ОППОЗИЦИЯ И ВЛАСТЬ: ПОСЛЕ ВЫБОРОВ

ПОЛИТКОМ

После проведения президентских выборов, по итогам которых Владимир Путин набрал официально 63% (по данным Лиги избирателей 53%, «Голоса» — 50,2%), исчезла главная интрига противостояния власти и оппозиции – состоится ли победа Путина в первом туре. Эта победа признана и международным сообществом. Теперь власть намерена «закрыть вопрос» о легитимности выборов, а оппозиция ищет альтернативные пути политической борьбы, признавая, что ресурс уличных акций постепенно исчерпывает себя.

Внесистемная оппозиция готовилась к президентским выборам тщательно, ожидая, что Путин, по независимым подсчетам, проиграет в первом туре, что создаст предмет для борьбы. Однако и данные Лиги избирателей, и данные «Голоса», которые считали на основе сведений из итоговых протоколов от независимых наблюдателей, показали, что победа состоялась именно в первом туре (хотя, например, Борис Акунин утверждает, что победы в первом туре все-таки не было). Власть, очевидно, сразу почувствовала себя более уверенно. На следующий день после выборов в Москву были стянуты внутренние войска, а тактика в отношении оппозиционеров ужесточена.

5 марта оппозиция провела митинг на Пушкинской площади, однако туда пришло заметно меньше народу, чем ожидалось. Главред журнала «Афиша» Юрий Сапрыкин, один из участников акции, заявил в интервью телекомпании «Дождь», что митинговая активность снижается. По данным полиции на площади было около 14 тыс. человек. Практически все выступавшие были прохладно встречены участниками акции – Михаил Касьянов, Геннадий Гудков, Михаил Прохоров. Единственным тепло встреченным лидером оказался Алексей Навальный – однако его поддерживали преимущественно его радикальные сторонники, составляющие меньшинство участников акции. Политическая ситуация начала постепенно меняться не в пользу внесистемной оппозиции, чему способствует и размежевание в понимании общей тактики. Далеко не все с пониманием отнеслись к инициативе лидера «Левого фронта» Сергея Удальцова остаться на площади, пока не уйдет Путин – например, Владимир Рыжков напомнил о решении оргкомитета воздержаться от несанкционированных действий. После завершения митинга она переросла в несанкционированную акцию: несколько сотен человек, в числе которых Удальцов, Алексей Навальный, Илья Яшин и Илья Пономарев, остались на площади, объявив о бессрочной акции протеста. По некоторым данным, Навальный не был сторонником акции, но должен был последовать за Удальцовым, чтобы не «потерять лицо» перед своими сторонниками. После этого к месту событий был стянут ОМОН, а участники уже несанкционированной акции были задержаны в весьма жесткой форме. Чуть ранее жестко был разогнан митинг в Санкт-Петербурге.

Переход к несанкционированной форме протеста ломает и прежнюю логику оппозиции, которая дала повод самой власти для обвинений в незаконных действиях. Кремль ранее не раз обвинял лидеров внесистемной оппозиции в намерениях сознательно провоцировать «правоохранительные органы» на насилие с тем, чтобы обвинять затем власть в нарушении прав человека. Многотысячные акции в декабре, январе и феврале привели к тому, что власти пришлось уйти от этой формулы и признать наличие «движения за перемены». Сейчас появилась возможность вернуться к прежним обвинениям.

Теперь внесистемной оппозиции предстоит непростой процесс становления. Тут можно выделить несколько важных процессов. Во-первых, самоорганизация. Появились совершенно новые, авторитетные организации типа Лиги избирателей, Гражданина наблюдателя, а также проекты Алексея Навального – Роспил, РосАгит и т.д. Предстоит процесс выбора механизмов структуризации: будут ли это политические партии или гражданские структуры. Консенсуса тут нет, и, вероятно, не может быть, так как внесистемная оппозиция очень разная и по своим ресурсам, и по идеологическим платформам, и по политическому опыту. Пока партии намерены регистрировать Михаил Касьянов, Владимир Рыжков и Борис Немцов (ПАРНАС), Михаил Прохоров, вероятно, Сергей Удальцов («Левый фронт»). Навальный и Лига избирателей пока остаются вне процесса партийного строительства, считая, что пока игра по правилам режима обрекает реально оппозиционные партии на маргинальное существование.

Попытки консолидации сил накладываются и на объективную конкуренцию между оппозиционными лидерами. Прежде всего, между «профессионалами» 90-х годов и новыми лидерами, которые сохраняют дистанцию от первых. По-разному, вероятно, лидеры оппозиции будут отвечать и на вопрос о допустимых границах сотрудничества с «режимом». Например, часть оппозиционеров уже вовлечена в работу группы первого заместителя главы президентской администрации Вячеслава Володина по политической реформе. «Новые лидеры» в лице Навального, Чириковой и других туда не приглашены.Во-вторых, предстоит определиться с дальнейшими действиями. Сами лидеры признают ограниченность ресурса уличного протеста. Как заявил Юрий Сапрыкин в интервью «Коммерсанту», «выходить на кураже, на такой злости от происходящих вокруг событий уже не получится. Выходить за то, чтобы Путина не было, как бы можно, но немножко наивно. Нужен какой-то конкретный план действий. Вот как бы добиваемся чего, вот шаг номер один, шаг номер два, шаг номер три. И мне кажется, что задача разнообразных структур, которые появились в последние месяцы, сейчас эти шаги выработать так, чтобы людям хотелось под этим подписаться».

По мнению модераторов группы «Мы были на Болотной площади и придем еще», которую в социальных сетях называют «официальным аккаунтом» для координации акций «За честные выборы», мирный протест себя исчерпал, а длительные переговоры с мэрией потеряли смысл. «Сейчас в Москве нет ни одного органа власти, который представлял бы интересы москвичей. Городская Дума на 90% состоит из депутатов от партии жуликов и воров, мэра никто не выбирал – его назначили из Кремля, и перед Кремлем он и отчитывается. Мы считаем, что москвичи должны потребовать досрочного отзыва городской Думы и проведения честных выборов мэра в ближайшее же время», – говорится в тексте сообщения.

Частично «конкретный план» был представлен Навальным на митинге 5 марта. Он заявил, что лидеры гражданского движения, возникшего в России после декабрьских выборов в Госдуму, переоценили информированность жителей страны. «Мы добьемся того, что бы каждый житель каждого маленького городка в нашей стране при слове нефть вспоминал друга Путина миллиардера Тимченко, живущего в Швейцарии, а при слове газ — приятелей Путина Ротенбергов и Ковальчука, а при слове «Путин» — слово из трех букв. Это второе слово, которое вы вспомнили», — пошутил Алексей Навальный. Он пообещал, что через полгода вся страна, а не только продвинутые интернет-пользователи, будет знать «своих героев» и тогда правящему режиму не останется ничего, как передать власть в руки народа.

Митинг 10 марта на этом фоне отличался противоречивостью. С одной стороны, он продемонстрировал, что завышенные ожидания организаторов (собрать 50 тысяч человек) оказались нереализованными. В связи с этим представляется и явно несбыточным призыв Удальцова провести в Москве 1 мая «марш миллиона». С другой стороне, митинг показал, что в Москве есть 15-20 тысяч человек, готовых выйти на улицы, несмотря на сомнения (разумеется, в разной степени — у кого-то больше, у кого-то меньше) в эффективности митингов как формы протеста, на антипатию к тем или иным оппозиционным политикам. Люди исходят из чувства общности и не хотят это чувство терять, оно стало важной частью их идентичности – акции оппозиции стали площадками для общения, обмена мнениями, актуализации старых и создания новых социальных связей. Многие из этих людей получили уникальный политический опыт — как наблюдатели, члены участковых избирательных комиссий, кандидаты в депутаты. Плюс митинга на Новом Арбате — в выступлениях молодых политиков, только что испытавших свой первый успех на муниципальном уровне. Известные политические деятели на митинге также выступали, но в качестве экс-наблюдателей на выборах, однако их выступления не вызывали сильных эмоций (разве что речь Удальцова у его сплоченных и активных сторонников). В то же время наметился рост противоречий между большинством организаторов митинга и националистами, которые впервые за месяцы протеста не получили слова и демонстративно покинули Новый Арбат.

Власть на этом фоне пытается закрепить за собой инициативу и «закрыть вопрос о легитимности» выборов, действуя, теперь, более решительно. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков также отметил, что «все оценки выборам уже даны, вопрос закрыт». В штабе Путина, комментируя итоги выборов президента, сказали, что у них нет сомнений в честности прошедшего голосования: «Если и были какие-то нарушения, то они никак не могли повлиять на общий результат». А Владимир Путин на встрече с журналистами 7 марта тоже заявил, что, если нарушения и были, то незначительные — в пределах 1%. По поводу заявления Лиги избирателей, отказавшейся признать итоги выборов, премьер-министр сказал: «Здесь нет ничего нового. Они заявляли об этом еще и до выборов. Ничего здесь такого».Тем не менее, теперь и власти придется решать три ключевые проблемы. Первая – как и в какой степени реагировать на запрос на перемены, который имеет место и который трудно будет игнорировать. С учетом укрепившейся уверенности власти в безальтернативной победе Путина в первом туре, появился соблазн отказаться от уступок «давлению снизу». Вероятно, все начатые реформы будут доведены до конца, но правоприменительная практика все равно сохраняет за властью все возможности для высокой степени управляемости политическим процессом.

Вторая проблема – легитимность победы Путина, которая будет и далее оспариваться оппозицией, которая будет напоминать об этой проблеме при каждом удобном случае. Неслучайно оппозиция главной темой митинга 10 марта сделала именно нарушения на выборах, дав слово наблюдателям. На огромных экранах транслировались данные о фальсификациях. Даже с учетом уверенности в победе Путина, для власти это серьезный вызов.

Третья проблема – имиджевая. Даже несмотря на то, что власть решилась жестко разгонять несанкционированные акции, под удар попадают журналисты, что, безусловно, становится острой темой и задевает респектабельные СМИ. Так, 5 марта в результате попыток задержания участников несанкционированного протеста в Пушкинской площади удар по голове получила журналистка «Коммерсанта» Ульяна Малашенко. Московское управление МВД попыталось приложить все усилия, чтобы сгладить инцидент. Полицейский навестил журналистку в больнице с цветами и принес извинения за случившееся. Полиция также задержала корреспондентов газеты «Московские новости» Павла Никулина, РИА «Новости» Андрея Стенина и издания «Ридус» Марию Климову. По словам Никулина, при задержании он был избит.

Однако в отчете начальника аналитического управления уполномоченного по правам человека в России Николая Васильева сказано, что во время митинга 5 марта полиция действовала адекватно и без агрессии. Показательно, это с таким заявлением выступил не сам уполномоченный Владимир Лукин, который всегда старался придерживаться сбалансированной позиции в случае нарушения прав. Но он подтвердил объективность позиции своего сотрудника и его отчета. Вместе с тем Васильев отметил, что сам приказ о необходимости задержания не отвечал требованиям законности, поскольку стихийно возникавшие несогласованные митинги носили ненасильственный характер, не сопровождались насилием, уничтожением имущества и тому подобным.

Таким образом, и власть, и оппозиция находятся сейчас перед новыми вызовами. Власть оказалась перед соблазном ужесточения отношения к оппозиции в условиях победы на выборах, эффект от которой, однако, может скоро пройти – Левада-Центр прогнозирует рост протестных настроений уже осенью нынешнего года. Оппозиция ощущает исчерпанность привычных способов политической активности и пытается нащупать новые, связанные с гражданскими инициативами. Ситуация осложняется сильнейшим взаимным недоверием власти и оппозиции, которое вряд ли будет преодолено или даже сокращено в обозримом будущем.

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s