Monthly Archives: Август 2012

ПОЛИТБЮРО: МЕЧТЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

ПОЛИТКОМ

http://www.politcom.ru/14393.html

Сегодня компания «Минченко консалтинг» опубликовала результаты своего исследования, по итогам которого составлен список «Политбюро 2.0» — набор фигур, которые де-факто оказывают наибольшее влияние на принятие политических решений, а также решений в области экономики и финансов. Интерес к докладу оказался крайне высок: клановая логика управления страной возвращается в полном объеме, как это было 4 года назад, перед тем как Путин передал свой пост Медведеву. Медведев, несмотря на политическую слабость, все-таки пытался делать ставку на институты, а не фигуры.

Доклад позволяет порассуждать и найти ответы на несколько важных вопросов. Например, что Медведев больше не участник тандема, а лишь член Политбюро, куда, помимо него, входит еще 7 человек. В первое никто практически не верил после сентября прошлого года, когда на съезде «Единой России» произошла политическая капитуляция тогда еще президента Медведева. Однако на сегодня и полноценным членом Политбюро главу правительства были готовы признать немногие. Более того, по данным исследования, Медведев – наиболее приближенный к Путину член политбюро. К этому можно добавить, что у Медведева – наиболее сильный и выстроенный административный ресурс. Что бы не говорили сторонники идеи полной несостоятельности главы правительства, но у него в руках – основные рычаги по принятию ключевых для страны документов, таких как бюджет, от которых зависит распределение средств в пользу тех или иных лоббистских групп. И нет никаких гарантий того, что Медведев может «упереться» по тому или иному вопросу.

Во-вторых, исследование лишь подтверждает, что в России формальные статусы сильно отличаются от неформальных позиций, которые занимают те или иные чиновники внутри системы принятия государственных решений. Например, формально лишь ответственный секретарь комиссии по ТЭКу при президенте РФ и глава «Роснефти» Игорь Сечин на деле намного более влиятелен, чем глава администрации Сергей Иванов, который тоже включен в состав Политбюро. Оба, кстати, предпринимают время от времени антимедведевские шаги. Сергея Иванова называют одним из главных инициаторов недавно вышедшего скандального фильма «Потерянный день», в котором Медведев обвиняется в трусости при принятии решения о начале войны с Грузией в августе 2008 года. Это сильный удар по политическому имиджу Медведева, в то время как Сечин буквально «откусывает» реальные полномочия у правительства, что в каждодневной практике гораздо более опасная для премьера вещь, чем репутационные потери от генералов.

Сергей Иванов, пишут авторы доклада, сохранил статус доверенного лица Владимира Путина, его роль — обеспечение внутриэлитного баланса в администрации президента. При этом стоит напомнить, что до выборов президента ходили упорные слухи, что Сергей Иванов свой пост не сохранит. Его положение действительно весьма шаткое. Это фигура, фактически живущая местами о нереализованном прошлом, нежели надеждами на будущее. Несостоявшийся преемник и утративший административные ресурсы чиновник – на сегодня, пожалуй, один из самых слабых членов Политбюро. К этому стоит добавить и «матрешечный» характер его администрации. Внутри АП одним из самых влиятельных центров является центр во главе с Владиславом Володиным, который тоже включен в Политбюро, и который по вопросам внутренней политики явно обладает автономией от Сергея Иванова как главы администрации. На Путина также де-факто замыкается «правительство администрации» – набор бывших министров, которые являются «стратегической» надстройкой над правительством Медведева и которые вряд ли будут «строиться» под Сергея Иванова.

В-третьих, исследование показывает, что широкую коалицию, формирующую центр правления экономикой страны, входят также и фигуры, которые формально не обладают никакими официальными статусами внутри власти. Это близкий к Путину бизнес, чье руководство, бенефициары, информацию о структуре прибыли можно найти только в оппозиционных или отраслевых исследованиях на заказ. К таким «тузам» авторы доклада отнести нефтетрейдера Геннадия Тимченко и крупнейшего совладельца банка «Россия», а также Национальной медиагруппы, давнего друга Путина и его соседа по дачному кооперативу «Озеро» Юрия Ковальчука. Влиянию последнего предписывают рост именно за счет наличия медийного ресурса. В политбюро эксперты также включили гендиректора госкорпорации «Ростехнологии» Сергея Чемезова  и мэра Москвы Сергея Собянина.

Авторы доклада указывают, что такая система политбюро начала складываться в 2000-е годы. Но за последние годы можно выделить несколько тенденций. Во-первых, это олигархизация власти. В 2003 году начал зарождаться новый класс «государственных олигархов» и окологосударственных олигархов, которые обязаны своим состоянием близости к источникам распределения бюджетных средств, госзаказов и заказов крупных госкомпаний. Влияние таких «госолигархов» не только выросло, но и создало такие условия, при которых практически ни один крупный иностранный инвестор не может успешно реализовать в России свои проекты, если не опирается на партнерство с одной из близких к государству олигархических групп.

Во-вторых, постепенно снижается персональное влияние Владимира Путина, который в некотором роде становится заложником построенной им системы. Постоянные войны между группами влияния ослабляют формальные институты власти, приводят к дискредитации ключевых позиций в государстве – таких как премьер-министр, спикеры парламента, министры. Прописанные в законодательстве и Конституции институты становятся декоративными, а им на смену приходит сложная система неформальных связей, фигур и ресурсов, какой-либо контроль над которой практически невозможен. Примером ослабления Путина можно назвать ситуацию, при которой принималось положение о новой комиссии по ТЭКу. Под влиянием Сечина Путин подписал Указ, в котором полномочия ответственного секретаря были крайне широкими. Это спровоцировало недовольство Медведева, который, в свою очередь, убедил Путина переписать Указ. В публичном пространстве Путин выглядит президентом, который утрачивает возможность эффективно реализовывать свои арбитражные функции. Другой пример – победа РПЦ в ситуации вокруг осуждения участниц группы Pussy Riot. Большой вопрос: кому – государству или РПЦ – был нужен реальный уголовный срок для девушек? Вероятно, Кремль в данном случае пошел на поводу у своего политического союзника, что говорит о растущей подверженности влиянию и растущей зависимости Путина от своих политических союзников и партнёров.

В-третьих, и это главное, подобная структура власти является крайней уязвимой и неустойчивой в случае падения мировых цен на нефть и всех вытекающих из этого последствий. Перетряски в политбюро, усиление борьбы за доступ к бюджету, крайне низкая (почти нулевая) легитимность подобной структуры (фактически легитимность реализуется исключительно через высокий рейтинг Путина) – все это делает режим подверженным, прежде всего, рискам, исходящим от мировой экономической конъюнктуры, а также изнутри режима – ведь находить баланс интересов между враждующими группами становится все сложнее, а цена – все выше. Путину порой приходится жертвовать и собственной репутацией, и репутацией государства в целом. К сожалению для членов Политбюро, оно существует исключительно в головах экспертов и аналитиков, в отличие того самого советского Политбюро, гарантировавшее формализацию реального статуса. И это ключевое отличие от советского режима – эфемерность стабильности поддерживается эфемерными институтами с эфемерным «ручным управлением», а в реальности – тенденция к анархаизации внутри «вертикали» и росту полицентричности внутри неформального Политбюро.

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Как Медведев пытается помешать Сечину

Новая колонка для Слона

http://slon.ru/russia/pochemu_sechin_meshaet_medvedevu-819801.xhtml

Правительство и Кремль не могут определиться в формальном статусе главы «Роснефти» Игоря Сечина. Ситуация чем-то напоминает спор между Путиным и Медведевым о том, кто кому звонил накануне 8 августа 2008 года. Путин утверждает, что дважды звонил, Медведев – «никто никому не звонил». Также теперь происходит и вокруг «Роснефтегаза» – компании, которой принадлежит 75% акций «Роснефти». Вчера был опубликован отчет «Роснефтегаза» по РСБУ за II квартал. В нем утверждается, что Игорь Сечин уже с 30 июня возглавляет совет директоров компании. В правительстве это назвали «бредом».

Разобраться в ситуации оказалось не так просто, хотя в целом назначение Сечина главой совета директоров «Роснефтегаза» казалось предсказуемым событием. Вероятно, в данном случае политическое решение было принято давно. Однако из-за проблем с обоюдным недоверием между Кремлем и правительством Медведева каждая сторона пытается, что называется, «лишний раз подстраховаться» и получить дополнительные гарантии выполнения обязательств.

Из прессы можно выстроить примерную цепочку событий вокруг нынешнего «избрания» Сечина. Итак, уже известно, что 6 мая, перед вступлением в должность президента, Владимир Путин как премьер-министр подписал распоряжение о включении Сечина в состав совета директоров «Роснефтегаза». Это было сделано более чем за две недели до того, как «Роснефтегаз» был сделан специальным президентским указом Путина главным инвестором топливно-энергетического комплекса России.

В последнее время вообще не мало странностей происходит вокруг президентских указов. Например, много мистики было и вокруг Указа Путина о новой комиссии при президенте по ТЭКу, ответственным секретарем которой в июне стал Сечин. Сначала на президентском сайте был опубликован один вариант Указа, в котором были четко прописаны полномочия бывшего вице-премьера по ТЭКу. Затем Указ был подменен новым вариантом, где полномочия Сечина были частично переписаны на Путина как главу комиссии, частично – просто исчезли. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков тогда рассказал МК, что «в нашем управлении, которое занимается публикациями документов, произошла путаница. Вовремя не уточнили, поэтому была опубликована рабочая версия указа. Сейчас на официальном сайте Кремля доступен уже окончательный вариант документа». Анонимные источники затем говорили в деловой прессе, что слишком широкие полномочия Сечина вызывали раздражение у премьера Медведева, и Путин просто лишний раз не стал создавать новый повод для конфликта. Тем более, что исправленная версия Указа по сути ничего не меняет.

Отсюда становится ясно, что принцип «не раздражать Медведева, но делать по-своему» давно стал руководящим в Кремле. И это многое объясняет. Во-первых, от Медведева постоянно ждут подвоха. Например, по кандидатуре Сечина как главе совета директоров «Роснефтегаза», наверняка, никаких разногласий не было. Однако для оформления этого решения правительство Медведева вполне могло потребовать (и потребовало) поставить вопрос о дивидендах «Роснефтегаза». На конец года на депозитах компании в банках скопилось более 48 млрд руб., вице-премьер правительства по ТЭКу Аркадий Дворкович требует 30 млрд из этих средств в бюджет РФ. Но у Сечина другие планы – использовать эти средства для участия в приватизации госкомпаний. Принципиальные разногласия.

Во-вторых, Медведева пытаются не провоцировать слишком пренебрежительным публичным отношением. То есть если принимается решение обойти правительство в том или ином вопросе, то Кремль пытается это сделать по-тихому. Вот и Сечина, вероятно, сделали главой совета директоров, пока кабинет Медведева думал, «почем продать» соответственную правительственную директиву. Пресс-секретарь премьер-министра Наталья Тимакова заявила, что директива правительства об избрании Игоря Сечина главой совета директоров «Роснефтегаза» не подписана. А вот источник в «Роснефтегазе» заявил «Коммерсанту», что директива была в начале мая подписана Путиным-премьером. Другой источник, уже в правительстве, говорит, что эту директиву найти не могут, а она «не воздушный поцелуй», не оставить следов не может. «Бред какой-то», – резюмирует источник в «Ведомостях».

Иными словами, если обобщать, Сечин назначен главой совета директоров «Роснефтегаза» по директиве правительства, подписанной в начале мая Путиным, но этот документ сегодня либо исчез, либо его не было. А правительство Медведева никакой подобной директивы не подписывало. Оно готово это сделать, если «Роснефтегаз» выплатит государству 30 млрд, но Сечин не для этого возглавил «Роснефть» и совет директоров «Роснефтегаза». На масштабные планы по консолидации крупнейших активов в сфере ТЭКа и электроэнергетики Сечину нужно около 600 млрд.

Нельзя исключать и того, что Сечин был назначен и без директивы правительства, а в начале мая Путин лишь подписал документ о вхождении Сечина в совет директоров «Роснефтегаза». В этом случае можно лишь смело утверждать, что правительство Медведева как регулятор в области ТЭКа просто перестало существовать с 30 июня этого года – даты избрания Сечина главой совета директоров «Роснефтегаза». Вопрос состоит лишь в том, проглотит ли сейчас Медведев и этот «пинок» в одно место.

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Комментарий для политкома

ТАТЬЯНА СТАНОВАЯ: «В СИТУАЦИИ С ГУДКОВЫМ КРЕМЛЬ ПОШЁЛ ПО ПУТИ ЛИШЕНИЯ МАНДАТА, СОХРАНЯЯ РИСКИ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА. НО САМОЕ ИНТЕРЕСНОE – КАК ЭТО ИСПЫТАНИЕ ВЫНЕСЕТ РУКОВОДСТВО «СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ»

У Кремля в ситуации вокруг Геннадия Гудкова были, по сути, три варианта действий. Первый — максимально жесткий — лишить депутата неприкосновенности, довести уголовное дело против него до логического конца и затем лишить также и мандата, что стало бы последней точкой в расправе над оппозиционером. Второй вариант – «мягкий»: давление без серьезных последствий. В этом случае СКР продолжил бы расследование дела против депутата, прокуратура добилась бы лишения Гудкова неприкосновенности, над депутатом постоянно висела бы угроза «реального срока». Третий вариант – «мстительный». Это банально лишить Гудкова депутатского мандата, одновременно сохранив над ним риски уголовного процесса. Разница между вторым и третьим вариантами состоит в том, что Гудков ставится в максимально дискомфортное положение, но для этого Кремлю вовсе не обязательно добиваться обвинительного приговора суда. Минимум усердия — максимум результата. Одновременно процедура лишения мандата, которая является весьма спорной с точки зрения закона, должна стать показательным актом в отношении всего депутатского корпуса, на случай новых соблазнов поиграть на стороне внесистемной оппозиции.

Но самое интересное во всей это истории – это то, как это испытание вынесет руководство партии «Справедливая Россия», от которой Гудков и получил свой мандат. Тут есть противоречие внутрипартийных интересов. С одной стороны, Гудков – яркий представитель партии, и лишение его мандата – сильный удар по всей фракции. Промолчать Сергею Миронову в данном случае было бы не так просто: на днях он заступился за своего однопартийца. С другой стороны, Гудков – лидер внутрипартийной оппозиции Миронову, и интересы Кремля с интересами главы фракции в некотором роде совпадают. Разрешению этого противоречия способствует тот факт, что голосование фракции «СР» против лишения Гудкова мандата не помешает этому процессу.

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Russie : Un grand pare-feu pour censurer Internet ?

Global Voices Francais

http://fr.globalvoicesonline.org/2012/07/23/115953/

Les membres du parlement ont, semble-t-il, voulu faire passer un message : c’est au Président qu’ils obéissent, et non au Premier ministre. Tatiana Stanovaya, ainsi que d’autres politologues, note l’émergence d’un gouvernement présidentiel parallèle qui a pour but de se substituer, dans ses fonctions et prérogatives, au gouvernement ministériel officiel. (A l’inverse de la tendance institutionnelle observée pendant que Poutine était temporairement absent de la présidence.) L’exemple le plus criant de cette usurpation est le nouveau poste d’Igor Sechine à la Commission présidentielle de l’industrie énergétique et pétrolière — un rôle qui vient concurrencer directement les attributions du ministre de Medvedev dans ce domaine, Arkady Dvorkovitch. Ce phénomène du “double maléfique” se répète dans tous les domaines — dans la gestion des retraites, la recherche et l’éducation, et d’autres sphères encore.

Selon une rumeur, la bête noire de l’opposition au Kremlin, actuel député et vice-Premier ministre des Modernisations économiques, Vladislav Sourkov, serait l’auteur d’un rapport approuvant la Loi 89417-6, à condition que les députés oublient l’idée de la liste noire. (Quant à ce qu’il resterait alors de cette loi, c’est une autre question.) Face à ces hésitations et à l’opposition de Sourkov et Nikiforov, Poutine a, pour contrer leur autorité, ajouté fin juin un nouveau département à l’organisation présidentielle. Lequel, dénommé “Pour l’application des technologies de l’information et le développement de l’e-démocratie”, ne s’est pas encore prononcé sur la question d’un “Grand Pare-feu Internet” en Russie.

Ecrit par Kevin Rothrock · Traduit par Miriam Palisson
Traduction publiée le 23 Juillet 2012 22:28 GMT

 

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Sentence in Pussy Riot case due Fri, tensions in society mount

The mention of my article in ITAR-TASS

By Itar-Tass World Service writer Lyudmila Alexandrova

On the eve of   sentencing in the Pussy Riot case (the court is to   pronounce its verdict on Friday) tensions in Russian   society are mounting. There have been ever more letters   from various groups of people in support of the defendants.   Supporters have been staging various protest   demonstrations, in some cases, very extravagant ones. The   Pussy Riot affair has turned into a major political problem   for the authorities. It is polarizing society and harming   the reputation of the Russian Orthodox Church. In case of   conviction the opponents of the authorities will emerge the   winners, experts warn.

Moscow’s Khamovnichesky Court has scheduled for August   17 the sentencing of the three members of the Pussy Riot   punk group. Mariya Alyokhina, Nadezhda Tolokonnikova and   Yekaterina Samutsevich are accused of hooliganism – for   what is most commonly referred to as ‘punk prayer’ in the   Cathedral of Christ the Savior. The prosecutor asked the   court for sentencing the defendants to three years in jail.   The lawyers insist on their full acquittal, as the whole   trial in their opinion is a political one.

A group of teachers of the Rodchenko school of   photography and multi-media on Tuesday came out in support   of the defendants. Yekaterina Samutsevich is a graduate of   the Rodchenko school. In her message, published on the   Novaya Gazeta web site, the teachers say that the charges   against Pussy Riot are false, hypocritical and based on the   term “blasphemy,” which does not exist in the current   criminal legislation. Also, they claim the charges are a   hidden form of political repression. The trial, they say,   is targeted against dissenters, and the treatment of the   accused and their keeping in custody, unreasonably brutal.

Any conviction, say the authors of the message, however   “soft” punishment may be, will cause irreparable damage to   Russia’s international reputation. In that connection they   demanded full acquittal.

The so-called “psycho-linguistic examination” in the   Pussy Riot case has nothing to do with psychology, a group   of Russian psychologists said in an open letter, published   in the Internet. The authors of the message believe that   the document the state prosecutor used to support the   charges is a list of plain banalities and cannot be   regarded as a product of psychological or linguistic   examination. They called upon their colleagues to discuss   the degree of responsibility for this grossly incompetent   conclusion.

A group of public figures and cultural workers has   addressed the Russian president with a request for   preventing a prison term for Pussy Riot members. In an open   letter published on the web site of the Ekho Moskvy radio   station the authors say that in reality the future of the   accused depends on the president personally. Among the   signatories to the message are economist Mikhail Dmitriyev,   politician Leonid Gozman, journalists Andrei Kolesnikov and   Denis Dragunsky and literature critic Marietta Chudakova.

On Wednesday morning there was a conflict in front of   the Cathedral of Christ the Savior between security   personnel and two dozen Pussy Riot supporters, who tried to   stage an action of protest in support of the defendants.   According to posts in the social networks, the activists   wearing colored balaclavas lined up on the stairway in   front of the cathedral, each holding one letter. In this   way they formed the phrase “Blessed are the merciful.”

The cathedral’s security tried to stop the picket, the   NEWSru.com website quoted some bloggers as saying. There   were petty brawls with reporters. After studying the   situation on site the police, assisted by the cathedral’s   security, detained three demonstrators, says blogger   TimurKhorev.

The day before Moscow police detained a hooligan who   demonstrated in support of Pussy riot inside Vladimir   Lenin’s tomb in Red Square. The man, a disabled resident of   Moscow, entered the tomb with other sightseers to have   scattered in front of the transparent sarcophagus   containing Lenin’s body some photographs of the young   women’s escapade in the Cathedral of Christ the Savior.

“There was no such protective energy in the period when   the authorities were persecuting Joseph Brodsky, Mstislav   Rostropovich and Andrei Sakharov,” says the weekly   Argumenty I Fakty. “Over just several months Pussy Riot   hooligans have become the symbol of resistance to ‘the dark   forces of evil.’ The Russian authorities (judicial and   political) are in confusion.”

Even despite the loss of its original political weight   Russia remains one of the most educated, cultured and   intellectually advanced societies, the periodical says.   That society has accumulated a tremendous potential of   renewal. “As there is no dialogue with the authorities,   that energy of renewal has been desperately seeking for   ways of its further existence. Confronted with   misunderstanding, this search often takes exotic forms, it   begins to look baffonish.”

“The Pussy Riot punk prayer is certainly a political   protest by the Opposition, and the real motive behind the   authorities’ response is to resist this protest,” says   political scientist Tatyana Stanovaya on the Politkom.ru   website. “Practically all of Putin’s opponents have rallied   around the young women, and the authorities’ harsh measures   are seen as manifestations of authoritarian trends in the   country.”

In her opinion, the women’s conviction, should it   happen, will in the final count play into the hands of the   protest movement, which will add new names to its list of   ‘martyrs’ and ‘victims of the regime.”

MOSCOW, August 15

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

«ПОТЕРЯННЫЙ ДЕНЬ»: АТАКА НА ДМИТРИЯ МЕДВЕДЕВА

ПОЛИТКОМ

http://www.politcom.ru/14354.html

Борис Макаренко, Татьяна Становая
В четвертую годовщину начала войны с Грузией в России разгорелся политический скандал, фактически означающий начало одной их крупнейших атак на премьер-министра России Дмитрия Медведева со стороны его внутрикремлевских противников. В интернете был размещен документальный фильм, в котором генералы, в числе которых и бывший глава Генштаба РФ Юрий Балуевский, обвинили Медведева в затягивании срока принятия решения о начале военных действий в августе 2008 года. Авторы фильма утверждают, что ситуацию спас Владимир Путин, который вовремя дал «пинок» президенту, не решавшемуся начать военные действия. Последовавшие вслед за этим комментарии самого Путина лишь доказывают, что президент публично присоединился к противникам Медведева.

Четыре года назад, в августе 2008-го, когда Грузия атаковала Южную Осетию, российские войска слишком поздно пришли на помощь: если бы приказ о наступлении был дан на день раньше, огромного числа жертв можно было бы избежать. Нерешительность верховного главнокомандующего Дмитрия Медведева стоила жизней российских миротворцев и мирных жителей Цхинвали. Такое мнение в преддверии годовщины восьмидневной войны озвучили российские офицеры высшего командного состава в 47-минутном документальном фильме «Потерянный день». В открытом доступе YouTube находится как полная, так и короткая 7-минутная версия под заголовком «Трусость Медведева убила 1000 человек».

Фильм анонимен, но вопрос об «авторах и исполнителях» не очень интересен – «режиссерский почерк» очевидно, следует традициям советской армейской контрпропаганды. Вопрос – кто «идеолог» и/или «заказчик» этого пасквиля.

Чтобы придать убедительность своей концепции, авторы: они объявляют началом войны момент выезда грузинских офицеров из расположения объединенного штаба миротворческих сил (14.00 7 августа) – и всю последующую хронологию войны отсчитывают от этого часа. Далее утверждается, что был необходим «превентивный удар». «Временных нестыковок» в изложении последующих событий в фильме предостаточно, но авторов это не смущает. Очевидно, что такие посылы не выдерживают критики ни с точки зрения здравого смысла, ни, тем более, международного права (в такой ситуации Россию, несомненно, сочли бы агрессором) – но без подобной «натяжки» у авторов не выстроилась бы обвинительная версия против главнокомандующего.

В фильме, в частности, командующий Воздушно-десантными войсками генерал-полковник Владимир Шаманов (в отличии от большинства других «рассказчиков» — действующий, а не отставной военачальник) рассказывает о том, как, пока не подошли российские войска, «простые цхинвальские ребята начистили носы грузинам». Генералы сообщили, что «наверх» докладывали о растущих жертвах со стороны миротворцев, служивших в Южной Осетии, но никакой реакции со стороны верховного главнокомандующего не последовало. И это притом, что, по сути, Медведеву нужно было лишь дать приказ распечатать пакет документов, содержащих четкие инструкции на случай грузинского наступления. Тогдашний начальник Генштаба ВС РФ Юрий Балуевский также подчеркивает в фильме: «Верховному главнокомандующему президенту Медведеву, на мой взгляд, надо было просто сказать: «Действовать в соответствии с тем планом, который я утвердил». Самое главное — вот эта начальная команда. И вот эта начальная команда была дана, к сожалению, с глубоким опозданием».

При этом Балуевский говорит, что «решение на возможные действия российских вооруженных сил было принято еще Владимиром Владимировичем Путиным». «С первым падением снаряда, бомбы давать команду на применение ответных действий в плане оружия, в плане войск, — добавляет он. — Тогда, я убежден, потери были бы значительно меньше». Один из персонажей прямым текстом говорит: «Пока Путин пинки не раздал, ничего не началось». В Москве «на самом верхнем уровне» боялись ответственности, «пока не последовал пинок в одно место от Владимира Владимировича из Пекина», — сказал Балуевский.

Вокруг этого развернулась первая заочная дискуссия между Путиным и Медведевым после рокировки. Медведев говорил, что когда ему министр обороны доложил о нападении, президент первым делом поручил проверить, не является ли это провокацией. Однако у Путина совсем иная интерпретация. После переговоров с армянским президентом 8 августа Путин, в рамках общения с журналистами, заявил: «План был, и, по-моему, это не секрет, именно в рамках этого плана российская сторона и действовала. Я уже об этом говорил публично и раньше. Это не секрет, повторяю ещё раз. План был подготовлен Генеральным штабом где-то в конце 2006-го или в начале 2007 года. Он был мною утверждён, согласован. Более того, в рамках этого плана проводилась и подготовка южноосетинских ополченцев».

Во-вторых, ключевым вопросом было, созванивались ли Путин с Медведевым накануне войны. «Я звонил дважды и Дмитрию Анатольевичу, и 7, и 8 числа, и Министру обороны. Мы обсуждали эту проблему», — сказал Путин 8 августа. «Никто никому не звонил», — говорил Медведев в августе прошлого года в интервью «Эхо Москвы». «Мы с ним [Путиным] связались спустя сутки… Я уже все приказы отдал. Там уже вовсю все полыхало. Владимир Владимирович просто выступил с заявлением о том, что мы категорически этого не приемлем, естественно, правильно поступил. Спустя сутки мы только с ним связались, поговорили по закрытой связи, потому что такие вопросы, как вы понимаете, все-таки по радиотелефону не очень хорошо обсуждать, а с другими странами эта связь организуется не очень просто. Спустя сутки мы поговорили, потом он вернулся, мы уже, естественно, какие-то вещи обсуждали, но еще до его возвращения я собрал Совбез, объяснил свою позицию, почему я принял решение открыть ответный огонь и вступить в этот конфликт, члены Совета Безопасности меня поддержали. После этого я собрал всех в Сочи, там уже был и Путин тоже», — сказал он.

В-третьих, и это главное: кто принимал решение о начале войны, и кто взял на себя ответственность за это. Приведенные выше слова Медведева не оставляют сомнений, что он пытается убедить общественность, что именно он тогда «держал руку на пульсе» и  принимал решения. Путин же утверждает, что он также три дня следил за ситуацией, хотя и получал информацию по большей части от журналистов. «Три дня» — прозвучало несколько раз, когда Путин комментировал вышедший скандальный фильм о роли Медведева.

Отсюда и главная проблема: авторы фильма возлагают ответственность за гибель российских миротворцев до начала военных действий на бывшего президента Медведева, а Путин косвенно признает, что решение принималось три дня, при этом, не давая оценки, было ли это затягиванием срока или нет.

В ситуации вокруг фильма важно отделить две составляющие: непосредственно период августа 2008 года и политическую интригу, родившуюся спустя 4 года после войны.

Итак, 4 года назад в публичном пространстве была выстроенная четкая схема: Медведев как верховный главнокомандующий принял личное решение о начале военных действий. Тогда, стоит вспомнить, многие эксперты говорили, что с этим началось президентство Медведева, его врастание в должность, проявление лидерских качеств. Путин, который действительно находится 8 августа в Пекине на Олимпиаде, оставался в стороне, хотя в целом постоянно поддерживал своего преемника. Иными словами, война в Грузии на протяжении 4 лет считалась войной Медведева, его одной из самых громких и сильных заслуг как главы государства. Еще год назад ситуация продолжала преподноситься тандемом именно в таком виде.

Нынешний фильм и интерпретации Путина во многом перечеркивают все прежние формулы распределения публичных ролей между Путиным и Медведевым в период августа 2008 года. В нынешней ситуации важно попытаться найти ответы на несколько принципиально важных вопросов. Во-первых, кто идеолог атаки на премьера Медведева. В газете «Ведомости» прозвучала фамилия главы администрации президента Сергея Иванова. «Выход фильма может быть связан с борьбой двух бывших преемников Путина, руководителя его администрации Сергея Иванова и Медведева и их команд, считает человек, близкий к Кремлю, элита находится на грани раскола и подталкивает Путина к ответу на главный вопрос: что будет в 2018 г.; отсутствие ответа чревато политической и экономической дестабилизацией», — писала газета.

Действительно, Сергей Иванов, будучи в свое время министром обороны, имел хорошие отношения с главой Генштаба Юрий Балуевским. В отставку последний был отправлен уже «при Медведеве» (в июне 2008 г.), однако причиной, скорее, была не смена президента, а  не сложившиеся отношения с министром обороны Анатолием Сердюковым (назначен в феврале 2007 г.). «Обиженных генералов» в российской армии сейчас предостаточно, а направить их «пропагандистскую  атаку» на нынешнего премьера – дело несложное.

Непосредственной целью такой атаки видится Д.Медведев, которого хотят как минимум — политически ослабить и дискредитировать, как максимум – подтолкнуть к отставке. Условия «обратной рокировки» поставили Медведева на второй пост в стране, позволяющий заявлять амбиции о возвращении в Кремль (что Медведев недавно и сделал в интервью лондонской «Таймз»). Пока Медведев, даже значительно ослабленный, занимает вторую позицию, всем остальным элитным фигурам значительное труднее «вырасти» до роли «гипотетических преемников». Именно поэтому конкуренты стремятся скомпрометировать Медведева, лишить его одного из немногих имиджевых преимуществ. Война в Грузии считалась событием, делавшим президентство Медведева исторически значимым. Сейчас по этому нанесен сокрушительный удар. Некоторые наблюдатели уже сейчас говорят, что режим возвращается к такому состоянию, при котором встает резонный вопрос: а были ли вообще президентство Медведева и какие-либо его заслуги на высшем посту?

Среди таких конкурентов — и «силовики», и «охранители», и значительная часть «единороссов», и кремлевские политтехнологи, которым не нравятся политические амбиции премьера и сохраняющиеся возможности его зама Владислава Суркова влиять на внутреннюю политику. Все это усиливается укреплением параллельного и более мощного центра принятия решений в Кремле.

Однако в «идеологии» фильма просматривается куда более широкий контекст. «Завершающий месседж» фильма: на риторический вопрос диктора «а если однажды кто-то  [хорошо вооруженный и обученный, владеющий ядерным оружием (sic!)] решится напасть на Россию…», Ю.Балуевский отвечает, что по крайней мере в ближайшие шесть лет страной будет руководить человек, не боящийся «мочить в сортире». Похоже, этот фильм становится манифестом складывающейся «партии четвертого срока» Путина. Своего кандидата в преемники у такой партии (пока заметной по «антимедведевской риторике») нет, поэтому она будет исподволь продвигать мысль о несменяемости нынешнего президента – а в дальнейшем «ориентироваться по обстановке».

Вопрос, в какой степени В.Путин был осведомлен о подготовке этого фильма, скорее риторический. Последовавший «заочный обмен объяснениями» между ним и премьер-министром свидетельствует, что основному тезису авторов он, скорее, симпатизирует и «подыгрывает». Да и «имиджевое ограничение» премьера чужыми руками, очевидно, не противоречит его интересам.

На самом деле, последствия выхода в свет подобного фильма могут быть далеко идущими. Заявления президента Грузии Михаила Саакашвили, который использовал фильм как доказательство подготовки Москвой нападения на Грузию – первый, и далеко не самый важный «звоночек». Гораздо существеннее —  репутационный удар по второму лицу в государстве, бывшему президенту и участнику тандема, одной из ключевых фигур в «вертикали» власти – это удар по монолитности всей системы принятия государственных решений, симптом разгорающейся конкуренции  за «место рядом с Путиным», влияние на него, в том числе – в пока кажущемся далеким вопросе о преемственности власти, следовательно – возможного раскола в высших эшелонах элиты.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков опроверг версию СМИ о конфликте между Путиным и Медведевым. В интервью «Известиям» он заявил, что «с сожалением можно констатировать, что по какой-то нелепой инерции кто-то использует слова и заявления президента для того, чтобы разглагольствовать о каких-то расколах». Вероятно, выход фильма спровоцировал также и резкие слова самого Медведева об интернете. Премьер заявил, что в сети часто искажается картинка происходящего. Ранее подобные слова он допускал только в отношении государственных телеканалов. Однако, независимо от тактических намерений различных фигур, причастных к созданию фильма, самим фактом своего появления он усилил напряжение внутри российского руководства, нанес ему репутационный ущерб и вывел на поверхность симптомы возможных расколов.

Борис Макаренко — председатель правления Центра политических технологий

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

И хочется, и колется

ПРАЙМ-ТАСС

Инвесторы по-прежнему предпочитают «короткие» инвестиции в российскую экономику, опасаясь вкладывать деньги надолго. Впрочем, некоторые позитивные тенденции уже наметились.

 

 

ЧТО ЛЮБИТ ИНВЕСТОР

По оценке экспертов, принявших участие в онлайн-конференции на сайте ИК «Финам», инвесторам по-прежнему наиболее интересны сферы с высокой оборачиваемостью капитала. А это, прежде всего, потребительский сектор – розничная торговля, пищевая промышленность и т.п.

К «инвестиционным оазисам» эксперт отдела рейтингов регионов «Эксперт РА» Елена Гайван относит, в частности, Белгородскую и Липецкую области, а также Краснодарский край. Традиционно велика доля инвестиций в обе столицы и нефтеносные регионы.

Впрочем, у России есть конкуренты в борьбе за инвестиции – среди стран СНГ это, Казахстан, отмечает представитель Ассоциации по защите прав инвесторов Александр Шевчук. «На мой взгляд, в приграничных территориях Казахстан точно перетянет на себя львиную долю прямых инвестиций из России. У них много интересных нововведений, в том числе законодательных и экономических, в области развития инфраструктуры, направленной, прежде всего, на привлечение инвестиций», – пояснил он.

НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ И НЕПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ

В качестве главных причин плохого инвестклимата эксперты называют традиционную слабость институтов (уровень судебной защиты, зарегулированность, недостаточная защита прав инвесторов), вызванную, в свою очередь, проблемами «ручного управления» и коррупции. Кроме того, сохраняются избирательная правоприменительная практика и вольное толкование законов, отмечает Татьяна Становая из Центра политтехнологий.

«Инвестор, который приходит в Россию, возможно и готов платить взятки, если понятно кому и сколько, и каковы гарантии. Принципиальная особенность России состоит в том, что, сколько не плати, всегда оказывается, что про кого-то забыли, а тем, кому заплатили, уже ничего не обещают. Плюс постоянное состояние «на крючке»: всегда есть риск, что закон заработает, но против тебя», — рассуждает она.

Гендиректор «КапиталЪ Управление активами» Андрей Гриценко одной из отрицательных черт российского инвестклимата называет непредсказуемость государственного бюджета на ближайшие годы. Предсказать, что будет с налоговой нагрузкой, правилами лицензирования, допуском иностранцев в той или иной отрасли просто невозможно. «Огосударствление экономики в последние годы, ее скрытая национализация приводит к тому, что целые отрасли становятся неэффективными, как следствие — ни внутренние инвесторы, ни внешние не хотят вкладываться на длительные сроки», — считает он.

НЕМНОГО ПОЗИТИВА

И все-таки инвестклимат в стране небезнадежен, полагают эксперты. В регионах развиваются точечные проекты с участием инвесторов, более того, игроки приходят и в прежде непривлекательные отрасли, например машиностроение, констатировала Гайван.

Набирает обороты проект МФЦ в Москве, который, как минимум, стал площадкой для открытой дискуссии в изменениях нормативно-правовых актов, регулирующих область защиты прав инвесторов, добавил Шевчук.

В 2012 году принят или планируется к принятию ряд законодательных решений, решений финансовых регуляторов, направленных на улучшение инвестиционного климата в России, напомнил главный экономист УК «Финам Менеджмент» Александр Осин. Это и закон о центральном депозитарии, и планы ЦБ РФ организовать мероприятия по включению российского рубля в число расчетных валют системы CLS.

В середине года отмечена активизация мер по поддержке финансов и экономики в ЕС и развивающихся странах. «Я ожидаю, на этом фоне позитивной динамики притока капитала в РФ, роста внешних инвестиций в ближайшие кварталы», — сказал Осин.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ФАКТОР

К возвращению Владимира Путина на пост президента инвесторы отнеслись по-разному, полагают эксперты. «Для крупных игроков, имеющих возможности выходить на Путина при согласовании крупных инвестиций – политические риски снижены. А вот для более мелких инвесторов, которым приходится идти на уровни министерств, или в региональные администрации, полагаю, политические риски стали выше», — рассуждает Татьяна Становая из Центра политтехнологий.

Осин отметил, что политика остается прежней, а стабильность снижает риски для инвесторов. По результатам выборов президента администрация получила кредит доверия, это снижает риски инвестиций, считает он.

Наталья Карнова, ПРАЙМ

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles