернатор Костромской области Игорь Слюняев.

Слухи о подаче Говоруном заявления об отставке появились в конце сентября. Министр обиделся на Владимира Путина за незаслуженную критику, прозвучавшую на сентябрьском совещании по подготовке проекта федерального бюджета. Помимо Говоруна, досталось также министру труда и социальной защиты Максиму Топилину и министру образования и науки Дмитрию Ливанову. Однако они на несправедливость не жаловались. Для чиновников Белого дома критика со стороны «национального лидера» – это скорее ритуальное действие, в рамках которого один из чиновников приносится в жертву ради достижения высоких политических целей. Для некоторых, вероятно, это может быть даже почетным.

Но только не для бывшего чиновника администрации президента, привыкшего конструировать и высшие политические цели, и методы их достижения.

Говорун, надо признаться, просто оказался не на своем месте. К роли публичного козла отпущения он явно не привык.

 

Работа в Министерстве регионального развития обернулась для него разочарованием. Говорун был скован и в возможностях привести свою команду (среди его замов были фигуры, которые по влиянию в строительной сфере или ЖКХ могли вполне посоревноваться с самим министром), и в реализации своих собственных профессиональных приоритетов. Заниматься политикой в региональном управлении ему быстро запретили окриком из Кремля (источник в администрации президента говорил, что сфера внутренней политики будет исключительной компетенцией Кремля и правительство не будет в нее вмешиваться). И хотя это в большей степени относилось к Дмитрию Медведеву и его заму Владиславу Суркову, Говорун в данном случае был одним из главных пострадавших – как кадр Суркова и как профессиональный политический менеджер.
Но гораздо более интересно теперь, как произошла отставка Говоруна. Почти три недели публику водили за нос официальные лица, убеждая, что никакой отставки нет и не планируется, пока неофициальные источники вплоть до вчерашнего дня утверждали обратное. Если восстановить картину по утечкам из Белого дома, то картинка создается вполне четкая. Говорун действительно подал прошение об отставке после скандального совещания с Путиным, и руководство правительства попросило его на время взять больничный, пока вопрос будет решаться Кремлем. По данным «РБК daily», Говоруна одновременно убеждали остаться первый вице-премьер Игорь Шувалов и вице-премьер Дмитрий Козак. Вероятно, именно они в данном случае и были посредниками между Кремлем и кабинетом министров. Незаметной тут оказалась роль Медведева и Суркова: именно по их инициативе Говорун пришел работать министром. Но тут нетрудно догадаться, что для Кремля их мнение было ангажированным и предвзятым. Наверняка тот же Сурков при обсуждении ситуации с Медведевым Говоруна защищал.

В итоге Путин на встрече с Козаком якобы заявил о Говоруне: «Пусть работает». Что это означало для самого Говоруна? Что Путин за него держаться не будет и каяться тем более. Президент настоял на продолжении работы без каких-либо реверансов. Иначе говоря, министру предлагалось проглотить обиду и продолжить работать по существующим правилам, воспринимая свое положение «мальчика для битья» как должное. Тем самым, вероятно, Путин лишь подлил масла в огонь.

Что же означает такая отставка Говоруна в масштабах всей системы государственного управления? Во-первых, это мощный удар по авторитету Дмитрия Медведева, который оказался не способен ни разрешить конфликт между своим министром и Кремлем, ни защитить члена своего правительства. Во-вторых, это подтверждение кризиса политической ответственности: те, кто реально принимает политические решения, сегодня все меньше берут на себя публичную ответственность, опасаясь политических рисков, а уровень политических и технических менеджеров к такой ответственности морально просто не готов.

Но самое важное, пожалуй, это в-третьих.

Впервые за время существования путинской «вертикали» министр федерального правительства хлопнул дверью, не согласившись с методами управления президента Путина.

Это признак начала постепенной эрозии «вертикали» и следствие кадровых и структурных ошибок, совершенных двумя лидерами (Путиным и Медведевым) при формировании новой конфигурации власти после рокировки. В чем эти ошибки и можно ли было их не совершать, это тема для отдельного исследования. Но сегодня пока можно констатировать, что сам факт реализации схемы преемник привел к тому, что авторитет Путина внутри бюрократии стал размываться.

Новый министр, конечно, демаршей, подобных демаршу Говоруна, делать не будет. Сорокашестилетний выходец из Омской области Игорь Слюняев до прихода на пост губернатора Костромской области в 2007 году публичной политической деятельностью никогда не занимался. Немного работал в бизнесе (в 1994–1996 годах работал заместителем председателя правления Моссибинтербанка), зато имеет богатый опыт работы чиновником (в 1996–1998 годах работал в Министерстве РФ по сотрудничеству с государствами – участниками СНГ; в 1999 году стал начальником Управления обеспечения доходов дорожных фондов Федеральной дорожной службы России; в 1999–2000 годах – заместитель генерального директора Российского дорожного агентства; в 2000–2001 годах – заместитель министра транспорта РФ; в 2001–2004 годах – первый заместитель министра транспорта РФ, руководитель Государственной службы дорожного хозяйства). После увольнения из министерства стал советником спикера Совета Федерации Сергея Миронова.

Вероятно, эта служба позволила ему вскоре стать сенатором от органов исполнительной власти Алтайского края. В 2007 году его назначили губернатором Костромской области, что стало весьма странным решением Кремля. Слюняев не имел никакого отношения к истеблишменту региона, но в целом ни о провале, ни об успехе за время его правления говорить не приходится. В апреле этого года он был уволен, неофициально – за слишком низкий результат «Единой России» на думских выборах (менее 31%). Слюняев имеет хорошие отношения с «Единой Россией» (является ее членом), с РПЦ (с 1996 года состоит в клубе православных предпринимателей), воспринимается «своим» силовиками (закончил Высшую школу милиции).

От такого министра Путин может ожидать только четкого исполнения поставленных задач.

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles