Monthly Archives: Март 2012

ШУВАЛОВ НА ВЫХОД?

ПОЛИТКОМ

http://www.politcom.ru/13566.html

В последнее время три члена правительства в наибольшей степени находятся в центре внимания в связи с будущими кадровыми перестановками. Это министр по чрезвычайным ситуация Сергей Шойгу (его сначала сватали на пост главы инициированной им же госкорпорации по развитию Восточной Сибири и Дальнего Востока, затем на пост губернатора Москвой области), министр внутренних дел Рашид Нургалиев (он оказался в центре внимания в связи с очередными «умными» идеями о введении курса «человеколюбия» для полицейских) и, наконец, первый вице-премьер правительства Игорь Шувалов. Неопределенность в отношении их судьбы неизбежно поднимает значимость малейших новостей касательно их судьбы после инаугурации Владимира Путина на пост президента.

Однако интриги, связанные с Нургалиевом и Шойгу менее интересны. Первый – давно является претендентом на отставку, а его судьба, вероятно, не решалась только благодаря одной единственной причине – тандем не мог договориться о преемнике. Медведев рассуждал, что пусть лучше слабый, но хоть как-то подконтрольный министр, а Путин против такого подхода не возражал: ведь назначение любого иного более дееспособного главы МВД сразу может привести к новым межклановым войнам. Поэтому дальнейшее пребывание Нургалиева на своем посту во много будет зависеть от того, как будет идти торг между Путиным и Медведевым за распределение контроля внутри будущего правительства. Не исключено, например, что Путин согласится оставить лояльного Медведеву Анатолия Сердюкова на посту министра обороны, а Медведеву придется смириться с приходом «путинского» назначенца на пост главы МВД.

Ситуация с Шойгу еще проще – ему банально ищут место для почетной отставки. Вопрос лишь в том, насколько почетной, и какова конкуренция, которая усиливается с учетом предстоящих масштабных кадровых перестановок. Битву за пост губернатора Подмосковья Шойгу, по данным «Газеты.ру», судя по всему проигрывает министру регионального развития РФ Басаргину. А по данным «Ведомостей», главе МЧС не светит и пост руководителя госкорпорации по развитию Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Зато на это место теперь в шорт-листе фигурирует другой претендент – первый вице-премьер Игорь Шувалов. Случайно или нет, за шесть недель до формирования нового правительства он оказался в центре скандала: западная пресса опубликовала материалы, из которых можно сделать вывод о вероятном использовании им служебного положения в целях семейного обогащения. Схему достаточно просто описал в своем блоге Сергей Алексашенко. «Берешь у одного олигарха в долг, вкладываешь в беспроигрышную ситуацию и …. ты уже обладатель честно заработанного непосильным трудом. Впервые о такой схеме написало издание Barron’sOnline, где изложило восхитительную историю о том, как летом 2004 года Sevenkey (компания жены Шувалова) получила деньги в долг у Романа Абрамовича, одолжила их Алишеру Усманову, а чуть меньше чем через три года получила одолженное назад с доходом более 40% годовых, что позволило расплатиться с кредитом (правда, пока непонятно, был ли он процентный или беспроцентный). FT пошла дальше в исследовании операций упомянутой компании и нашла аналогичную сделку: тогда же, летом 2004 г. та же Sevenkey взяла $20 млн. в долг у Амстердамского торгового банка (дочерняя структура Альфа-банка) и вложила $18 млн. через компанию Сулеймана Керимова в акции «Газпрома» накануне либерализации его рынка акций. Через три с половиной года, заработав около 400%, компания уверенно расплатилась с полученным кредитом, продав часть купленных акций».

Правовую сторону вопроса отложим в сторону, а вот с политической точки зрения данная информация – безусловно, удар по позициям Шувалова в момент, когда, вероятно, Путин и Медведев ведут консультации о составе будущего правительства. Известно, например, что Путин не долюбливал своего первого зама и даже немного ревностно относился к тому, что тот блистал на инвестиционных форумах, вместо того, чтобы «заниматься делом» — именно так однажды высказался в адрес Шувалова премьер. С Медведевым у Шувалова вроде особых конфликтов не было. У Шувалова в принципе серьезных «врагов» внутри власти нет и этим он удобен для всех сторон: работает много, иностранные компании его любят и даже сам факт его вхождения в правительство улучшает имидж исполнительной власти. Шувалов никому не мешал, как минимум. Но нельзя его назвать и представителем одной из групп влияния. Будучи внеклановой фигурой, Шувалов просто может оказаться без достаточного политического прикрытия, чтобы удержаться на своем посту в разгар острой борьбы между различными группами, на кону которых не только места в кабинете министров, но и основные принципы экономической политики, по которым внутри власти до сих пор нет консенсуса.  Когда вертикаль едина, «технические» вице-премьеры востребованы, когда есть концептуальные разногласия, цена продвижения «своего» на ключевые посты многократно возрастает.

Поэтому если Шувалову все-таки не найдется места в правительстве, должность главы госкорпорации – весьма неплохой выход из ситуации. Формально это станет понижением, но де-факто – хорошей возможностью проявить себя, получив в распоряжение многомиллиардные активы и глобальные проекты. А там и внимание к разного рода «конфликтам интересов» будет значительно меньшим (а точнее, доступ к информации – более закрытым).

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Authorities seek to liberalize political life, but opposition still unhappy

The mention of my article on ITAR-TASS World Service

Writer Lyudmila Alexandrova

http://www.itar-tass.com/en/c39/375590.html

The liberalization of   Russia’s political life the authorities began after a   string of mass civil protest demonstrations has produced no   enthusiasm in the ranks of the Opposition inside parliament   or outside it. The amendments to the law on political   parties the State Duma has voted for in the third reading   to liberalize the rules of parties’ establishment and   registration and thereby pave the way for a genuine   multi-party system in Russia have proved a very telling   example. The main reason why the parties are unhappy about   the new law is the existing political forces are reluctant   to operate amid harsh political competition. The Kremlin is   being crafty and it will be using the new law for its own   purposes, some political scientists have warned.

The new law on political parties was initiated by   President Dmitry Medvedev. Besides, the head of state   suggested easing the rules of the nomination of candidates   for seats in legislatures of all levels, and also restoring   the elections of Russia’s governors.

For the first time ever some representatives of   unregistered parties were allowed to take part in drafting   the bill. But their main proposals – for the simple   notification procedure of founding new political parties   and the right to form election blocs – were rejected.

The new law reduced the minimum membership requirement   a party is to meet to be registered from the current 40,000   to just 500. The requirement for the minimum membership of   regional branches of political parties, to be formed in no   less than half of Russia’s member territories, has been   dropped altogether. No party can be abolished for being too   small. At the same time, a decision to annul a party’s   registration can be made, if it fails to take part in   elections for seven years in a row (in contrast to today’s   five-year requirement).

The proposal for setting a political party’s minimum   membership at 500 has drawn criticism from the Opposition,   which fears that this will trigger “political chaos.” The   Communist Party suggested setting the threshold at five   thousand members, and the LDPR, at ten thousand members.   However, the authors of the bill insisted on establishing a   minimum membership of 500 as an issue of fundamental   importance.

The LDPR leader, Vladimir Zhirinovsky, believes that   the emergence of a plethora of new minor parties will   confuse the electorate and make the procedures of   organizing election campaigns more complex.

The co-chairman of the unregistered Party of People’s   Freedom (Parnas), Boris Nemtsov, said: “The voter will go   crazy, when he or she sees such a weird number of parties   the law now allows for. The electorate will begin to hate   that system, and we do not want to be accomplices to that.”

The leader of the Yabloko party, Sergei Mitrokhin, is   certain that the presidential bill will pose a risk of the   country’s disintegration, because it encourages the   creation of inter-regional parties on account of common   ethnicity or religion. He believes that the situation may   be changed, if the practice of creating election blocs is   restored. “If the ban on creating political blocs is not   lifted, then we shall see overboard far more parties than   we saw in the 1995 election,” he warned.

Experts predict a boom of registration of political   parties in the near future. “Proceeding from the experience   of the previous years I believe that there may be about 100   parties,” said State Duma member Sergei Ivanov.

As at March 20 seventy applications for the   registration of political parties had been submitted to the   Justice Ministry. Among the applicants are the parties   Volya (Will) and Rot Front, which have long sought to enter   official politics. Several projects have been authored by   members of the Right Cause. There are some new-comers to   the scene – the Union of Right Forces and the Republican   Party (both having nothing to do with same-name   organizations that existed before), as well as the No Name   party, Subtropical Russia, the Kind People of Russia, the   Village Party and the Party of Love.

“There will appear several hundred parties,” says the   general director of the Agency of Political and Economic   Communications, Dmitry Orlov, who is quoted by the weekly   Moskovskiye Novosti. He points to the risk of the emergence   of “extremist, lobbyist, and one-man-led parties and   parties servicing specific commercial interests.” However,   there are no means of stopping that process.

“The Opposition runs the risk of encountering the   problem of excessive competition in the political field,   and with not major players, but with tens of miniature   parties,” says the chief of a department at the Political   Technologies Center, Tatyana Stanovaya, on the Politcom.ru   website. The Kremlin, she said, has long had an experience   of work in such conditions: for instance, before the party   legislation was tightened in 2003 Russia had had more than   130 parties, but then their number was reduced to 50. After   the introduction of the minimum membership requirement of   50,000 (at the end of 2004) the number of parties reduced   sharply, and today there are a mere seven organizations   registered at the Justice Ministry.

The current easing of the legislation, she said, on the   one hand, does not guarantee the registration of political   parties through notification (which some opposition members   have demanded), and the authorities will retain the   administrative leverage to make a political decision each   time in relation to a specific party. On the other hand, it   creates conditions for the emergence of many players, whose   number and composition will be very easy for the Kremlin to   control, depending on the political tasks on the agenda.

An expert of the association GOLOS, Arkady Lyubarev,   who is quoted by the Novaya Gazeta daily, describes the   change in the authorities’ attitude to some issues that had   been of fundamental importance just recently, in this way:   the Kremlin has exhausted the potential of the “short dog   leash” resource, so it will now be trying to run the show   from a greater distance.

 

MOSCOW, March 26.

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

THE SPACE ДЛЯ ОБАМЫ

ПОЛИТКОМ

http://www.politcom.ru/13541.html

Вчера прошла последняя встреча действующего президента России Дмитрия Медведева в его нынешнем качестве с президентом США Бараком Обамой, которого также в этом году ждут непростые президентские выборы. Встреча планировалась как прощальная: оба лидера хотели подвести итоги, тем более, что им обоим есть чем гордиться – это и соглашение об СНВ, и первые шаги по сотрудничеству в области закупок военной техники, и взаимодействие по инновациям. Однако закончилась встреча скандалом: журналисты услышали не предназначенную для прессы часть беседы, что сразу нивелировало весь позитивный смысл диалога в публичном пространстве.

Дмитрий Медведев и Барак Обама встретились в Сеуле, в рамках проходящей там конференции по ядерной безопасности. Российский лидер признался, что последние три года были лучшими, свидетельством чего стала «перезагрузка» отношений, которая, хотя и не привела к значительному изменению уровня доверия, но, тем не менее, позволила продвинуться по важнейшим вопросам стратегического сотрудничества, прежде всего, в области сокращения ядерных вооружений. Однако сохраняется проблема ПРО, которая во многом отравляет диалог и потенциально может привести к новому периоду «холодного мира», что собственно и стало одной из главных тем на переговорах.

На сегодня, судя по всему, в России существует две точки зрения на проблему ПРО, притом, что одна не противоречит другой, и обе являются совместимыми. Первая точка зрения является умеренной-оптимистичной и основана на том, что сегодня у России и США есть общая воля и время для решения проблемы ПРО. Наиболее угрожающая, с точки зрения России, стадия процесса развертывания плана ПРО в Европе будет реализована лишь в 2018 году, когда на вооружение поступят ракеты-перехватчики SM3 Block IIB, способные перехватывать межконтинентальные ракеты. США уверяют, что пока эти ракеты существуют лишь на бумаге. Кстати, в сентябре в США прошло неудачное испытание ракеты SM3 Block IB (хотя в целом успешными были 22 испытания из 27).  Сторонники умеренной позиции также признают и наличие внутриполитических препятствий в обеих странах.

Вторая точка зрения более жесткая: да, у России и США есть время, но это лишь формальный фактор. Угроза исходит от самих планов США, а также игнорирования Вашингтоном позиции Москвы по данному вопросу. При неизменности ситуации и сохранении существующего характера диалога по этому вопросу (фактически диалог как таковой зашел в тупик), к моменту развертывания межконтинентальных ракет у России уже не будет ни свободы для маневра, ни время для выстраивания своего ассиметричного ответа. Поэтому сторонники такой точки зрения убеждены, что действовать нужно сейчас и предельно жестко, подталкивая США любыми доступными способами к компромиссу и учету позиции Москвы.

Дмитрий Медведев, находясь на посту президента, демонстрировал приверженность и к первой точки зрения, и ко второй. Он не менее жесток по своей риторике, чем Владимир Путин, по проблеме ПРО. Но он также и ранее давал понять, что у России и США еще есть время договориться. Однако Путин пока ни разу не высказывался мягко по проблеме ПРО. Он однозначно занимает вторую позицию, считая, что если не начать действовать решительно сейчас, время будет потеряно.

Судя по попавшей в СМИ утечке из разговора двух президентов, и Обама, и Медведев, понимают невозможность сдвинуться в решении проблемы ПРО именно сейчас, когда в обеих странах имеют место предвыборные процессы. Обама по итогам встречи дал понять, что проблема ПРО может быть решена в 2013 году. В опубликованной «Известиями» расшифровке не предназначенной для прессы части разговора, американский президент буквально сказал следующее: «…continue with missile defense… This can be solved. It is important to give the space. («…продолжая с ПРО… это может быть решено. Важно дать пространство…»). На что Дмитрий Медведев согласился и пообещал передать информацию Путину.

В СМИ сразу развернулась дискуссия, что имел в виду Обама, говоря о «пространстве». Вероятно, он лишь просил дать Вашингтону больше возможности для маневра, позволить выйти из избирательной кампании, что снизит внутриполитическое давление на администрацию. Собственно суть месседжа Обамы состоит в том, что, во-первых, он готов продолжить поиски компромисса в случае победы на президентских выборах. Во-вторых, рамки гипотетического компромисса должны быть несколько шире, чем того просит Москва (в частности, закрепить юридически обязывающие гарантии не направленности ПРО против России). Вероятно, никакие детали при этом не обсуждались: стороны лишь попытались завершить эпоху «медведевской оттепели» на позитивной ноте.

Однако весь позитив от встречи был перечеркнут самим фактом утечки. Обама подставился под критику республиканцев: Митт Ромни практически сразу обвинил президента США в предательстве интересов страны, а Россию назвал «геополитическим противником номер один». В России основной фокус внимания был сосредоточен на словах Медведева о том, что он все «передаст Владимиру» — очередной повод обсудить политическую несостоятельность уходящего главы государства, уступающего свое место более сильному лидеру. Вполне конкретные и остро ощутимые внутриполитические факторы снова оказались намного сильнее абстрактных, гипотетических обещаний по проблеме ПРО. Вопрос на самом деле в том, какую задачу касательно ПРО готовы в действительности решать США: непосредственно поиск предметного компромисса по противоракетной обороне или «проблему России», которая мешает развёртывать систему ПРО автономно от Москвы?

27.03.2012

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

Партийная система: возвращение в 90-е годы, но с новыми лицами?

Мой комментарий агентству «ФИНАМ»

http://www.finam.ru/analysis/forecasts012C8/default.asp

26.03.2012 19:08, Латкина Наталия (Finam.ru)

Новый президентский закон о партиях, упрощающий порядок регистрации политических объединений, в окончательном третьем чтении 23 марта приняла Госдума. Законопроект был предложен Дмитрием Медведевым в декабре 2011 года, сразу после выборов в нижнюю палату парламента, и рассматривался некоторыми экспертами как ответ на массовые протесты. Главное изменение — минимальная численность партии для регистрации будет сокращена до 500 человек с сегодняшних 40 тысяч человек. Кроме того, отменяются требования к минимальной численности членов партии в ее региональных отделениях, которые должны быть образованы не менее чем в половине субъектов РФ.

Партийная система: возвращение в 90-е годы, но с новыми лицами?

Партийный ландшафт России претерпит неизбежные и существенные изменения. По мнению Александра Казакова, директора Центра либерально-консервативной политики им. Столыпина и Струве, перемены пройдут в две стадии. Первую эксперт назвал захламлением ландшафта. Он согласен с теми предварительными оценками, которые прогнозируют регистрацию около 300 партий. «Будет много работы для специальных служб, потому что некоторые партии могут преследовать незаконные цели, прикрываясь благовидными названиями. У нас нельзя по закону создавать партии региональные, национальные и так далее. Их нужно будет отслеживать, находить доказательную базу и закрывать. А в остальном, я думаю, нас ждет цирк с конями. Я в этом ничего страшного не вижу», — говорит эксперт. По его словам, политсистема на текущий момент достаточно устойчива, и какие-то серьезные потрясения из-за нового закона о партиях ее не ждут. «Пусть народ оттянется, пусть каждый почувствует себя политиком. Это хорошо», — считает Казаков и прогнозирует, что этот этап продлится примерно год. Стоит отметить, что этот первый этап уже стартовал. Во всю процесс создания своей партии запустил Михаил Прохоров. Олег Митволь и Михаил Горбачев тоже заявляли, что готовы создать партии. Алексей Кудрин пока намеревается лишь организовать фонд, но в стороне от партийного строительства тоже не останется. В Минюст уже поданы документы на регистрацию «Партии любви». За возобновление регистрации «Республиканской партии России» продолжает в суде бороться Владимир Рыжков. «Зеленые» ранее заявили, что намерены реорганизовать структуру региональных отделений движения и подать в апреле заявку на регистрацию партии в Минюст и так далее.

 

После первого этапа подавляющая часть партий отомрет сама собой, некоторые — превратятся в общественные организации. Те лидеры новых партий, которые «засветятся» на региональном или федеральном уровнях, могут быть привлечены в большие партии. Так, к примеру, сейчас КПРФ «подтягивает» координатора «Левого фронта» Сергея Удальцова, активного деятеля протестного движения. Во время этой второй стадии — стадии выравнивания — останется около десяти партий, которые будут реально претендовать на место в ГД РФ. «И пусть они соревнуются. Это произойдет уже года через два, — говорит г-н Казаков. — И эти десять партий (если они будут разными, не в пример нынешней парламентской оппозиции) реально представят разнообразие политических вкусов и интересов. Это очень хорошо». При этом эксперт не исключает, что выборы в нижнюю палату парламента могут состояться раньше, чем через пять лет. Он связывает это не с уличными протестами граждан, а с законными процедурами, одна из которых уже запущена Дмитрием Медведевым. Глава государства в начале марта поручил своей администрации представить предложение о подготовке законопроекта о созыве Конституционного собрания — представительного органа, специально создаваемого для пересмотра положений глав 1, 2 и 9 Конституции РФ, то есть «Основ конституционного строя», «Прав и свобод человека и гражданина», «Конституционных поправок и пересмотра Конституции». Если Конституционное собрание состоится, автоматически произойдет переизбрание Госдумы.

Прогнозируя реализацию нового закона, нужно не забывать о том, что в нынешней политической реальности в России, которая сложилась за последние 12 лет, существует особенность — принимать решения в режиме ручного управления, отмечает Татьяна Становая, руководитель аналитического департамента Центра Политических технологий. Все зависит от того, даст ли Кремль воспользоваться новыми возможностями, которые открывает закон. Если дается «зеленый свет», то в перспективе мы будем наблюдать возвращение партийной системы в 90-е годы прошлого века. По мнению г-жи Становой, количество партий увеличится до сотни: «Будет масса минипартий. Они будут создаваться и Кремлем, поддерживаться им. Будут создаваться и партии снизу, но они будут такого «диванного» типа». По другому сценарию, не исключено, что власть будет использовать административный ресурс, чтобы принимать решения в ручном режиме в каждом конкретном случае. Конечно, это будет касаться не мелких проектов, а политически значимых партийных образований. При этом если рейтинги власти будут стабильным, экономическая ситуация будет спокойной и протесты пойдут на спад, Кремль может не мешать регистрации партий сегодняшней внесистемной оппозиции. Однако, отмечает эксперт, социологи говорят о возможном новом подъеме протестного движения осенью, и экономика сейчас совсем непредсказуема.

Несмотря на то что к обсуждению проекта закона о партиях в ГД приглашались даже представители непарламентских партий, в итоге большинство поправок, предложенных оппозиционными силами, отклонили. Так, к примеру, не будет возможности объединяться в избирательные блоки. Многие считают, что при одновременном снижении проходного барьера в ГД до 5% (было 7%), Дума не сможет стать более представительной из-за огромного количества партийных объединений. Таким образом, парламент может маргинализироваться. «Проходной барьер по-прежнему высок, — комментирует Татьяна Становая. — Плюс меняется выборная система — будет много региональных групп. Все это на пользу большим сильным партиям, то есть «Единой России» и КПРФ. Но для всех остальных новый закон жестче, чем был». По ее мнению, серьезные преобразования ожидают и ЛДПР, и «Справедливую Россию». Так, последняя и вовсе находится на перепутье: ей предстоит самоопределиться как в отношениях с властью, так и с внесистемной оппозицией, с протестом; нужно выбрать стратегию, вероятно — сменить бренд. Александр Казаков считает, что запрет на избирательные блоки и объединения — верное решение: «Закон, который приняла Госдума, одной из своих главных задач имеет именно цель взбаламутить политическое поле, чтобы появились, наконец, новые люди с новыми интересными идеями. Люди, которые будут готовы организовывать новые процессы. Уже больше 10 лет в стране одно и то же. А для того, чтобы взбаламутить, как раз не нужно возвращать блоки». В противном случае, уверен г-н Казаков, происходило бы лишь техническое объединение некоторых сил, вокруг определенных персон, но с разными идеологиями. «Это не было бы политическим объединением, — комментирует эксперт. — Так мы никуда не продвинемся и будем жить в псевдополитическом пространстве. Это имитация политики, а нам давно пора начать заниматься настоящей политикой». Если появятся новые серьезные политические игроки, то г-н Казаков предрекает конец нынешним парламентским оппозиционерам: «Придут молодые и интересные, не менее харизматичные, чем Жириновский, и не менее идеологичные, чем Зюганов».

В условиях нового выборного законодательства и закона о партиях либеральная оппозиция должна умерить свои амбиции и уже, наконец, объединяться, считает, к примеру, Борис Немцов, сопредседатель пока незарегистрированной партии ПАРНАС. Эксперты, правда, не видят таких перспектив. «Одновременно будет две тенденции: на появление множества либеральных партий и на их объединение. Но многое будет зависеть от ситуации в стране. Пока, на мой взгляд, в большей степени реализуется первая», — говорит Татьяна Становая. По ее мнению, среди либеральных лидеров высока конкуренция — есть и старые яркие лица, и новые (например, Михаил Прохоров, Алексей Кудрин, Алексей Навальный), и за ними стоят разные ресурсы. «Я не вижу серьезной возможности именно сейчас для появления сильной либеральной партии, — говорит эксперт. — Новые же партии будут самоопределяться, заявлять о себе, презентовывать свои программы, а уже потом вступать в большой торг». Г-н Казаков также не верит в возможность либеральной внесистемной оппозиции объединиться. «На сегодняшний день в числе ЛОМов (лидеров общественного мнения) этого движения четко вырисовываются две группы. Одна из них это отнюдь не молодые и не новые (и не ставшие от этого интересней) лидеры из 90-х, а другая группа — и она, кстати, меньше — это реально новые лица. И договориться они не смогут. Потому что первым нужны портфели, а вторым — все еще интересно», — поясняет эксперт. «Но, с другой стороны, по закону саморазвития сложных систем, я думаю, какая-то из новых неолиберальных групп неожиданно для многих начнет набирать обороты», — этот вариант, по словам Александра Казакова, зависит от того, каким будут эти новые люди, какую риторику они задействуют, какие новые идеи привнесут в политическое поле. «Я подозреваю, что они уйдут от либерального учебника и начнут говорить нормальными жизненными словами о реальных проблемах. В течение года вот этот микросектор нашей политики изменится радикально, и тогда наши несистемные политические пенсионеры спокойной уйдут на пенсию вместе с Жириновским и Зюгановым», — предрекает эксперт.

Скорее всего, на следующей неделе новый закон о партиях рассмотрит Совет Федерации, затем он будет отправлен на подпись президенту. Закон начнет действовать с момента его опубликования, предположительно — это середина апреля. Первую масштабную проверку новая партийная система пройдет осенью текущего года в ходе избирательных кампаний в законодательные органы, которые пройдут примерно в десяти российских регионах.

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

ЕВРАЗИЙСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СОЮЗ: ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕПЯТСТВИЯ

ПОЛИТКОМ

http://www.politcom.ru/13534.html

19 марта в Москве прошел саммит ЕврАзЭС, на котором так и не приняли ожидаемого решения о преобразования сообщества в Евразийский союз. Идея создания союза была впервые обнародована Владимиром Путиным в октябре прошлого года, почти сразу после того, как было объявлено о его решении вернуться на пост президента. Формирование ЕС – приоритетная тема во внешней политике избранного главы государства. Однако прошедший в Москве саммит показал, что на пути реализации этой задачи стоят серьезные политические препятствия со всеми членами потенциального союза.

В ЕврАзЭС входят 5 стран: помимо России, это Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан. Узбекистан в 2008 году приостановил свое членство. Официально – из-за неэффективности организации. Неофициально, Ташкент начал налаживать отношения с Западом, снизив свою активность в участии в интеграционных проектах на постсоветском пространстве. Одной из главных проблем для Узбекистана также является клубок отношений в Ферганской долине: Узбекистан визит угрозу со стороны соседней Киргизии и особенно, ее Ошской области. Именно поэтому Ислам Каримов также отказался подписывать и соглашение о создании коллективных сил быстрого реагирования ОДКБ.

Статус наблюдателей при ЕврАзЭС имеют Армения, Молдавия и Украина. Москва на протяжении последних двух лет делает все возможное, чтобы подключить Киев к работе сообщества и подтолкнуть к членству в Едином экономическом пространстве. Однако Украина пока дала согласие только на вступление в зону свободной торговли.

ЕврАзЭС была создана с целью формирования общих внешних таможенных границ входящих в неё государств, выработки единой внешнеэкономической политики, тарифов, цен и другими составляющими функционирования общего рынка. В рамках этого сообщества сегодня функционирует Таможенный союз и Единое экономическое пространство (ЕЭП) с участием России, Казахстана и Белоруссии. Однако Кремль давно выдвигает идею более глубоко интегрированного —  причем не только в экономической, но и в политической и военной сферах — союза, который закрепил бы геополитическое партнерство России с ближайшими соседями и укрепил бы более мощный полюс в мировой глобальной политике. Собственно об этом концептуально впервые сказал Владимир Путин, когда опубликовал соответствующую статью в газете «Известия», рассказав о перспективах создания Евразийского союза. ЕС де-факто должен был стать своего рода конфедерацией, с единым политическим, экономическим, военным, таможенным, гуманитарным, культурным пространством и на базе существующих структур СНГ — ЕврАзЭС, ЕЭП, ОДКБ, Таможенного союза.

Однако экономическая интеграция упирается в целый комплекс сложных политических проблем, тем более, что и сама идея Евразийского союза воспринимается часто как геополитический проект Москвы, призванный закрепить, институционализировать ее доминирование на постсоветском пространстве. Россия давно почти открыто признавала СНГ зоной своего традиционного влияния, критикуя США за попытки нарушить сложившуюся расстановку сил и через механизмы «цветных революций» усилить прозападный (антироссийский) вектор стран Содружества. Это накладывает свой отпечаток на отношение самих потенциальных участников в Евразийском союзе к партнерству с Москвой: оно расценивается как неравное, но допустимое для торга, особенно с учетом часто диверсифицированной политики между Западом и Россией.

По сути, главным экономическим союзником России по ЕврАзЭС и ЕЭП является Казахстан. Нурсултан Назарбаев называет себя автором идеи Таможенного союза и ЕЭП и часто выступает со значимыми инициативами. Например, в своей статье в «Известиях» в октябре он предложил сделать именно Астану столицей Евразийского экономического союза. Как правило, разногласия между Москвой и Астаной по вопросам интеграции носят менее политизированный характер, в то время как наиболее серьезные политические препятствия исходят от Белоруссии: на саммите президент Белоруссии Александр Лукашенко возложил на Назарбаева вину за срыв подписания документа о ЕАЭП.

В действительности, по данным СМИ, неподписание документа стало следствием жесткой позиции именно Лукашенко, а не Назарбаева. Как стало известно «Коммерсанту», в первую очередь, Минск не согласился с предложенным Москвой названием новой организации. Кремль предложил именовать новое сообщество Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), Минск — Евразийским единым экономическим пространством (ЕАЕЭП). Разница оказывается принципиальной, если принять во внимание, что создание Союза накладывает больше обязательств на наднациональные органы и воспринимается Минском как угроза суверенитету Белоруссии. Лукашенко косвенно это признал. Так, в российском варианте текста говорится, что Евразийский экономический союз имеет право заключать с третьими сторонами договоры, которые оформляются решением Высшего евразийского экономического совета (в него входят президенты). Белорусская же версия гласит, что перед одобрением того или иного договора высшим органом организации ему надлежит пройти внутригосударственные процедуры. Тем самым сохраняется возможность блокирования решения на национальном уровне. Однако Лукашенко после саммита заявил, что «это [право заключать договора с третьими странами] не нужно — мы сами пока, и Россия, и Казахстан, и Беларусь могут заключать от своего имени договоры. Потому что Евразийский экономический союз — это экономическая организация, а договоры и политические, и военно-политические, и прочие. Мы договорились о том, что если нам нужно, чтобы наша единая экономическая комиссия вела переговоры от троих, мы ей дадим полномочия», — сказал он.

Тем временем, мотивация участия Лукашенко в интеграционных проектах тесно привязана к разрешению внутренних проблем: Минск нуждается в поддержке Москвы на фоне намерений Запада ввести санкции против Белоруссии: этот вопрос должен быть вскоре рассмотрен ЕС. В частности, жесткие меры должны затронуть ключевые предприятия белорусской промышленности – госконцерн «Белнефтехим» и ключевые банки. Сильным ударом по режиму Лукашенко стала казнь двух подозреваемых в совершении теракта в минском метро: наблюдатели отмечают, что вина осужденных полностью не доказана, сам суд проходил с многочисленными нарушениями прав, а о казни стало известно почти спустя три недели после ее совершения. Ухудшение отношения Белоруссии и Запада делает неизбежным разворот Лукашенко к Москве, особенно с учетом тяжелой ситуации в экономике страны. Однако даже этот разворот не дал Москве преимуществ в продвижении договора о ЕАЭП в желательном для нее формате.

С Казахстаном тоже есть проблема, хотя и выглядящая второстепенной. Казахстанская сторона настаивает, чтобы будущий Евразийский парламент базировался в Астане, тогда как председатель Комитета российской Думы по делам СНГ Леонид Слуцкий только что выступил за его размещение в Астане и Санкт-Петербурге, проводя аналогию с Европарламентом, расположенным в Страсбурге и Брюсселе. Однако если между двумя европейскими городами всего несколько часов езды на не самом скоростном поезде, то между столицей Казахстана и «Северной столицей» России куда более значительное расстояние.

Тем временем, Москва хотела бы подключить к интеграционным проектам в рамках ЕврАзЭС Украину, но здесь она сталкивается с серьезными проблемами. Накануне саммита ЕврАзЭС Виктор Янукович заявил: «Мы должны иметь основания двигаться по пути интеграции, а их мы пока не видим». Дмитрий Медведев, напротив, пытался доказать, что интеграция имеет свои преимущества: «Если ты участвуешь в каком-либо международном образовании, ты получаешь определенный набор привилегий. Если ты в этом правосубъектном объединении не участвуешь, соответственно у тебя могут быть сложности. Нашу позицию мы считали нужным донести до сведения некоторых наших государств-наблюдателей», – заявил глава российского государства.

Между Россией и Украиной остается неразрешенной главная проблема – газовая. Киев требует пересмотра газовых соглашений, заключенных Юлией Тимошенко, а Москва – вступления Украины в Таможенный союз (в рамках создания ЕАЭП он будет преобразован в Евразийскую экономическую комиссию) и передачи доли в газотранспортной системе страны «Газпрому». В итоге Киев пригрозил в одностороннем порядке снизить потребление российского газа, за что «Газпром» отметил намерением обратиться в международный суд. Наконец, последним орудием Украины стало «дело Тимошенко»: бывший премьер-министр может быть официально обвинена в госизмене. Верховная рада Украины нашла в деятельности экс-премьера Юлии Тимошенко признаки государственной измены, утвердив отчет временной следственной комиссии (ВСК), расследовавшей обстоятельства подписания газовых соглашений 2009 года между «Нафтогазом Украины» и «Газпромом». Однако дальнейший исход дела может быть поставлен в зависимость от договороспособности России по газу. В одном случае Тимошенко может быть признана виновной и ответственной персонально за совершение госизмены, а в случае отсутствия сдвигов в газовой проблеме — жертвой давления со стороны Владимира Путина. Как говорится в отчете ВСК, российский премьер лично «во время тайных ночных переговоров с глазу на глаз» согласовал с Тимошенко условия газовых контрактов 2009 года, из-за которых Украина теперь покупает российский газ по завышенной цене. Депутат от БЮТ Сергей Терехин прямо заявил «Украинской правде», что в этом «странном» документе Путина фактически обвиняют в шантаже Тимошенко, что в обеих странах считается уголовным преступлением (имеется в виду ст. 179 УК РФ «Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения» — прим. ред.).

Так или иначе, Киев пока занял жесткую позицию по Таможенному союзу. Причем Украина не готова к интеграции в ЕЭП даже при условии решения газовой проблемы (возможно, в противном случае она была бы уже решена). Киев традиционно стремится дистанцироваться от Москвы, сохраняя возможность выстраивания связей с Западом – кстати, парафирование соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, намеченное еще на декабрь, должно состояться 30 марта. ЕС не форсирует сближение с Украиной из-за «дела Тимошенко» (даже приблизительная дата подписания соглашения до сих пор не определена), но и не хочет идти с ней на жесткий конфликт, которым могла бы воспользоваться Россия для усиления своего влияния на Украину.

Не менее проблематично потенциальное членство в ЕАЭП Киргизии. Во-первых, страна уже является членом ВТО, и Белоруссия, в частности, возражает против участия Киргизии в Евразийском союзе из-за практически обнуленых импортных ставок. «А у нас все-таки высокая степень защиты в Таможенном союзе наших производителей», — говорил Лукашенко после саммита в Москве. Во-вторых, серьезные проблемы накопились в отношениях России и Киргизии. Источник в российском правительстве очень резко отозвался об избранном в октябре новом президенте Киргизии, заявив, что он «не всегда думает, что говорит». У Москвы вызвали сильное раздражение недавние заявления Алмазбека Атамбаева о возможности закрытия российской базы в Канте, хотя соглашение о пребывании базы в 2009 г. пролонгировано на 49 лет. Москва предложила Киргизии создать единый комплекс военных баз, куда вошла бы база в Канте, а также, вероятно, будущая база в Ошской области. Плюс Киргизия взяла на себя обязательства закрыть военную базу США «Манас» (сейчас она именуется «транзитный центр»). Источник «Ведомостей» заявил, что не уверен, сдержит ли Атамбаев свое обещание закрыть американскую базу к 2014 г. Наконец, Атамбаев потребовал отозвать генсека ОДКБ Николая Бордюжу с занимаемой должности за вмешательство во внутренние дела, но пока не нашел понимания. Примечательно в этой связи, заявление руководителя Федеральной миграционной службы Константина Ромодановского об отмене упрощенной процедуры предоставления российского гражданства киргизам.

Наконец, есть проблемы и с Таджикистаном. Даже если это далеко не главный экономический партнёр для России в рамках ЕЭП, Москве важно добиться динамики в развитии экономической интеграции и присоединение Таджикистана могло бы стать важным знаком продвижения в этом направлении. Но отношения и с этой страной испорчены после осуждения российского летчика Владимира Садовничего. Душанбе подвергся мощному давлению за это решение, а в России прошла волна массовых депортаций таджиков. На повестке дня же пока ключевая тема – Таджикистан требует многомиллионной платы за размещение 201-й российской военной базы, Москва с этим не соглашается.

Кремль, вероятно, возвращаясь к своим амбициозным проектам на постсоветском пространстве как главным приоритетам внешней политики, пытается не попасть в прежнюю ловушку, когда большие ресурсы уходили на невыполняемые политические обещания постсоветских партнеров. Теперь Москва хочет гарантий сохранения своего влияния – прежде всего, контроля над стратегическими инфраструктурными объектами и передачи части функций в экономической и таможенной политике наднациональным органам, где, безусловно, доминирование, будет сохраняться за Россией, обеспечивающей 40% финансирования ЕАЭП. Однако эта политизированность проекта Евразийского союза во многом и лежит в основе тех проблем, с которыми Москве приходится сталкиваться двусторонних отношениях, и их решение, вероятно, станет главной задачей нового президентского срока Владимира Путина.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента ентра политических технологий

26.03.2012

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТЫ ВСЕХ ПАРТИЙ, ОБЪЕДИНЯЙТЕСЬ!

ПОЛИТКОМ

http://www.politcom.ru/13528.html

Новый закон о партиях, который позволяет создавать организации численностью от 500 человек, неизбежно будет влиять на расколы в существующих политических партиях. Эти процессы будет происходить медленно, способствуя росту конфликтов между партийными лидерами. Вчера появилось первое подтверждение этой тенденции. Депутат Госдумы от «Справедливой России» объявил о намерении создать Социал-демократический союз, куда будут приглашены представители КПРФ, а также левых движений.

«Социал-демократический союз — это общественное объединение, в котором будет представлен достаточно широкий спектр левых, социал-демократических сил. Мы направили приглашение КПРФ, различным левым движениям», — заявил Гудков. Его поддержал и другой «эсер» Илья Пономарев. Оба депутата, вопреки позиции лидера «СР» Сергея Миронова, не признали итоги президентских выборов и принимали активное участие в массовых акциях протеста внесистемной оппозиции. В свою очередь член Общественной палаты РФ адвокат Елена Лукьянова заявила, что создание в России нового движения на левом фланге стало возможным благодаря действиям отдельных личностей, а не партий, например, «Справедливой России». «Инициатором выступают отдельные личности — это Геннадий и Дмитрий Гудковы, это Сергей Удальцов, это я, это (бывший депутат Госдумы от КПРФ) Владимир Семаго. Я думаю, присоединятся очень многие, идут переговоры и с профсоюзами», — подчеркнула она.

Лукьянова считает, что новая инициатива может стать притягательной и для различных молодежных объединений. «Может примкнуть «красная молодежь», которой сейчас не все нравится у коммунистов», — предположила она. Также она отметила, что сейчас еще только начинает создаваться оргкомитет Союза, и о конкретном составе его участников можно будет сказать только через какое-то время.

Стоит отметить, что координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов не смог принять участия в пресс-конференции, на которой было заявлено о создании Социал-демократического союза. По словам Гудкова, утром оппозиционер был приглашен в прокуратуру, но не смог выйти из нее к началу мероприятия — помощник Удальцова рассказал, что его оттуда не выпускали. Тем не менее, Удальцов успел рассказать о своем видении будущего политического союза. «Мы должны удержаться сейчас от того, чтобы каждый бежал регистрировать свою партию, и создать широкое объединение, в идеале на базе КПРФ, «Справедливой России», «Левого фронта», других организаций. Конечная цель — это мощная «мегапартия» левого толка», — заявил он «Коммерсанту».

Тем не менее, Удальцов пока присматривается к инициативе Гудкова. Лидер «Левого фронта» сам по себе является амбициозным политиком, громко заявившим о себе в ходе декабрьских — февральских массовых акций. Он не исключал, что будет создавать собственную партию, а главным союзником называл КПРФ. При этом, когда шло обсуждение новых законопроектов о либерализации партийного и выборного законодательств, одним из требований оппозиции было разрешение на создания блоков. Блок между Удальцовым и Геннадием Зюгановым неформально имел место на президентских выборах. Впрочем, немного позже он поправил сам себя, отметив, что говорить о создании нового левого объединения или партии как об уже свершившемся факте пока все-таки преждевременно. «Мы («Левый фронт») пока какого-либо официального решения о вхождении в какие-либо союзы не принимали. Мы будем наблюдать за этим процессом, общаться в переговорах. Но до каких-то организационных шагов, я думаю, пока дело не дошло», — сказал Удальцов.

Тем временем, о возрождении Социал-демократической партии накануне объявил бывший президент СССР Михаил Горбачев. Она была зарегистрирована министерством юстиции РСФСР 14 марта 1991 года, а в 2002 году по решению суда закрыта. И хотя в 2007 году Таганский районный суд Москвы, а впоследствии и Мосгорсуд постановили отменить указанный запрет, решение о восстановлении СДПР в списке партий до сих пор не выполнено. Впрочем, Гудков отнесся к этой идее скептически. «Если Михаил Сергеевич будет все делать один, то никакой перспективы у него нет. Если он войдет в какой-то коллектив, например, поучаствует в нашем Социал-демократическом союзе, то мы будем ему рады», — заявил он.

Создание союза – первый шаг на пути формирования новой политической партии. При невозможности создавать предвыборные блоки, преобразование в партию будет неизбежным. А это вряд ли понравится лидерам КПРФ или Удальцову, который также претендует на собственную организацию. Союз может при этом остаться и неким координационным органом. Однако в условиях ужесточения конкуренции на левом фланге удержать союз в дееспособном состоянии будет непросто.

Однако характер российского законодательства о партиях в действительности является вторичным фактором по отношению к правоприменительной практике. Кремль сохраняет за собой возможность регистрировать те партии, которые он сочтет нужными. В этой связи инициаторам создания новых организаций изнутри существующих партий придется внимательно взвешивать все «за» и «против»: их автономизация может быть расценена в партии как раскольническая деятельность, а гарантий создания собственной партии никто не даст при существующих неформальных политических правилах игры. В итоге можно оказаться и без партии и без членства в «СР». В то же время объективно новая левая партия напрашивается: КПРФ останется со своим ядерным электоратом из тех, кто ностальгирует по Советскому Союзу и симпатизирует Сталину. «СР» продолжает оставаться в политическом кризисе. Поэтому в ближайшее время борьба за создание новой социал-демократической партии усилится.

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles

КАРАУЛ! НАТО В РОССИИ

ПОЛИТКОМ

http://www.politcom.ru/13509.html

Российские власти, много лет убеждавшие население страны в антироссийском характере деятельности НАТО, оказались в собственной ловушке. Москве и Брюсселю удалось договориться об открытии перевалочного пункта в Ульяновске, что является безусловным успехом, позитивным опытом, который позволяет преодолевать негативные стереотипы в двусторонних отношениях между Россией и Североатлантическим альянсом. Однако настроенная негативно к НАТО значительная часть населения, с подачи Кремля, восприняла эти новости «в штыки». Критично к этому отнеслась и оппозиция, которая уличила власть в двойных стандартах и непоследовательности слов и действий.

Информация об открытии перевалочного пункта в Ульяновске появилась в феврале в газете «Коммерсант», и тут же стала одной из самых обсуждаемых новостей. Речь шла о транзите военных грузов североатлантического альянса из Афганистана. Маршрут будет пролегать через Ульяновск и позволит военному блоку сэкономить время и деньги. Новый маршрут будет мультимодальным, то есть будет сочетать воздушную и наземную переброску грузов. По новой схеме грузы стран НАТО будут доставляться самолетами, в том числе российскими, из Афганистана в РФ, где будут формироваться железнодорожные составы для отправки в Европу.

По данным газеты, переговоры на эту тему велись полтора года. Возникла она и потому, что Узбекистан, чья территория активно используется для поставок грузов в Афганистан, не пожелал пропускать их обратно, опасаясь завоза на свою территорию наркотиков и оружия. Как пояснил российский дипломат, «пойдут ведь целые эшелоны с военной техникой, проверить которые не так просто».

Однако риск завезти наркотики и оружие – не главные в данной ситуации. Перевалочный пункт в Ульяновке сразу превратился в СМИ в «военную базу НАТО», что сразу спровоцировало критику со всех политических флангов. Патриоты говорят о недопустимости «прогибаться» под «натовских врагов», левые говорят о продажности российской элиты Западу, либералы уличают власти в двойных стандартах – НАТО в публичной политике постоянно критикуется, а вот перевалочный пункт открыли тихо, чтоб никто не заметил.

Сотрудничество России и НАТО по Афганистану – одна из самых позитивных тем в отношениях Москвы и Брюсселя. В условиях, когда существует крайней высокий уровень недоверия между Россией и НАТО, сохранились остатки мышления «холодной войны», причем с обеих сторон, неподвижно лежит груз несдвигаемых с мертвой точки проблем, прежде всего, по проблеме ПРО и расширения НАТО на Восток, обе стороны нуждаются в постепенном наращивании позитивного опыта сотрудничества, пусть и по локальным направлениям. Это происходит не так легко. Достаточно вспомнить, как много споров в альянсе вызвал тот факт, что Франция, член НАТО, продает России вертолетоносцы Mistral. Против этого были США, Великобритания, а также страны Восточной Европы. В России также: с одной стороны, НАТО называют одной из главных угроз, а с другой стороны, имеет место сотрудничества по Афганистану.

Неудивительно, что с активной антинатовской пропагандой российские власти получили и протест «снизу» против открытия «перевалочного пункта» в Ульяновске. На этой неделе, 19 марта, в Ульяновске прошел митинг против создания в ульяновском аэропорту «Восточный» транзитно-перевалочного пункта НАТО. В акции протеста приняли участие около 80 человек, сообщал блог «Деловой журнал». В интернете это была одна из самых обсуждаемых тем.

Официальные лица были вынуждены срочно успокаивать общественное мнение. Представитель МИД Сергей Рябков подчеркнул, что никакая база в Ульяновске формироваться не будет. «Вопрос создания перевалочного пункта в Ульяновске — это не вопрос формирования (военной натовской) базы. Смысл в том, чтобы открыть там логистический центр», — пояснил Рябков, повторив уверения, сделанные ранее рядом российских чиновников в ответ на резко негативную реакцию на сообщение о планах властей РФ российской общественности. Министр обороны РФ Анатолий Сердюков заявлял, что создание перевалочной базы в Ульяновске «в интересах военной безопасности страны» и будущий объект «не является военной базой». Кроме того, этот проект очень выгоден для области. Заинтересованность в открытии «транзитно-перевалочного пункта» подтвердили и местные власти. В частности, губернатор Ульяновской области Сергей Морозов в интервью СМИ заявил, что поддерживает идею создания в Ульяновске перевалочного пункта НАТО, поскольку это новые рабочие места и загрузка транспорта.

Наконец, главный «патриот» российского правительства, бывший спецпредставитель России при НАТО Дмитрий Рогозин заявил: «Надоело читать про «базу США под Ульяновском». Объясняю: речь идет о так называемом мультимодальном транзите нелетальных грузов. В Ульяновске минеральная вода, салфетки, палатки и пр. перегружаются с поезда на самолеты и далее следуют в Афганистан — в адрес контингентов стран западной коалиции. Этот транзит — коммерческий, то есть бюджет РФ получает за него деньги. Не думаю, что транзит через Россию натовской туалетной бумаги является предательством Родины». В то же время 14 марта глава МИД Сергей Лавров заявил, что через перевалочный пункт в Ульяновске могут пройти не только грузы, но и воинский контингент НАТО.

Как написал в своем блоге пользователь zitramon, «Докатились. Нато в России. А нас тут в предвыборное время пугали, что нам хотят вредные американцы сделать капут. Чудны твои дела господни. В удивительное время живем. Нам говорят, что белое-это чёрное и наоборот». В этом, собственно и суть пропагандисткой ловушки, в которую попали сами власти. Невозможно без политических последствий лепить из НАТО образ врага, а потом подписывать с ним взаимовыгодные документы. Выход из ситуации есть – смягчить информационную политику в отношении североатлантического альянса, тем более, что и сам Кремль заинтересован в преодолении рудиментов «холодной войны» и повышении взаимного доверия.

Оставьте комментарий

Filed under Mes Articles