Monthly Archives: Апрель 2012

5 КОМПОНЕНТОВ МЕДВЕДЕВА

ПОЛИТКОМ

http://www.politcom.ru/13759.html

Президент России Дмитрий Медведев дал интервью пяти российским телеканалам, включая как государственные, так и либеральный канал «Дождь». Медведев прощается с постом президента и презентует себя перед началом нового этапа его политической жизни. СМИ в целом были весьма разочарованы ответами действующего главы государства, который не сказал ничего нового, кроме того, что было уже известно. Однако, тем не менее, из всего объема сказанного можно выделить несколько статусов, с которыми Медведев заступает в свое премьерство.

Можно назвать пять основных статусов или имиджевых компонентов, которые Медведев презентовал в рамках своего интервью. Компонент первый – Медведев – либерал. Этот компонент наиболее проблемный в имидже действующего президента и будущего премьера, и поддерживать доверие к этому ему становится все сложнее. Тем не менее, в совокупности с недавним выступлением Медведева на Госсовете и некоторыми заявлениями в интервью, можно сказать, что образ либерала будет оставаться главным в имиджевой политике Медведева. Он говорил об «открытом правительстве», обещал заметно обновить кабинет министров, уважительно отозвался об участниках акций протестов на Болотной и Сахарова.

Второй компонент также присутствовал всегда, но сейчас он стал более выраженным. Это Медведев – консерватор. Вскоре он возглавит «Единую Россию», которую он назвал «сильной центристско-консервативной силой», а вовсе не правоцентриской, что было бы логично в случае прихода туда Медведева. От право-либеральной риторики, вероятно, принято решение отказаться в отношении «Единой России», чтобы сузить дистанцию между новым лидером и партией власти. Как консерватор (или даже «охранитель») Медведев также сделал ряд заявлений, жестко отозвавшись о девушках из группы Pussy Riot, иронично осудив голодовку Олега Шеина и обосновав «цензуру» на НТВ политической целесообразностью.

Третий компонент тесно связан с предыдущим. Это Медведев – «единоросс». В отличие от Путина, он не просто возглавит партию власти, но и станет ее членом, что, с одной стороны, открывает окно возможностей по взаимодействию с «ЕР», а с другой – ограничивает его возможности по политическому маневрированию между различными политическими силами. И хотя Медведева очень трудно представить «идеологическим» «единороссом», так ему, вероятно, будет проще выстраивать отношения правительства с парламентским большинством.

Четвертый компонент – политический премьер. Медведев, безусловно, не претендует на статус «технического» главы правительства. Он имеет собственную повестку дня, отличный от Путина набор приоритетов. И как бы не высмеивала публика «нанополитику» Медведева, его риторика вполне позволяет говорить о его политической состоятельности.

Наконец, пятый компонент – Медведев – бывший президент. Надо понимать, что сам факт работы 4 года президентом, победа на президентских выборах в 2008 году, участие в саммитах G20 и переговоры тет-а-тет с мировыми лидерами – все это не проходит бесследно. Это, безусловно, будет подталкивать Медведева к тому, чтобы попытаться, даже на посту премьера, войти в историю в качестве политика, меняющего облик России. В данном случае вопрос не в том, верят ли Медведеву или нет, или сможет он добиться успеха во главе кабинета или нет. Вопрос в том, что  новую работу он будет воспринимать как продолжение нынешней, то есть как полноценную возможность определять основные направления государственной политики.

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

«ЕДИНОРОСС» МЕДВЕДЕВ

ПОЛИТКОМ

http://www.politcom.ru/13737.html

Вчера председатель правительства РФ и избранный президент России Владимир Путин сообщил о сложении с себя полномочий председателя партии «Единая Россия». По словам Путина, глава государства должен оставаться надпартийным, выполняя функции консолидации всего общества. На место нового председателя партии, как и ожидалось, предложен действующий президент и будущий премьер-министр Дмитрий Медведев. Таким образом, рокировка в связи с обменом креслами между Путиным и Медведевым, полностью завершена. Однако в данном случае от «перемены мест слагаемых» сумма сильно меняется.

О том, что Медведев может возглавить партию, СМИ писали с сентября прошлого года, когда было объявлено о решении Путина вернуться на пост президента.  Логика Путина в данном случае вполне понятна. В апреле 2008 года, когда он принял на себя обязательство возглавить партию власти, для него это было скорее обременением, вынужденным шагом, страховкой от вероятных рисков, которые исходят от самой конструкции тандемократии. Путин всегда стремился к образу «национального лидера», его электорат был и есть шире электората партии власти. Встав во главе партии власти, он собственноручно себя политически ограничивал, проецируя на себя и весь тот негатив, который имеется в отношении «Единой России». В ходе кампании 2007 года в Госдуму, Путин себя жестко противопоставил и левым, и либералам: это был предвыборный ход с целью добиться максимального результата для партии власти и в итоге – бОльшей стабильности для тандемократии.

Теперь, когда Путин снова оказался во главе государства, такой нужды у него нет. Он может спокойно вернуться к прежней риторике «национального лидерства», взаимодействия со всеми «здоровыми политическими силами», расширения дистанции между ним и партией власти. Это особенно важно в условиях, когда имидж «Единой России» был сильно потрепан кампанией «против жуликов и воров», рейтинг «ЕР» просел за последние три года почти на 15%, ощущается дефицит свежих кадров.

Поэтому логика Путина тут прозрачна и понятна. А вот зачем Медведеву возглавлять партию власти – вопрос далеко не праздный. В отличие от Путина, который для «единороссов» как отец родной, Медведев всегда был чужд «Единой России». В партии в подавляющем большинстве преобладают политические конкуренты будущего главы правительства, выступающие против самостоятельности Медведева, против его либеральных реформ, а также против всего, что может быть так или иначе расценено как попытка ревизии «путинского курса». Медведев для «Единой России» на протяжении 4 лет оставался одной из главных политических угроз, порождающих одновременно массу косвенных угроз своим попытками взаимодействия с оппозицией, правозащитниками и критикой в отношении партии власти. Перед выборами в Госдуму в прошлом году Медведев говорил, что партию надо обновлять, не только избавляясь от коррумпированных и нечестных участников, но и просто потому, что организация «должна соответствовать времени, иначе у нее не будет никаких шансов побеждать». Он напомнил, что многие зарубежные партии проводят ребрендинги, чтобы поддерживать внимание к себе. Президент привел в качестве негативного примера КПСС, руководство которой думало, что партии не угрожает гибель, и не реформировало ее.

Поэтому для самой партии приход Медведева в качестве лидера – это скорее негативная новость, которая компенсируется двумя факторами. Первый – политическая слабость Медведева, который не сумел всерьез «навредить» партии власти, будучи президентом, а на посту премьера кажется еще более безобидным. Второй – не должно быть иллюзий, что партия власти – это инструмент поддержания управляемости вертикали власти, куда де-факто встроен парламент. И этот инструмент напрямую подчиняется не лидеру партии, а администрации президента, которая после возвращения Путина в Кремль станет его администрацией. Путин сохраняет свое неформальное лидерство и кураторство над партией власти, и вовсе не Медведев будет определять, как будет проводиться ребрендинг партии, а вероятно – первый замглавы президентской администрации Вячеслав Володин.

Возвращаясь к вопросу, зачем Медведеву партия власти со всем комплексом ее имиджевых, кадровых и рейтинговых проблем, то вероятно, что пока еше действующий президент рассматривает это как возможность выращивания внутри партии «модернизационного крыла», как минимум, а как максимум – преобразования партии в более правоцентристскую силу, ее кадрового обновления. Кремль сейчас также понимает, что партия нуждается в переменах, и нельзя исключать, что интересы двух лидеров тут совпадут. Медведеву дадут шанс провести реструктуризацию партии с учетом его повестки дня (совместимой с повесткой Путина). При этом будущий премьер может также рассматривать это как своего рода страховку, но не потерю стабильности. В случае разбалансированности отношений между правительством и Кремлем, роста разногласий между командами Путина и Медведева, возвращения кризисных явлений в российскую экономику, у Медведева будет возможность вступить в борьбу за партию власти, за «прогрессивную часть» «Единой России» против «охранителей». Действующий президент наверняка хорошо понимает, что раскол внутри элиты сразу повлечет за собой раскол внутри «Единой России» и это может стать одним из личных ресурсов Медведева в борьбе за свои позиции. Поэтому если Путин рассматривает передачу лидерства в «ЕР» как формальность, понимая, что политически партия все равно ориентирована на него, то Медведев вполне может видеть ситуацию иначе.

25.04.2012

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

ФИЛЬТР ЗАМЕНИЛИ ФИЛЬТРАМИ

ПОЛИТКОМ

http://www.politcom.ru/13729.html

Сегодня Госдума, наконец, рассмотрит во втором чтении проект федерального закона о прямых выборах губернаторов. Законопроект на протяжении двух месяцев лежал практически без движения: Кремль и правительство пытались согласовать основные параметры новой системы формирования руководства субъектов РФ. По основным наиболее спорным моментам, которые, вероятно, существовали между Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым, найдены компромиссы.

Так, относительной победой Медведева можно назвать отсутствие полноценного «президентского фильтра», за который неоднократно публично высказывался избранный президент Владимира Путин. Медведев, напомним, был против фильтра: он не упомянул его в своем ежегодном послании Федеральному собранию, это положение отсутствовало и во внесенном им законопроекте. Сохранялся совершенно невнятный «порядок консультаций» с главой государства (только для выдвиженцев от партий), по которому последний не имел права вето. Кроме того, Медведев настаивал на праве самовыдвижения: для независимых кандидатов консультации были необязательными.

С учетом рассматриваемых сегодня поправок вместо «президентского фильтра» будет сразу несколько ограничителей. Кандидатам на пост губернатора придется собрать 5-10% подписей местных депутатов. В качестве примера использования подобного опыта приводится Франция, где для регистрации кандидата на пост президента важно собрать не менее 500 подписей так называемых elus – избранных представителей власти (всего их 42 тыс), при условии, что они будут представлять не менее 30 департаментов. При этом кандидатам не нужно собирать подписи граждан. Более 500 подписей – это чуть более 1% от числа избранных представителей власти. Обсуждаемые сегодня в России поправки могут оказаться гораздо жестче. Помимо того, что кандидатам придется собирать и подписи избирателей (7%), им надо будет заручиться поддержкой избранных местных депутатов, большинство из которых находятся в политической или партийной зависимости от администрации региона и партии власти.

Еще один фильтр введен только на днях: запрещено участвовать в выборах губернаторам, добровольно ушедшим в отставку. Исключения могут быть сделаны только для тех, получил специальное одобрение президента. Этот фильтр – прямая реакция на недавний инцидент с отставкой Смоленского губернатора Сергея Антуфьева. Он отказался покинуть свой пост «по просьбе Кремля», готовясь к участию в предвыборной кампании за пост губернатора области. Такой демарш явно заставил Кремль задуматься о том, что делать, если «отставник» пытается вопреки позиции Кремля прорваться на пост главы региона через выборы. Антуфьев все же ушел в отставку, а в законопроекте о выборах появилось новое ограничение.

Наконец, главный вопрос – о самовыдвижении – решен не в пользу Медведева, который отставал такую возможность. По нынешнему закону выдвигаться могут и беспартийные, но только от политических партий. Хотя сделана поправка, что в соответствии с региональными законами о выборах, исключение может быть сделано для самовыдвиженцев.

Кандидатами на пост губернаторов не смогут стать и те, кто получал реальные сроки по статьям экстремистского характера и за тяжкие преступления. Это одна из самых спорных норм нового законопроекта, так как по закону об основных гарантиях избирательных прав, в пассивном избирательном праве ограничиваются лишь те, кто имеет неснятую или непогашенную судимость. Сегодня, когда законодательство об экстремизме используется зачастую в политических целях, такой фильтр выглядит не более чем попыткой поставить барьер на пути представителей внесистемной оппозиции.

Тем не менее, с учетом всех обозначенных «фильтров», прямые выборы губернаторов возвращаются, и Кремлю придется иметь дело с реальной конкуренцией и активизацией политической жизни на всех уровнях. Сейчас, когда оппозиция и «разгневанный городской класс» особенно остро реагирует не столько на итоги выборов, сколько на нарушение процедур, фальсификации, использование административного ресурса, возвращение выборов станет серьёзным и регулярным испытанием для федерального центра и партии власти.

24.04.2012

 

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Мой комментарий агентству REGNUM

Самовыдвиженцы на пост губернатора могут пригодиться главам регионов, конфликтующим с «Единой Россией»: политолог

Право регионов определять, могут ли баллотироваться в губернаторы  самовыдвиженцы, предусмотренное поправкой к законопроекту о прямых выборах  губернаторов, будет реализовываться во многом в зависимости от того, какие  отношения складываются у действующего главы региона с партией «Единая Россия». Такое мнение корреспонденту ИА REGNUM высказала руководитель аналитического  департамента Центра политических технологий Татьяна  Становая.

Напомним, сегодня, 24 апреля, Госдума рассматривает во втором чтении  законопроект о прямых выборах губернаторов. Кандидаты в губернаторы выдвигаются  партиями, причем кандидаты могут быть членами партии, так и беспартийными. Законом субъекта РФ может предусматриваться выдвижение кандидатов на указанную  должность в порядке самовыдвижения. Поправками уточнен так называемый  президентский фильтр, а также введен «муниципальный фильтр»: кандидаты от  политических партий и самовыдвиженцы должны набрать от 5 до 10% голосов  муниципальных депутатов или избранных глав муниципальных образований, находящихся на территории субъекта РФ.

«Пока сложно прогнозировать, как именно регионы будут регулировать порядок  участия в выборах самовыдвиженцев, — отметила Становая. — Однако я бы  предположила, что характер реализации этого права будет зависеть в основном не  от социоэкономического положения региона — является ли он дотационным, регионом-донором, крупным или нет и так далее — а от того, как складываются  отношения губернатора данного субъекта с «Единой Россией». Если глава региона в  сложных отношениях с партией власти, если есть конкуренция с региональными  элитами, лояльными «Единой России», то глава региона будет с большей  вероятностью заинтересован в поддержке самовыдвиженцев, выдвигать их в обход «единороссов». Так как выдвигать кандидата от оппозиционной партии для  губернатора было бы странно, а самовыдвиженец — это то, что надо. Губернатор  может этим воспользоваться, но сложность состоит в том, что и это нужно  проводить через местное законодательное собрание».

«Можно посмотреть на эту ситуацию и с другой стороны, — добавила политолог. — Как известно, рейтинги «Единой России» повсеместно снижаются. По данным  социологов, просадка за последние годы составила около 15%. Не случайно на  муниципальные выборы в Москве «единороссы» шли как самовыдвиженцы, не указывая  партийную принадлежность, так как перед парламентскими выборами в декабре люди  просто закрывали двери перед партийными агитаторами. Так что не исключен  вариант, что в тех регионах, где позиции «ЕР» особенно слабы, партия также может  поддерживать лояльных самовыдвиженцев. Если позиции сильны, то это, конечно, неактуально».

«Но в основном я прогнозирую тенденцию, что кандидаты по всей стране в основном  будут выдвигаться от партий», — резюмировала Становая. Особенно, по ее мнению, это касается крупных оппозиционных партий — КПРФ и других — которым нужно будет четко позиционировать  своих кандидатов, а также новых партий, стремящихся заявить о себе.
Подробности:  http://www.regnum.ru/news/polit/1524446.html#ixzz1t37LFUpP Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

НАЛОГОВАЯ И БЮДЖЕТНАЯ ПОЛИТИКА: УСПЕХ АНТОНА СИЛУАНОВА

ПОЛИТКОМ

http://www.politcom.ru/13715.html

Правительство, которое менее чем через месяц уйдет в отставку, начало активное обсуждение налоговой и пенсионной реформ. Сам факт подготовки решений в этой сфере свидетельствует о том, что преемственность сохранится в значительной степени. Главной задачей для кабинета министров является возвращение к посткризисной модели бюджетного управления и поиск средств на покрытие предвыборные расходов, заявленных Владимиром Путиным в рамках его избирательной кампании. На прошедшей неделе состоялась расширенная коллегия Минфина с участием Путина, на которой была одобрена бюджетная реформа и принято решение о возвращении бюджетного правила с 2016 года (подробнее об этом в экономической теме недели).

Судя по всему, внутри власти сложился вполне определенный консенсус относительно того, что бюджетная политика должна быть ужесточена, а Минфин должен вернуться к прежнему бюджетному правилу, когда рассчитывался ненефтяной бюджет, а нефтедоллары пополняли Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Еще до назначения нового кабинета министров также становится ясно, что предпринимается попытка сохранить прежнее влияние Минфина в системе исполнительной власти, как это было при Алексее Кудрине – одном из самых влиятельных министров современной России.

После отставки Кудрина и на фоне обнародования многомиллиардных обещаний Владимира Путина в ходе выборов у экономистов, экспертов и инвесторов возникли вполне объяснимые сомнения относительно того, сможет ли преемник Кудрина обеспечить ту же жесткость бюджетной политики, как это мог делать его предшественник. В день голосования, 4 марта, ведущее рейтинговое агентство FitchRatings пообещало понизить рейтинг России, если после «ожидаемой победы Владимира Путина на президентских выборах» власти не ужесточат экономическую политику и не ускорят бюджетную консолидацию. «Путин увеличил расходы до и во время своей предвыборной кампании, а члены экономической команды правительства рекомендовали провести финансовую консолидацию», – говорится в сообщении агентства. Кроме того, агентство отмечает, что за шестилетний срок Путина увеличение пенсий, заработной платы и расходов на военные нужды может стоить $160 млрд, или 8% от прогнозируемого ВВП. «Мы ранее говорили, что отсутствие прогресса в снижении не нефтегазового дефицита бюджета обратно к докризисной цели в 4,7% является одним из факторов, сдерживающих рейтинг России на уровне BBB», – говорилось в сообщении.

Однако вопреки опасениям, судя по всему, нынешний министр Антон Силуанов быстро укрепляет свои позиции при том, что он занимает весьма жесткие позиции как в торге с финансовыми претензиями Дмитрия Медведева, так и с требованиями Путина. По данным «Ведомостей», Минфин предлагает увеличить расходы на этот год всего на 107,8 млрд, в то время как поручения президента и правительства, а также заявления министерств и ведомств требуют дополнительно 511,8 млрд руб. Минфин отверг предложения президента о выделении 55 млрд Фонду ЖКХ и 30 млрд руб. на Общественное телевидение (ОТВ) из-за отсутствия финансово-экономического обоснования проекта. Путину пока отказано в 63,5 млрд руб — на жилье ветеранам и инвалидам боевых действий, инвестфонду и на Северный Кавказ, на капитализацию «Русгидро». И для Путина, и для Медведева отказы касаются политически значимых для них проектов.

Тем не менее, жесткая позиция Минфина является традиционной для этого ведомства, и это всегда предмет торга. Смягчение будет зависеть от источников пополнения бюджета, дискуссии в самом разгаре. И тут как раз появляется широкое поле для политических конфликтов и споров. Это касается социально острых тем, таких как пенсионная реформа, выполнение предвыборных обещаний Путина (по подсчетам Центра макроэкономических исследований Сбербанка, социальные обещания Путина обойдутся бюджетам разных уровней примерно в 5 трлн рублей до 2018 года; министр финансов Антон Силуанов более скромен – 27 февраля он заявил об 1 трлн. рублей). Интересно, что впервые за многие годы в СМИ попала неофициальная информация с закрытого совещания, в котором будущие меры налоговой политики обсуждались между Путиным и Медведевым, а также основными министрами и помощником президента Аркадием Дворковичем (информация была опубликована на сайте «Финмаркета»). На нем Путин занял оборонительную позицию, Минфин вместе с Шуваловым убеждали, что бюджет может оказаться сильно разбалансированным из-за больших социальных обязательств. На это Путин отметил: «чтобы всем было понятно, все, что было предложено в ходе избирательной кампании, не делалось с кондачка, все это обговаривалось, просчитывалось. Да, обязательства напряженные. Но их там немного».

Для Владимира Путина социальная стабильность – центральный политический приоритет, основа его политического режима. Поэтому никакого урезания расходов тут ожидать не приходится, скорее наоборот. Еще более острый вопрос – повышение пенсионного возраста – сейчас активно обсуждается правительством. Несмотря на заверения Путина, что повышения возраста не будет, очевидно, что решение уже на протяжении нескольких месяцев прорабатывалось в Минфине и Минздравсоцразвитии. Пока Минфин предлагает начать увеличивать пенсионный возраст до 63 лет с 2015 года (на шесть месяцев ежегодно для женщин и на три месяца ежегодно – для мужчин). Вероятно, и с точки зрения политических интересов власти, это оптимальный период – три года после выборов (нельзя будет обвинить Путина в нарушении обещаний), и три года до следующих выборов.

Однако это не решает проблему восполнения роста текущих расходов. Наиболее политизированы три основные темы. Во-первых, приватизация. Очевидно, что Медведев намерен, заняв пост премьера, вплотную заняться ускорением и расширением масштабов готовящихся приватизационных сделок. И надо признать, что пока ощутимой публичной поддержки, кроме МЭР, глава государства не имеет. Сейчас МЭР, через Эльвиру Набиуллину, является политическим союзником Медведева в вопросах приватизации и, вполне вероятно, что Медведеву удастся сохранить тут преемственность и после назначения нового министра. Однако Минфин пока четко свою позицию по вопросу приватизации не обозначил.

Во-вторых, это налогообложение ТЭКа, и, прежде всего, газового сектора. Силуанову, в отличие от Кудрина, удалось убедить премьера и президента в необходимости повышения НДПИ на газ. На упомянутом выше закрытом совещании Путин просил осторожнее относиться к «Газпрому». Минфин предложил изымать 80% от прибыли от повышения внутренних цен на газ до европейского уровня, МЭР – 100%. В целом вокруг этого сложился консенсус: Медведев подтвердил, что в «Газпроме» есть что порезать», а Путин попросил учесть интересы газовой монополии и не забывать о ее инвестиционной программе, но также в целом повышение НДПИ поддержал.

В-третьих, налоговая реформа. Как пишет автор конспектов закрытого совещания, Путин и Медведев «зажаты» между необходимостью поменять политику, чтобы привлечь иностранные инвестиции, и желанием угодить избирателям, которые только что выразили доверие Владимиру Путину и его курсу на «стабильность». Минфин настаивает на повышении налогов, и его в этом поддержал первый вице-премьер Игорь Шувалов. Особенно с учетом того, что, фактически, принято решение о неповышении страховых взносов, как это планировалось ранее. Такое решение можно назвать победой Дмитрия Медведева, который сначала добился снижения размера взносов на два года, а теперь сохранения сниженной ставки. Тем не менее, Минфин нашел компенсационную меру: Силуанов предложил обсудить возможность переноса части страховых взносов на работника. Как вариант так можно уменьшить ставку в 30% на 2 п.п. А можно не уменьшать, а ввести дополнительные 2 п.п. на работника, чтобы увеличить его участие в накопительной части пенсионного обеспечения. Однако против этого выступили и Дворкович, и эксперты, принимавшие участие в совещании, призвавшие снижать страховые взносы или возвращаться к ЕСН.

Наконец, отдельная тема – налог на роскошь, о котором Путин заявил в рамках своей избирательной кампании. Практически все собравшиеся признали, что фискальный эффект от налога будет малозаметным. Дворкович предложил отказаться от идеи, но Путин настоял: «и если мы хотим проводить, прямо скажем, серьезные вещи, которые затрагивают какие-то группы населения, нам людям надо сказать, что мы толстосумов тоже прижимаем. Вы понимаете, без этого невозможно. Мы же не в бухгалтерии какой-то работаем, нам же с людьми нужно коммуницировать». Это лишь подтверждает, что введение налога на роскошь является социально-политической, а не фискальной мерой. Ставка транспортного налога на автомобили с двигателем мощностью в 300 лошадиных сил вырастет примерно в два раза.

Наконец, Дворкович, который уже много лет выступает с идеей замены НДС налогом с продаж, снова настоял на своей позиции. Его поддержал президент, который не исключил, что такое решение, вероятно, все равно рано или поздно будет принято. Вообще по итогам обсуждения Медведев высказал разочарование отсутствием революционных идей, назвав в качестве таковой только замену НДС, что в целом не нашло поддержки со стороны других участников встречи.

Надо признать, что основной тон на закрытом совещании задавал именно Силуанов, что заметно повышает его шансы сохранить пост министра и после назначения нового правительства. Причем речь идет не только о налоговой политике, но и о наборе других  успехов министра. В частности, Путин поддержал на недавней расширенной коллегии Минфина идею создания Российского финансового агентства (РФА), которое будет управлять резервами, сосредоточенными в Фонде национального благосостояния и Резервном фонде. Как считает Силуанов, когда Резервный фонд превысит 7% объема ВВП, тогда можно часть средств из фонда вложить в инфраструктурные проекты. РФА, в отличие от инвестиционного фонда, будет находиться в ведении именно финансового ведомства, что означает и аппаратную победу Минфина, прежде всего, над министерством экономического развития, долгие годы отвечавшего за финансирование инфраструктурных проектов.

Показательно, что практически выпал из поля зрения вопрос о введении компенсационного налога на приватизацию, о чем говорил Путин в предвыборный период. Идея была скорее негативно встречена и бизнесом, и экспертами. Нельзя исключать, что пока вопрос отложен «в долгий ящик».

Одобрение Путиным на расширенной коллегии Минфина проекта бюджетной реформы, предложенной Силановым, является первым значительным политическим успехом нового министра, который считается фигурой Алексея Кудрина. Заметим, что буквально на днях Владимир Путин поставил политику Кудрина в пример кабинету министров – не исключено, что бывший глава Минфина продолжает оставаться неформальным советником избранного президента и наставником нынешнего министра финансов. Это значительно повышает шансы на возвращение к прежней бюджетной политике посткризисного периода.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

ПРЕЗЕНТАЦИЯ СЕЧИНА В НЬЮ-ЙОРКЕ

ПОЛИТКОМ

http://www.politcom.ru/13700.html

Вчера в Нью-Йорк прибыла российская делегация во главе с вице-премьером правительства РФ Игорем Сечиным для презентации перед американскими инвесторами проекта сотрудничества «Роснефти» с компанией ExxonMobil. Это один из самых успешных проектов Игоря Сечина во время его работы в кабинете министров. И надо признать, что его поездка также стала его собственной презентацией перед западным инвестиционным сообществом: вице-премьеру, имеющему репутацию российского Дарта Вейдера весьма важно поработать над улучшением и собственного имиджа.

Напомним, что соглашение о партнёрстве между российской «Роснефтью» и американской ExxonMobil было подписано в августе прошлого года в присутствии премьера Владимира Путина. Соглашение предусматривает совместную разработку компаниями арктического шельфа, а также доступ российской компании к разработке ряда американских месторождений. «Роснефть» давно искала себе партнера для разработки арктического шельфа: в России для этого нет ни опыта, ни кадров, ни соответствующих технологий достаточного уровня. Вопрос поиска стратегического партнера курировал лично вице-премьер правительства РФ Игорь Сечин, который до весны прошлого года также занимал пост главы совета директоров «Роснефти» и считается «политическим куратором» компании. Первый опыт оказался неудачным: несмотря на политическое покровительство со стороны правительства и лично премьер-министра Владимира Путина, «Роснефть» и британская BP так и не сумели реализовать сделку по обмену акциями. Стокгольмский арбитражный суд разрешил российской госкомпании и британской BP завершить сделку только при условии вхождения ТНК-BP в проекты по разработке российского арктического шельфа. «Роснефть» была категорически против участия российских акционеров в совместных с BP проектах на шельфе, и российские акционеры ТНК-ВР (AAR) фактически блокировали сделку.

Для Игоря Сечина это стало своего рода испытанием на прочность, которое показало ограниченность его политических возможностей и стало одним из самых чувствительных ударов по его репутации «всемогущего Дарта Вейдера». Надо признать, что такая репутация имеет весьма амбивалентный характер. Для крупных инвесторов, чем более влиятелен и всесилен партнёр на правительственном уровне, тем надежнее выглядит сделка. О покровительстве Сечина наверняка мечтает едва ли не каждая крупная компания, желающая вложить миллиарды в российские проекты.  Однако, с другой стороны, демонизация Сечина, безусловно, создает ему и проблемы: весьма негативный образ в западной прессе, сопричастность, мягко говоря, к «делу ЮКОСа», репутация дирижиста и «чекиста» — все это не может не отпугивать инвесторов. И это притом, что сам Сечин уже приложил немало усилий к тому, чтобы подправить свой образ: весьма позитивно деловая пресса и эксперты, например, оценивали Сечина в роли главы совета директоров «Роснефти» на годовых собраниях акционеров, особенно в контексте внимания к нуждам миноритарных акционеров (по крайней мере, публично). Стоит напомнить, что именно Сечин, например, выступает за либерализацию доступа независимых производителей газа к российской газотранспортной системе, находящейся в монополии «Газпрома». Даже учитывая, что «Газпром» давний «недруг» Сечина, позиция по доступу к трубе весьма полезна для оздоровления репутации «серого кардинала» российского правительства.

Презентация проекта сотрудничества «Роснефти» и ExxonMobil также можно рассматривать с точки зрения стремления Сечина презентовать себя иностранным инвесторам как эффективного и влиятельного менеджера, а не «чекиста», успешного только благодаря неиссякаемому доверию к нему со стороны Владимира Путина. Сечин лично выступил на презентации проекта, пишет «Коммерсант». Вице-премьер заявил, что альянс «Роснефти» и ExxonMobil «по оценке ряда экспертов, по своему масштабу превосходит такие проекты, как первый выход в открытый космос или полет на Луну, а по размеру инвестиций — разработку бразильского шельфа или Северного моря». Вице-премьер быстро перешел на более высокий политический уровень — российско-американские отношения в целом, отметив, что на них «влияет излишняя политизированность, вызванная историческими стереотипами, что мешает фокусироваться на совместных проектах». «Мы давно уже не противники, стоит задача стать стратегическими партнерами, выбросить скелеты из шкафов», — полагает Сечин. Весьма важное заявление, учитывая, что именно Сечина эксперты зачастую причисляют к идеологам новой «холодной войны» и сторонникам внутриполитического и внешнеполитического антиамериканизма.

Открытость для американского бизнеса и закрытость от «Госдепа», который якобы готовит в Россию революцию – в действительности, весьма совместимая и прагматичная позиция. Сечин знал, зачем ехал: как раз за несколько дней до этого Путин пообещал обнулить экспортные пошлины для новых проектов на шельфе. «Для разведки и освоения наших месторождений необходимы десятки миллиардов инвестиций, все заинтересованы в достаточных стимулах», — отметил Игорь Сечин. Он пригласил на шельф новых партнеров — Shell, Statoil, Total, Chevron, ConocoPhillips. Правда, оговорился Игорь Сечин, все они должны работать на тех условиях, на которые согласилась и ExxonMobil: с долей 33,4% и самостоятельным финансированием геологоразведки, цитировала его выступление газета «Коммерсант».

Иными словами, подход России к привлечению инвестиций остается прежний: в налоговой сфере Москва готова на серьезные уступки, равно как и оказать нужное политическое покровительство. Однако ни о каких претензиях на контроль или доминирование иностранного инвестора в подобного рода проектах речи идти не может. В суверенной демократии стратегические месторождения также должны быть суверенными.

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

ГОЛОДОВКА В АСТРАХАНИ В КОНТЕКСТЕ ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ

ПОЛИТКОМ

http://www.politcom.ru/13668.html

Политический кризис, сложившийся локально в городе Астрахань, перешел на федеральный уровень с вовлечением в противостояние премьер-министра Владимира Путина, ЦИК, а также федеральных оппозиционных политиков. Продолжающаяся более месяца голодовка представителя «Справедливой России» Олега Шеина, проигравшего, по официальным данным, выборы мэра Астрахани, становится новым испытанием для Кремля и персонально Владимира Путина, начинающего свой новый президентский срок с политических неприятностей.

Противостояние проходит по линии «за» и «против» избранного мэра Михаила Столярова, который официально набрал около 60% (Олег Шеин – 29%). Мэра поддерживает губернатор Александр Жилкин. Олег Шеин, отказавшийся признавать  результаты выборов, утверждает, что за всем этим стоит первый заместитель главы президентской администрации Вячеслав Володин, который был заинтересован в избрании Столярова.

Астраханские события развиваются в ситуации, когда зимние массовые акции протеста перевели политическую ситуацию в России в новое качество, о чем уже не раз писали аналитики. Это новое качество связано с политической поляризацией, расколом общества на конформистов и «разгневанный городской класс», который заявил о себе как о новом игроке. Это привело к решению власти провести более глубокие политические реформ, чем планировалось ранее. И хотя сейчас протест перешел во внеуличную фазу существования, а реформы осторожно «смягчаются», в целом новое качество политической жизни в стране это не меняет, затрагивая лишь форму его проявления.

«Астраханский инцидент», в этом контексте, скорее является очередным проявлением этого нового качества, так же как и массовые протесты после думских выборов. Задается новая система политических координат, где размывается фактор партийной (идеологической) принадлежности, а ключевым вопросом становится отношение к власти и честность процедур. На примере Астрахани это проявляется весьма ярко. Происходит кризис традиционных институтов функционирования «управляемой демократии».

Во-первых, это кризис системных политических партий — в данном случае на примере внутрипартийного брожения и эрозии лояльности внутри партии «Справедливая Россия». Первые признаки этого стали проявляться задолго даже до парламентских выборов, когда о себе стали громко заявлять новые лидеры (Геннадий и Дмитрий Гудковы, Илья Пономарев, Оксана Дмитриева), обострились противоречия между лидерами Сергеем Мироновым, Николаем Левичевым, с одной стороны, и внутрипартийной оппозицией с другой, острее встал вопрос, каковы граница лояльности путинской власти. Партия оказалась на грани раскола, зазвучали требования смещения Миронова в противоположность требованиям исключить из партии «бунтовщиков». Астрахань стала новым испытанием для партии. Причем если после президентских выборов Сергей Миронов заметно поубавил свою оппозиционную риторику и признал легитимность избрания Владимира Путина президентом, то ситуация вокруг голодовки Олега Шеина вынудила партийное руководство радикализироваться.

Раньше «справедливороссы» уже позволяли себе не вставать при появлении Путина в Госдуме. В этот раз преодолена новая планка – депутаты фракции, за некоторым исключением, покинули зал заседаний в знак протеста против «циничного» ответа Путина на вопрос о судьбе Шеина и астраханских выборов. Путин заявил, что «Шеин голодовку начал, а в суд не обращался», и призвал принять решение прокуратуры, не нашедшей нарушений в проведении выборов. «Это инстанция, с решением которой мы все должны будем согласиться», — жестко заявил премьер. Таким образом, имевшая место ранее попытка разрешить ситуацию путем личного общения Миронова с Путиным не удалась. Премьер избрал путь апелляции к закону, который юридически обоснован, но политически вызывает сильнейшее раздражение оппозиции, понимающей, что ключевые решения российской власти принимаются путем неформальных процедур, а упоминание о суде в таком контексте означает отказ Кремля идти ей навстречу.

Миронов как фактический лидер партии оказался «между двух огней»: оппозиция винит его в политическом конформизме, а Кремль подталкивает к игре по старым правилам «управляемой демократии», где основные действия системной оппозиции были согласованы и выверены. Миронов в последние месяцы много колебался, понимая изменение политической реальности и одновременно – риски, связанные с ростом напряженности в отношениях с Кремлем. Астраханский кризис вынуждает Миронова к игре по новым правилам, создаваемым уже вне желаний и воли Кремля. 14 апреля большое количество депутатов Госдумы от «эсеровской» фракции приняли участие в митинге в Астрахани в поддержку Шеина. Общее количество участников акции протеста составляло от 350 (явно заниженные данные полиции) до нескольких тысяч (данные оппозиции) человек – в любом случае, для этого города цифра немалая. В тот же день состоялся и митинг сторонников власти, на который, как утверждают блогеры, участников привозили в организованном порядке – аналогичная технология применялась в феврале в Москве.

Во-вторых, развивается кризис одного из главных институтов любого демократического режима, — института выборов. В построенной Путиным системе «управляемой демократии» выборы выполняли функцию легитимации кадровых решений федеральной и региональной власти. Это хорошо работало особенно на федеральном уровне. Выборы мэров всегда были проблемными для губернаторов и партии власти, но ни разу связанные с ними конфликты не переходили в острые политические кризисы с вовлечением игроков федерального уровня и, как пока кажется, отсутствием безболезненного выхода из ситуации. Отстроенная система работы избиркомов, «партийная вертикаль» во взаимодействии с губернаторской «вертикалью», административные рычаги препятствования регистрации «неугодных» кандидатов», крайняя гибкость правоприменительной практике в зависимости от политических интересов – все это позволяло проводить выборы, как правило, без серьезных проблем. Кроме того, если «нежелательный» кандидат и побеждал, то для власти это было не слишком опасно – вскоре новоиспеченный мэр либо начинал «играть по правилам», выражая лояльность «Единой России», либо рисковал оказаться персонажем уголовного дела (как коммунистический мэр Братска).

Теперь становится со всей очевидностью понятно, что такая система «управления выборами» имеет явные политические ограничители. Процедура и честность выборов становится принципиально важным вопросом, даже вне зависимости от итогов выборов. Никто не оспаривал после думских выборов факт получения «Единой Россией» относительного большинства. Протест в гораздо большей степени вызвала не победа партии власти, а игнорирование властью формальных процедур проведения реально демократических выборов, игнорирование масштабов фальсификаций. В случае с Астраханью, особое раздражение вызывает поведение судов и прокуратуры. По словам Шеина, суд не принял к рассмотрению иск о непризнании итогов выборов в целом по городу, потребовав подать иски по каждому из участков. Прокуратура не приняла к сведению видеоматериалы с избирательных участков. На этом фоне, по мнению «эсеров», особенно циничным выглядит заявление Путина о том, что Шеин не подавал иск в суд. Но даже подача иска в суд, как правило, наталкивается на отказы судов принимать в качестве доказательств материалы истца, а также на нежелание принимать к сведению показания свидетелей истцов и опору на показания лишь членов избиркомов.

На этом фоне общественное давление на суды и избиркомы значительно возрастает. Голодовка Олега Шеина – отчаянный шаг, пока беспрецедентный, вызванный безысходностью в борьбе за отстаивание своих прав. Самочувствие бывшего депутата Госдумы с каждым днем ухудшается, делая его протест одним из центральных событий федеральной повестки дня и заставляя власти всякий раз отвечать и реагировать на происходящее. Причем сам Шеин показывает, что готов на смягчение своей голодовки при готовности власти пойти также на встречные шаги. Представитель «СР» начал принимать сок, когда стало известно о готовности ЦИК просмотреть видео с избирательных участков. Однако уступка длилась недолго. Вскоре Шеин заявил, что возобновляет строгий режим голодовки, так как его акция была воспринята как слабость. Более того, ситуация усугубилась после того, как зампред ЦИК Леонид Ивлев заявил, что в предоставленных оппозицией видео есть признаки монтажа. Шеин в ответ заявил, что речь идет о сокращении несущественных эпизодов многочасовых трансляций, а конфликтные ситуации показаны без сокращений.

В-третьих, в нынешней новой политической ситуации внесистемная оппозиция следует за событием, а не наоборот. Также как оппозиционные лидеры были вынуждены подхватывать протест снизу после декабрьских выборов (что стало само по себе явлением, формирующим и новые гражданские структуры, и выводящим новых лидеров), также и в ситуации вокруг астраханских выборов многие оппозиционеры поехали в Астрахань уже после того, как голодовка порядочно затянулась. В город приехали Алексей Навальный, Илья Яшин, член «Лиги избирателей» Елизавета Глинка (доктор Лиза) и другие.

Сам Олег Шеин в интервью «Ведомостям» говорил, что в городе сложилась коалиция, в которую входят представители всех основных политических сил, включая и доверенных лиц Путина на выборах. Приезд оппозиционеров из Москвы оказывает противоречивое влияние на астраханский протест – с одной стороны, он добавляет акциям массовости и федеральной «раскрутки» (в частности, акция оппозиции в поддержку астраханцев прошла в Москве), с другой, ужесточает позицию власти. Например, показательно, что сначала захотел поехать в Астрахань Борис Немцов, но потом отказался. По его словам, Шеин посчитал, что приезд большого числа оппозиционеров только усугубит раздражение власти. В противовес активистам оппозиции в Астрахань были направлены участники прокремлевских молодежных организаций, что привело к уличным стычкам. А против Шеина началась кампания, в рамках которой его обвиняют в имитации голодовки.

Власть же в нынешней ситуации пока руководствуется старой логикой политического управления, опираясь на позицию избиркомов и прокуратуры и игнорируя (а по сути, осуждая) акцию протеста. При этом она вынуждена маневрировать – так, губернатор области Жилкин изначально занял крайне жесткую позицию, узнав о приезде Навального в город. Он заявил, что тот зря приехал на нашу астраханскую землю. «Астраханцы не любят варягов, которые начинают учить, как жить,— отметил Жилкин.— А призывы Навального о погромах отделений ненавистных ему партий, захват власти к хорошему не приведут» (хотя Навальный к погромам не призывал). Акцию Олега Шеина губернатор назвал «псевдоголодовкой» и отметил, что «так агрессивно «три недели голодающие» вести себя по определению не могут». Вскоре ему пришлось значительно смягчить свою линию, перейдя от «риторики кнута» к «риторике пряника». Он не исключил, что Шеину будет предложен пост в администрации области, но бывший кандидат на пост мэра от предложения отказался.

Власть поставлена сейчас перед крайне непростым для нее выбором. По сути, у Кремля есть три сценария. Первый – стоять до конца на позиции, что выборы проведены честно, аргументируя это решением прокуратуры и, вероятно, суда. В этом случае последствия могут быть самими непредсказуемыми. Трагический исход голодовки способен всколыхнуть политическую жизнь не меньше, чем масштабы фальфикаций на думских выборах, «Справедливая Россия» может безвозвратно перейти в неуправляемое русло, а в Астрахани акции протеста вполне могут обернуться острейшим внутриполитическим кризисом. При этом вероятность того, что «само рассосется» в данном случае намного меньше, чем вариант, что худший сценарий спровоцирует стихийный мощный протест.

Второй сценарий – тоже крайний. Власть пойдет на перевыборы. С точки зрения функционирования «управляемой демократии» это будет иметь крайне разрушительные последствия для всей системы «управляемых выборов», это станет ударом по лояльности избиркомов, судов и ярким примером, как власть «сдала» ответственных за нарушения в угоду политическому моменту. Достаточно сложно признать выборы недействительными, избежав наказания виновных. Это может быть расценено как прецедент для многих вовлеченных в процессы организации выборов и подсчета голосов, так как все нарушения происходят, исключительно в условиях убежденности в наличии политического иммунитета, прикрытия. Недавно Верховный суд отменил итоги выборов в Лермонтове, где также длительное время продолжалась голодовка против назначенных на март выборов депутатов горсовета. Но там участие фигур федерального масштаба все-таки было менее заметным, а среди голодающих не было защитников из числа «системных игроков» федерального уровня, как здесь с «СР».

Наконец, третий сценарий – это компромисс, однако его параметры неясны. Например, Миронов предложил провести референдум о доверии мэру, но региональные власти отнеслись к этому негативно, считая такой вариант слишком большой уступкой.

Но при любом из этих сценариев власть оказывается либо в состоянии обороны и вынужденных уступок, либо в состоянии повышенных политических рисков, возможности утраты контроля. Совокупность испытаний, которая выпадает Кремлю (протесты после выборов, ситуация в Лермонтове, победа оппозиции в Ярославле, теперь Астрахань) в последние месяцы, становится вызовом новому президенту Владимиру Путину и неблагоприятным началом его очередного срока.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

16.04.2012

 

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles